ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

22 июня - день памяти и скорби в России

До Дворцовой площади - несколько километров

Вениамин ГОСДАНКЕР

Братья Георгий, Николай и Виктор Орловы, 1936 г.Разве можно забыть безоблачное утро и самый длинный день - 22 июня 1941 года? Как первую любовь в жизни человека, так и ошеломившую нас - шестнадцатилетних, бывших детдомовцев, воспитанников Ленинградской артиллерийской спецшколы - первую настоящую войну.

Никто из нас не знал, не мог предположить, что на 79-м дне войны Ленинград окажется отрезанным от страны, что с рокового 8 сентября 1941 года начнется небывалая в истории 900-дневная вражеская блокада великого города на Неве, испытание стойкости, чести, мужества его защитников.

Среди тех солдат, кто на самом переднем крае оборонял от гитлеровцев мой город, мои юношеские мечты, были три брата - Николай, Виктор и Георгий Орловы. Родом из станицы Псебай Краснодарского края, что в местах, где река Лаба бежит навстречу объединяющей всех нас неутомимой Кубань-реке.

Георгий Орлов в 1943-м...Надо же было случиться, чтобы спустя двадцать лет после войны в Ставрополе на трепетной музейной ниве судьба свела нас с Георгием Васильевичем Орловым.

Отставной подполковник и бывший лейтенант - оба участники обороны Ленинграда. Только один - зрелый ветеран Вооруженных сил, ровесник революционного 1917 года, участник невиданных по стойкости и упорству оборонительных боев на «Пулковском меридиане». Другой - почти мальчишка, хвативший блокадного лиха, опасной под обстрелами службы в составе отрядов противовоздушной обороны (МПВО) Петроградского района. Они же - директор Ставропольского краеведческого музея в течение почти десяти лет и его заместитель по научной части. Впрочем, дело не в штатном раскладе, а в том, что жизненный опыт и удивительная человечность Георгия Васильевича Орлова - офицера с высшим военно-политическим образованием, оказались в ладу с младшими его коллегами, активом краеведов, искренне озабоченных престижем музея.

Директор Ставропольского краеведческого музея Георгий Орлов,  60-е годыИ что не менее дорого, он оставил нам в память и назидание десятки безыскусных страниц воспоминаний о боях на знаменитых Пулковских высотах, о голоде и страданиях ленинградцев в период героической обороны города. Воспоминания, совсем не похожие на мемуары маршалов и генералов, маститых историков и литераторов. Обжигающая сердце окопная правда от первого лица, внутренний мир рядового бойца, атаки, схватки, детали фронтового быта, дни и ночи, заходящие друг за друга, смертельная усталость, тоска по дому, ежедневная опасность, рождающая между солдатом и командиром высочайшее взаимодоверие...

«Наша рота заняла исходный рубеж для атаки в противотанковом рву, метрах в двухстах западнее Пулковской обсерватории. Что я мог знать об атаке? Разве только из книжных представлений о гражданской войне: лихие штыковые схватки, блеск и звон сабель, кавалерийский отчаянный порыв. Но время-то наступило другое... Нам предстояло идти в атаку во второй половине дня. Возились с боеприпасами, оружием, а кое-кто, да, пожалуй, все, заканчивали НЗ (неприкосновенный суточный запас)... Все мы испытывали голод и рассуждали просто: лучше я съем, а то в бою еще убьют и останутся сухари неизвестно кому... Здесь проходила линия между жизнью и смертью. Началось... До фрицевской траншеи оставалось еще метров двести. Возможно, меньше. Но в это время они накрыли нас плотным минометным огнем, стреляли также из автоматов и пулеметов... Сразу все смешалось, над залегшей ротой закружилась смерть. Нас осталось шестеро, мы старались зацепиться, удержать этот клочок отвоеванной ленинградской земли».

фото с похоронки на брата Николая ОрловаТам, на пулковском «пятачке», студент третьего курса, участник знаменитого довоенного физкультурного парада в Москве, боец-доброволец тяжкой зимней финской кампании 1939-40 годов, опять же доброволец ленинградского ополчения, Георгий Орлов не посрамил чести семьи и двух своих братьев, сражавшихся на невской земле в нескольких километрах от Дворцовой площади. Николай Орлов, младший лейтенант, командир стрелкового взвода, погиб при прорыве блокады в январе 1943 года. Виктор Орлов в звании капитана командовал зенитной батареей. Его жена и сын угасли в осажденном городе от голода. В возрасте 92 лет он сейчас живет в Невинномысске. А Георгия Васильевича уже нет среди нас, он ушел из жизни в марте этого года.

Тогда, в декабре 1941 года, рядовой боец знаменитой 5-й Ленинградской дивизии Народного ополчения Георгий Орлов был тяжело ранен. Госпиталь в одной из школ близ Московского вокзала, боль, стоны, исступленный труд едва державшихся на ногах врачей, сестер и нянечек, голодная «пайка» хлеба, жидкой, неизвестно из чего каши. Замерзающий город, безмолвные глубокие ночи в часы артиллерийского затишья. Ленинградцы гибли от бомбежек и обстрелов, но больше всего, целыми семьями, от голода.

«19 декабря меня навестила Наташа - жена старшего брата Николая. Ее постигло большое горе, она потеряла хлебную карточку, последнюю надежду выжить. Остаться без 125 граммов хлеба в день было страшнее бомбежки и артобстрела. Наташа, бледная, исхудавшая, заливалась слезами. Новую хлебную карточку можно было получить только с января 1942 года... Как помочь ей дотянуть эти 10-12 дней. У меня была единственная возможность поделиться госпитальным пайком. Но сделать это было непросто, даже рискованно. Меня могли заподозрить в том, что я умышленно не съедаю паек, что хочу затянуть выздоровление, следовательно, отправку на передовую... И мне пришлось втихаря ото всех прятать под подушкой крошечные кусочки хлеба и сахара. Признаюсь, не легко было отрывать их от себя...».

За полвека с лишним судьба оставшихся в живых защитников Ленинграда складывалась по-разному. Кому-то достался счастливый жребий. Кто-то вернулся на пепелище и не смог выдержать испытание временем.

А Георгию Васильевичу Орлову, надежному человеку, подобно многим сверстникам-фронтовикам, судьба подарила заслуженную репутацию офицера-политработника. Выйдя в отставку, на «гражданке» он сохранил в себе заряд обостренного представления о справедливости и человеческом достоинстве, как никто другой вписался в музейный коллектив, где традиционная жертвенность и энергетика, бескорыстное служение людям - важнейшие этические нормы нашей профессии. Как и гордость - теперешняя, за памятное, глубоко символичное, знаковое соседство юбилейных медалей в честь 300-летия Петербурга и медалей «За оборону Ленинграда»...

Фото из фондов Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

Источник: "Ставропольская правда", 21 июня 2003 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх