ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Приказ о смерти отменить

Надежда БАБЕНКО

Петр Стрешенец В 1941-м Петр Стрешенец окончил десятилетку, всем классом встречали первый «взрослый» рассвет. Но война перечеркнула все мечты и планы. Через некоторое время мобилизовали отца, Петр остался главной опорой матери – надо было поднимать младших ребятишек. А через полгода пришла похоронка - 23 июля сорок второго под Севастополем пал смертью храбрых Александр Моисеевич, так и не узнав, что в этот самый день родился младший из девяти его детей – сын Александр.

В сорок втором надел солдатскую шинель и Петр. Винницкое пехотное училище, боевое крещение под Сталинградом. Потом освобождение Кавказа, участие в прорыве знаменитой «Голубой линии», неприступностью которой так бравировали фашисты. Бои были предельно жестокими, изматывающими. Помнит ветеран станицу Крымскую Краснодарского края, день 26 мая 1943-го, когда от их роты к вечеру осталось 11 человек из 136. Его в том бою ранило, благо друг и земляк, Василий Сучков, рядом оказался, перевязал рану, дотащил до медсанбата, да только вот сам на другой день погиб…

А госпиталь оказался другого полка, и ротный, не найдя после боя Петра, счел его погибшим. В село Апанасенковское полетела похоронка. Два дня стоял жуткий плач в доме солдата, а на третий пришло письмо от него самого: мол, не волнуйтесь, ошибка вышла, живой я.

После госпиталя попал Петр в авиацию. На пересыльном пункте «купцы» отбирали парней со средним образованием, потом что-то привязывали к руке повыше локтя, и сообщали: «Сто двадцать на восемьдесят». Что сие означало, никто из обследуемых не знал, но верно, что-то хорошее, потому что солдат с другими числами тут же вычеркивали из списка. Потом всем, у кого «120 на 80», выдали сухпай и – шагом марш в станицу Кавказскую.

Через несколько часов прибыли на место. Оказалось, их задача – на руинах старых конюшен построить авиационную школу. Петру довелось работать в бригаде бетонщиков, и эти навыки потом очень пригодились ему в жизни. Спустя три недели классы были готовы, около здания даже разбили газоны. Построили – отучились, и через несколько месяцев курсантов разобрали по военным авиационным училищам.

П. Стрешенец попал в Чернигов, где обучался по специальности «летчик-истребитель». Но поучаствовать в боевых вылетах не довелось – пришла долгожданная Победа. Наверняка он сделал бы хорошую военную карьеру: и теоретическая подготовка, и практические навыки давали на то надежду, но дома, в маленьком ставропольском селе, изнемогала от непосильной работы рано состарившаяся мать, скиталась по детским домам половина его братьев и сестер. Инвалидом пришел с войны брат. Перечеркнул парень свою высокую мечту и вернулся на родину.

Работу ему предложили в местной школе, и он, честно говоря, даже испугался: как, каким образом он будет обучать ребятишек, ведь опыта никакого. Однако учителей не хватало, и судьба вчерашнего летчика была решена. Первоклашки и не подозревали, что их бравый преподаватель Петр Александрович днем учил их выводить палочки, а вечерами ходил с блокнотом в соседнее село к своему боевому товарищу, директору Воздвиженской школы Ивану Косикову на консультации. То были первые его педагогические университеты. В школе же встретил и судьбу свою – молоденькую учительницу Татьяну. Год за ней ухаживал, предложение сделал, а она от неожиданности даже растерялась:

- Я думала, тебе Лена нравится.

В те времена как-то не принято было уединяться, а Таня без подружек ни в кино, ни на танцы. Кавалер, естественно, за ними. Вот и получился такой конфуз. Петр Александрович и Татьяна Григорьевна уже 56 лет вместе. Свадьба у них была очень скромной. Запомнились пожелания: «Дарю мыло, чтоб друг другу были милые», «А вот вам гроши медные, чтоб не были бедные». Молодые сразу же двух сестричек из детдома забрали, потом всем помогли получить образование, да и сами учились заочно. Своих детей трое народилось, теперь уже есть правнуки.

Некогда ошибочно похороненный солдат прожил трудную, но светлую жизнь. Более полувека педагогического стажа, двадцать лет руководил лучшей школой в Дивном, отличник народного просвещения. К семнадцати воинским знакам доблести добавились и трудовые. Много лет Петр Александрович возглавлял районный совет ветеранов и районное отделение Всероссийского общества инвалидов. А в 90-х, когда сам оформлялся на «группу», долго пришлось разыскивать по архивам справку о своем ранении. Когда получил, наконец, искомый документ, дрогнуло сердце от прочитанных строк: «Во изменение приказа от 29 мая 1943 г. стрелка 6-й роты Стрешенец Петра Александровича считать не убитым, а раненым».

…Живут супруги, как и желали им на свадьбе, в большой друг о дружке заботе и уважении, и вправду - оказались они милы друг другу до старости. Бедности-голода не знали, правда, и богатства никакого не нажили: машины сроду не было, дом казенный, из старого фонда, так что случайно обретенные на войне строительные навыки Петр Александрович эксплуатирует всю жизнь. С улыбкой вспоминает ветеран те времена, когда не знал ни он, ни товарищи, что такое 120 на 80. Теперь давление чуть не вдвое больше, и пугает оно гораздо сильнее, чем вражеские бомбардировки из его военной молодости.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 7 мая 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх