ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Породненные войной

Андрей ПОПУТЬКО

Мария и Андрей Перекрестовы. 1969 г.

Кубань всегда была хлеборобским краем. Поэтому самой престижной считалась профессия агронома. И как не уговаривал отец своего сына Андрея Перекрёстова идти по его стопам быть железнодорожником, он твёрдо держался своей давней мечты стать агрономом.

Успешно закончив Тихорецкое реальное училище, он со своим другом Сергеем подался в Петроград, поступать в сельскохозяйственный институт. Андрей на пятёрки сдал все вступительные экзамены и мог уже с победой возвращаться домой. А вот его друг Серёжа споткнулся на последнем экзамене -–математике. Он её плохо знал и был уверен, что получит не больше двойки. Друзья начали обсуждать: что делать? И вот Сергей неожиданно выдвинул бредовую идею:

- Андрюша! Возьми мой экзаменационный лист и сдай за меня этот последний экзамен по математике.

Не устоял Андрей перед натиском друга. Пошёл сдавать математику за Сергея. Когда на все вопросы билета он ответил и осталось только получить вполне приличную оценку, профессор вдруг сказал:

- Я уже раз видел эти оригинальные ботинки. Да и голос мне ваш уже знаком.

И разоблачил подлог. Произошёл скандал, как и предвидел Андрей. Их обоих лишили права поступления в институт, и они с позором возвратились домой. Этот урок пошёл Андрею впрок. Он всю последующую жизнь строго придерживался житейских, нравственных правил, соблюдал честность и справедливость. Насколько эта авантюра подействовала на Андрея, что он отказался от своей первичной мечты стать агрономом и в 1929 году поступил в Ростовский медицинский институт. С головой окунулся в сложную медицинскую науку. Учился отлично, с удовольствием. Студенчество – золотая пора, когда рядом с наукой соседствует и первая любовь. Не обошла она стороной и Андрея. Он влюбился в однокурсницу - красавицу Зину Кауфман. Её отец М. Кауфман учился в Германии, а когда стал профессором переехал в Кисловодск.

Андрей и Зина были достойны друг друга: оба красивые, обаятельные, весёлые, жизнерадостные. Они как-то выделялись своими трогательными, завидными отношениями. Их всегда можно было видеть вдвоём – на занятиях и в библиотеке, на стадионе и в кинотеатре, в общежитии и на пляже. Часто Андрей дарил Зине её любимые цветы. Во время каникул она пригласила его в Кисловодск, познакомила со своими родителями, которым Андрей очень понравился, и они были рады, что у их единственной доченьки такой замечательный друг.

За год до окончания института они поженились, а в 1932 году с престижными дипломами врачей приехали в Кисловодск. Оба подыскали себе работу по только что полученной специальности.

Ещё крепче стала молодая семья, когда у них родился сын Витя, которого обожали и отец с матерью, а также дедушка с бабушкой, получившие долгожданного внука.

Андрей Перекрёстов работал врачом в военном санатории. Там были опытные коллеги, щедрая помощь которых в освоении азов новой профессии так радовала его. Однако радость была преждевременной. Его однажды пригласили в незаметное, но сверхавторитетное учреждение и откровенно сказали, что в военном санатории ему работать нельзя, так как у него тёща немка.

И стал он преподавателем в фельдшерской школе. Удалось побывать на курсах по микробиологии в Москве, где посчастливилось встретиться с крупными учёными медицинской науки. По возвращении начал работать врачом рентгенологом на общекурортной рентгенстанции. Быстро освоил он эту отрасль медицины, был доволен, успокоился.

Но все надежды прервала война. Уже 23 июня 1941 года Андрея Андреевича провожали на фронт. Очень тяжело и больно было расставаться с любимой женой и сыночком Витей, которому исполнилось шесть лет. Мальчик, видимо, уже понимал, что такое война и что с неё папа может и не вернуться. Поэтому он так цепко держал его, горько плакал.

Майор медицинской службы Андрей Андреевич Перекрёстов вначале был рентгенологом в госпитале, а затем - начальником военно-полевого госпиталя № 2416 Юго-Западного фронта.

Немало было случаев, когда во время операции получали ранение и хирурги и медсёстры. Однажды угодил снаряд в здание. Посыпались стёкла из окон и щепки с потолка прямо на операционный стол, на котором лежал раненый солдат. Хирург получил ранение. Не растерялась операционная сестра Мария Безрук, прикрыла собой беспомощного солдата, хотя сама получила травму позвоночника.

Очень тосковал и тревожился майор за судьбу своей семьи, находившейся в оккупированном Кисловодске. Уже более полгода он не получал писем от жены Зины, не знал ничего о своём сынишке, которому уже полагалось готовиться к школе. Часто их видел во сне – здоровыми красивыми, счастливыми. Когда стало известно об освобождении городов Кавминвод, Андрей Андреевич написал несколько писем домой, ответа не было. И вот в руки сотрудников госпиталя попала газета «Известия», в которой была опубликована статья Бориса Полевого «Кисловодская трагедия», написанная по материалам Чрезвычайной государственной комиссии во главе с писателем Алексеем Толстым, расследовавшей злодеяния фашистов в Кисловодске. В статье было подробно рассказано о расстреле сотен кисловодчан у Кольцо-горы. Среди казнённых – вся семья Перекрёстова: жена Зинаида, сын Виктор, отец жены профессор М. Кауфман и мать Зины Маргарита Робертовна. Это жуткое известие было для майора оглушительным. Андрею Андреевичу разрешили выехать в Кисловодск, где он узнал страшные подробности казни, о невероятных мучениях, которых претерпела его несчастная семья. Андрей Андреевич успел установить памятник на могиле родных и возвратился на фронт.

Сотрудники госпиталя с трудом узнали своего начальника, изнурённого страшной бедой. Он осунулся, постарел, появилась седина, стал мрачным, замкнутым. Сотрудники стремились как можно реже беспокоить его, понимая тяжелейшее психическое состояние майора.

Однажды хирург, чтобы не идти самому к начальнику, послал медсестру Марию Безрук передать оперативные документы. И когда Мария вошла в его комнату, то оцепенела от ужаса: перед ней сидел майор смертельно бледный, с широко распахнутым воротником гимнастёрки, а в дрожащей руке держал… пистолет. Мария мгновенно всё поняла, стремительно бросилась к нему и решительно выбила из рук оружие.

- Что вы задумали, товарищ майор? – заливаясь слезами закричала Мария, - это безумие…

Далее произошла длинная немая пауза. Как каменная статуя, недвижимая стояла медсестра, а мертвецки бледный майор молча сидел и безумными глазами смотрел на свою спасительницу. Через некоторое время он отошёл от нервного стресса и более-менее спокойно произнёс:

- Спасибо, Мария. Но прошу вас никому об этом не рассказывать.

Когда война подошла к своему завершению и госпиталь был уже в Чехословакии, в коллективе все чаще можно было слышать разговоры о том, что они будут делать в гражданке, где жить и работать, какую собираются создавать семью.

Об этом задумался и Андрей Андреевич.

Однажды он зашёл в хирургический кабинет и там встретил медсестру Марию Безрук. Одарил её ласковым взглядом и совершенно ошарашил девушку вопросом:

- Маруся! Ты выйдешь за меня замуж?

Целые сутки прошли у Марии в сильном волнении, раздумье и слезах. Она давно тайно любила этого человека, стройного, красивого, обаятельного, интеллигентного, но считала в душе его чужим «дядей». Никогда она представить себе не могла, что может стать его женой. И вдруг такой неожиданный вопрос, на который она должна дать ответ.

Через несколько дней Андрей Андреевич и Мария Емельяновна стали мужем и женой. Их породнила война и то страшное горе, которое пережили оба. Ведь у Марии все пять братьев погибли на фронте.

После демобилизации супружеская пара Перекрёстовых летом 1946 года приехала в Кисловодск. Появились новые гражданские заботы. Андрея Андреевича определили на работу главным врачом небольшого санатория «Известия», а затем он был рентгенологом санатория «Центросоюз», где вскоре стал главным врачом. За несколько лет ему удалось сделать этот санаторий образцовым.

Мария устроилась на работу по своей врачебной специальности. Но вскоре пришлось на некоторое время прервать её: Перекрёстовы ожидали ребёнка. Оба очень желали иметь сына, чтобы увековечить имя Виктора, ставшего жертвой фашистов. Но родилась девочка, которой без всяких дискуссий дали имя Зина, в память Зинаиды Михайловны.

Перекрёстов был избран председателем Кисловодского горисполкома и ему удалось многое сделать для дальнейшего развития курорта. Возводились новые корпуса прекрасных здравниц. Создавался генеральный план застройки города-курорта, в связи с чем возникало множество сложных, трудно разрешимых проблем.

В 1951 году А. Перекрёстова назначили заведующим крайздравотделом, где он встретился с еще большими трудностями. Непростые социальные проблемы довелось ему решать и на посту заместителя председателя Ставропольского крайисполкома. Позже он почти два года возглавлял исполнительную власть в краевом центре. Мария Емельяновна Перекрёстова закончила Ставропольский мединститут. Осуществилась её заветная мечта, да и выполнено обещание её мужа – сделать из фронтовой медсестры врача.

В 1960 году А. Перекрёстов возглавил Управление санаториев на Кавминводах 4-го Главного управления Совета Министров СССР. За 14 лет были построены: первоклассный санаторий «Москва» в Ессентуках, новые корпуса санатория «Дубовая роща» в Железноводске и санатория «Красные камни» в Кисловодске, комфортабельная здравница имени Кирова в Пятигорске, пансионаты в Архызе и Домбае.

Трудовую деятельность он закончил в 80 лет и вышел на заслуженный отдых. Этим отдыхом он смог попользоваться всего два года – скончался в феврале 1981 года.

Мария Емельяновна успешно работала врачом, заведующим отделением, исполняла обязанности начмеда санатория «Красные камни», а уже в пенсионном возрасте – в санаториях «Москва» и имени Димитрова.

Совсем недавно мне стало известно, что она прикована к постели. Я посетил в Кисловодске её семью. Меня любезно встретила её дочь Зинаида Андреевна, такая же сердечная и добродушная как и мать. Она приехала из Москвы, где она живёт, чтобы ухаживать за больной матерью.

Наш долгий разговор прервал телефонный звонок. Звонил из Парижа её сын (внук Марии Емельяновны) Андрюша, он там работает в университете имени Леонардо да Винчи. На лице Марии Емельяновны появилась светлая улыбка: сын сообщил, что привет ей передает правнучек Антоша, которому пошёл уже третий годик.

Продолжается род Перекрёстовых. Жизнь продолжается…

Источник: "Ставропольская правда", 12 марта 2003 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх