ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

"Лицо" первых лет Советской власти

Ольга ПОГОДА

20 декабря прошлого года статьей "Страна пресытилась современными переживаниями" мы начали цикл публикаций, посвященных истории ставропольской журналистики. Цель публикаций - открыть читателям многоцветье ставропольской прессы, какой она была до начала 30-х годов ХХ века, когда идеологические догмы, давление тоталитарной власти свели к единообразию все - лингвистику, педагогику, журналистику, и лишь последнее десятилетие вернуло нас к многовариантности восприятия жизни.

И в истории "Ставропольской правды" были периоды, когда издание во многом отличалось от той партийной газеты, которую сегодня помнят читатели старшего поколения.

Как известно, свое название "Ставропольская правда" получила не сразу. В 1917 году появилась "Заря свободы", ставшая в марте 1920 года "Красной Звездой". С приходом в апреле того же года редактора Виктора Пикмана газета начала выходить под названием "Власть Советов". Именно газету "Власть Советов" можно смело назвать "лицом" первых лет советской власти на Ставрополье. Это весьма интересная страница в истории ставропольской прессы, о которой знают немногие. Свой облик и содержание издание меняло с такой же стремительностью, с какой сменялись его редакторы. Так, в течение четырех лет, с 1920 по 1924 год, их было семеро.

Несмотря на то, что новая власть стремилась в корне изменить прессу, газета сохранила многие традиции дореволюционных городских изданий. Это названия рубрик, а также то, что, например, при В. Пикмане большинство материалов вообще не были подписаны. Фамилии встречались редко, чаще в конце материала стояли инициалы автора или подписи: "Рабочий", "Крестьянин", "Наблюдатель" и т. д. Сотрудники в течение этих четырех лет практически не менялись. Очень активно работал Т. Беляев, поэт и журналист, печатавшийся под псевдонимом "Тихон Холодный". Он писал почти в каждый номер на политические и просто городские темы передовицы, рассказы, стихи, фельетоны, а кроме работы в газете, ставил в театре свои же пьесы.

Новое рабоче-крестьянское издание не особенно лестно отзывалось о крестьянах, порой их просто высмеивая. Например, в N 92 за 1 июля 1920 года на первой странице в статье "О том, что нужно" сообщается, что в селе Новогригорьевском Святокрестовского уезда, в помещении комячейки висит небольшая икона.

"Крестьяне часто собираются в эту комнату, смутно чувствуя, что им нужно о чем-то переговорить, разрешить какой-то большой важности вопрос.

Собрания их неизменно ограничиваются следующим:

Все торжественно поют перед иконой "Интернационал", потом, глубоко кланяясь, молча и долго крестятся и... расходятся по домам..."

Рабочая тематика занимала куда больший объем, например, в рамках рубрики "Жизнь нашего города". Журналисты не скупились на информацию о проходящих в Ставрополе митингах, праздниках, субботниках и воскресниках, а также визитах иностранных гостей. Довольно много познавательного для себя ставропольцы могли найти в приложениях: молодежных, таких, как "Юный коммунар", "Страничка юного коммунара", и женском - "Страничка женщины-работницы", где, кроме всего прочего, неизменно встречались лозунги и призывы к женщинам и молодежи работать наравне с мужским населением. На последних страницах помещались городские приказы, объявления и реклама.

Политика была представлена очень слабо, чем страдала большая часть газет того времени. Порой одна и та же новость варьировалась из номера в номер, но писали о ней разные авторы.

Во "Власти Советов" периодически появлялась рубрика "Маленький фельетон". Само название, вероятно, было заимствовано из дореволюционной ставропольской прессы, однако объекты сатиры, конечно, изменились: в новых исторических условиях это были "враги народа" - эсеры, меньшевики, буржуазия, а также спекулянты, которых породила "кровавая Нэпа". В фельетонах они именовались не иначе как "паразиты", "зло", "кулачки, глупые самым меньшевистским образом", "лилипуты мысли" и т. п. Как правило, большинство фельетонов заканчивалось призывами искоренять "паразитов", а тон подобных статей был довольно резким и грубым. Часто рядом с такими материалами помещались карикатуры. Периодически появлялась информация о "неблаговидном" поведении церковников. В отношении последних как наставление опубликовано письмо в редакцию (28 номер, за 9 апреля 1920 года) Афанасия Попова, священника Изобильно-Тищенского прихода, решившего снять с себя сан и стать коммунистом:

"Всенародно заявляю, что я, священник Изобильно-Тищенского прихода, Афанасий Попов снимаю с себя сан священника и считаю своим гражданским долгом принять участие в активной работе по созданию новой свободной радостной жизни трудящихся, в основе которой заложены великие принципы первого коммуниста Христа. Афанасий Попов. 1920 года, апреля 7 дня".

Отношение к интеллигенции у издания было недоверчивое, но не агрессивное, с надеждой, что интеллигенты поддержат новую власть. Но так было только при Пикмане, остальные редакторы относились к этой части общества куда менее снисходительно, особенно к эмигрантам, называя их издания "писком белогвардейщины".

Когда на место редактора пришел П. Юровский, во внешнем облике и содержании газеты появились изменения. Исчезли "Странички", и хотя новостных материалов стало куда больше, можно сказать, что газета обесцветилась. По сравнению с передовицами Пикмана, материалы Юровского кажутся скучными, серыми. В 1923 году Т. Беляев, характеризуя всех редакторов газеты, делает вывод, что Юровский был плохим руководителем, кроме того - бывшим эсером, что отнюдь не красило его в глазах сотрудников.

С 12 апреля 1921 года газету редактировал Николай Анапский. Публиковать свои материалы он начал еще до того, как Юровского сняли с должности. При нем издание стало красочным, на его страницах появились иллюстрации - картинки из жизни рабочих, портреты Ленина, Троцкого, Энгельса, Маркса, цитаты из их выступлений. Появилась новая тема: культурная жизнь Ставрополя, которую Анапский освещал куда лучше политики.

Александр Титков, до того активный сотрудник, автор многих передовиц, стал редактором "Власти Советов" 15 июля 1921 года. Видимо, он часто отсутствовал, поскольку отдельные номера подписаны членами редакционной коллегии Дьяковым и Лапшиным, а иногда только Лапшиным. Он старался во всем следовать примеру Пикмана, ему газета обязана появлением детской странички.

Вместе с тем ставропольская интеллигенция у газеты впала в немилость. В номере за 5 августа на первой странице напечатан материал Титкова "Между прочим. Интеллигенция и выборы в Горсовет".

"В среду состоялись выборы депутатов Горсовета у работников просвещения. Необходимо отметить один факт, весьма ярко характеризующий нашу интеллигенцию, насквозь пропитанную аполитичностью, "беспартийностью" и прочими мелкобуржуазными предрассудками". Далее автор красноречиво выражает недовольство тем, что из 2000 человек на выборы пришли 110. "Они сами показали еще раз справедливость наших слов (которых они, между прочим, страшно не любят!) о том, что так называемая интеллигенция, мелкобуржуазная по существу, не может быть активным борцом и строителем новой жизни".

Война, голод, неразбериха в стране повлияли на общественное сознание, и появилась необходимость привлечь на сторону Советской власти как можно больше людей, в том числе и представителей духовенства. При Титкове отношение газеты к религии становится куда более снисходительным, появляются очень любопытные материалы. В номере за 22 июля на первой странице опубликован материал Ф. Морозова "Вот так Бог. (Сказочка)".

Пересказав по-своему некоторые библейские эпизоды (сотворение мира, история Ноя, распятие Христа), автор заканчивает ее весьма оригинально:

"...А люди уже совсем обезумели и за золото морями проливали кровь свою. У родителей стариков отымали детей, у малюток детей отымали родителей. У молодых жен отымали мужей, мужей разлучали с женами.

Разорили города и деревни и губили многолетние труды собственных рук своих.

Но тут пришли на землю коммунисты и сказали "надо уничтожить капитал". И стали творить по слову своему.

И сидит Бог на небе, отдыхает и радуется делу рук человеческих, ибо без него творится воля его.

Не будет на земле неравенства, не будет зависти, и мир и любовь возвратятся на землю вновь. А с ними придет и вековечная мечта человечества - истинный Бог людей - красота".

В конце лета - начале осени 1921 года темой практически всех материалов стал голод. Публиковали рассказы из жизни, стихи, новости по России, призывы помогать голодающим. Номера раздавали бесплатно.

В течение 22-го года газета сообщает о количестве умерших и больных, о кражах и убийствах на почве голода, о случаях людоедства, в том числе убийствах и поедании собственных детей. С особой ненавистью теперь отражают ее страницы "лицо кровожадной Нэпы". В 22-м году уже упоминавшийся Т. Беляев работал особенно активно, ездил в детские дома и приюты, не очень умело, но с жаром писал о Генуэзской конференции и опубликовал огромное количество политических стихотворений. Благодаря ему и другим журналистам, постепенно "Власть Советов" становилась более "художественной" - сотрудники публиковали не только сухие, скучные статьи, но и красочные искренние рассказы из жизни, переводы зарубежных авторов, стихи, многочисленные фельетоны. Да и новости увеличивались в объеме, дополнялись комментариями и несли куда больше информации, чем раньше. Когда "царь Голод" ушел, побежденный "товарищем Урожаем", газетные страницы снова запестрили лозунгами и иллюстрациями из жизни города. "Власть Советов" отразила наступление нового этапа истории...

Источник: "Ставропольская правда", 17 января 2001 года

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх