ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Партизан по прозвищу Армянчик

Владимир ЖИДКОВ

Pубен Гаспарян открыл дверь, вошел в блиндаж. За столом, сколоченным из досок, сидел командир партизанского соединения Сидор Артемович Ковпак.

Pубен Гаспарян - Сержант Гаспарян по вашему приказанию прибыл! – доложил вошедший.

- Добре, добре, - устало улыбнулся командир и поправил на плечах полушубок. Несмотря на летнюю жару, в блиндаже чувствовалась сырость. Ковпаку не- здоровилось.

- Садись сюда, - указал он и подвинул керосиновую лампу. – Каждый день к нам идут новые люди. Отряды растут как грибы. А с оружием и боеприпасами очень плохо. Без этого добра, сам понимаешь, невозможно бить фашистов.

Рубен согласно кивнул:

- Есть сведения, что в село Красное, это вот здесь, - карандаш остановился на карте, – прибывает немецкий резервный полк. Пока основные силы не подошли, немцы устраивают склады в домах, сараях, но большую часть оружия хранят в палатках, неподалеку от села. И этой оплошностью нам надо воспользоваться. Во-первых, нужно хорошенько разведать, где и что они прячут. А потом добыть оружие и доставить его в отряд. Думаю, что лучше тебя, Рубен, с этой задачей никто не справится. Возьми своих хлопцев, с десяток телег. На месте действуйте по обстановке. Зря головы под пули не подставляйте. А то вы, молодые, горячие, особенно кавказцы. Я вас знаю. – Ковпак погладил бородку, на прощание пожал Гаспаряну руку…

Село Красное на Брянщине было небольшим, но слишком разбросанным по холмам. Двое суток разведчики изучали местность, подъездные дороги, охрану объектов. В результате выяснилось, что главные склады были сосредоточены на опушке леса. Их охранял взвод немецких автоматчиков.

Июльская ночь выдалась темной. В воздухе тянуло сыростью. Чувствовалось приближение грозы. С одной стороны командира разведгруппы такая погода радовала, а с другой – беспокоила. Ведь в случае дождя по топким дорогам будет нелегко добраться до базы. А туда не менее 50 километров.

Когда наступила полночь, Гаспарян со своим отрядом приблизился к окраине села. В кромешной темени едва просматривались силуэты шести палаток. Зажав в зубах финки, подползли по высокой траве к намеченным объектам. Притаились. И тут Гаспарян услышал тяжелые шаги часового. Он шел медленно, прислушиваясь к окружающей местности. Разведчик, затаив дыхание, сжал в руке финку, приготовился к броску. Немец, не подозревавший об опасности, беспечно промурлыкал веселенький австрийский фокстрот, а затем повернулся. Воспользовавшись моментом, Гаспарян вскочил на ноги и прежде чем немец успел среагировать, резким ударом вонзил финку в грудь. Часовой беззвучно рухнул на землю. В считанные секунды Гаспарян снял с убитого автомат и сумку с патронами. Притаился. Ночь хранила молчание. Мирно спало село. Лишь где-то на его окраине лаяла собака. Прошло несколько минут в тягостном ожидании. И тут до его слуха донеслось уханье филина. Этот сигнал означал, что и в других местах часовых сняли удачно. Командир облегченно вздохнул.

Покончив с охраной, Гаспарян карманным фонариком подал условный сигнал возчикам. И тотчас к палаткам подъехали подводы. Партизаны спешно погрузили на них ящики с автоматами, патронами, взрывчаткой и исчезли в дремучем лесу. Когда они отъехали километров на тридцать, ночное небо озарилось огненными всполохами. Начался дождь…

Позже разведчика перевели в партизанский отряд имени Чапаева (командир В. Кошелев), входивший в Сумское партизанское соединение, которое возглавлял С. Ковпак. На счету этого прославленного отряда немало дерзких операций. Особой смелостью и умением воевать в отряде выделялся Рубен Гаспарян, прозванный в шутку Гришкой Армянчиком. О нем складывались целые легенды в партизанском крае. Не зря же фашисты за его голову объявили награду в 50 тысяч марок…

Стоял август 1942 года. Перед разведгруппой, которой командовал Гаспарян, была поставлена весьма сложная задача - взорвать мост через реку. Тот железнодорожный мост круглосуточно находился под наблюдением взвода немецкой охраны. В лобовую его не взять. И тогда Гаспарян пошел на хитрость. Достав два водолазных костюма, он вместе с другом Александром Мартыненко в ночное время подобрался под водой к опорам. А затем с помощью «кошек» смельчаки взобрались к несущим перекрытиям и подложили под них несколько килограммов взрывчатки. От устройства протянули провода. Проделав операцию, благополучно вернулись на берег. Укрылись в близлежащем лесу. И тогда группа подрывников довела дело до конца. Нажатие кнопки - от адского взрыва застонала земля, в воздух полетели покореженные рельсы, бетон. Мост в двух местах развалился на части и рухнул в воду. За эту операцию Рубен Гаспарян был награжден орденом Красной Звезды.

После Белоруссии Р. Гаспарян участвовал в освобождении Западной Украины, теперь уже в действующей армии в составе 738-го стрелкового полка. Здесь старшину назначили командиром взвода полковой разведки. За короткое время его взвод совершил не один рейд в тыл врага. На его счету было уже 15 офицерских «языков». При освобождении села Яблонов, что на Западной Украине, в начале 1944 года разведчик доставил в штаб полка еще двух пленных немецких офицеров. Во время выполнения этого задания Рубен Гаспарян был тяжело ранен. Началась гангрена, врачам пришлось ампутировать ногу.

После долгих месяцев лечения Р. Гаспаряна демобилизовали. Побывал он на родине в Армении, а затем судьба привела его в Ставропольский край. Сначала трудился в горторге Невинномысска, а затем более 30 лет кавалер четырех орденов и 20 медалей работал начальником общепита и директором ресторана в Нефтекумске.

Источник: "Ставропольская правда", 17 января 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх