ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Бой в сопках

Сегодня - день окончания Второй мировой войны

Иван ТЮФТЯКОВ, Ветеран Великой Отечественной войны.

Япония капитулирует... Полк, в котором я служил, получил боевое задание - занять населенный пункт Медяный, располагавшийся в маньчжурских сопках. Командир приказал выделить отряд из 78 бойцов и командиров. Получив приказ, отряд двинулся в путь. После тяжелого марша в сопках мы достигли села Романовка.

В Маньчжурии было несколько сел русских поселенцев, которые жили там еще с дореволюционных времен. Их особо не беспокоили ни китайцы, ни японцы. В этих селах сохранились русские обычаи, в том числе и гостеприимство. Нас тепло приняли, пригласили в дома поужинать.

Не успели бойцы сесть за столы, как у околицы раздались автоматные очереди: боевое охранение, выставленное командиром отряда, встретилось с японской разведкой. Нашим солдатам удалось взять в плен одного японского разведчика. Во время допроса выяснилось, что в сопках прячется целое японское соединение, насчитывающее две с половиной тысячи штыков. Командир отряда, который до этого воевал на западном фронте, не поверил японцу и не прислушался к мнению своего заместителя и политрука – опытных дальневосточников - и повел отряд дальше на Медяный.

Романовка находилась на вершине сопки, оттуда дорога спускалась вниз в долину, поднималась на следующую сопку и вновь спускалась в долину. Начальник разведки предложил командиру отряда, чтобы его вместе с двумя-тремя бойцами послали вперед. Если они и погибнут, то не пострадает весь отряд. Но командир приказал продолжать движение. Наши солдаты спустились в долину, поднялись на сопку: никаких признаков японцев не было. Начальник разведки повторил свое предложение, командир отряда вновь ее отверг. Отряд спустился в долину, и тут ему в спину ударили станковые пулеметы.

Пулеметные очереди сразу скосили чуть ли не половину отряда, потом в бой вступили японская кавалерия и пехота. В начале обстрела я не был ранен, меня сбила с ног убитая лошадь. Я упал и от удара о камень потерял сознание. Когда пришел в себя, вокруг были японцы, добивавшие раненых наших солдат. В самые страшные минуты жизни почему-то обращаешь внимание на незначительные мелочи. Я заметил, что у меня из кармана выпали часы, подаренные мне сослуживцем, и подумал: зачем их поднимать, через несколько минут я буду мертв.

Несмотря на мелькнувшую мысль о смерти, я крепко сжимал свой ППШ. Незаметно осмотревшись, увидел, что в нескольких метрах от того места, где я лежал, находятся заросли осоки в рост человека. Там змеилась дорожка, как будто по ней кто-то прополз. От осоки меня отделяла группа японцев из четырех-пяти человек. Они громко разговаривали, смеялись. Я вскочил, выпустил весь диск автомата во вражеских солдат и бросился к осоке. Вслед раздались нестройные выстрелы, но я успел нырнуть в заросли.

Вскоре я догнал двух наших бойцов. Втроем мы пробирались к своим. На Дальнем Востоке ночь опускается внезапно. Хоть японцы и пытались ночью преследовать нас, нам удалось уйти от погони и вернуться в расположение своего полка. Из всего отряда в живых осталось всего семь человек, которые продолжали воевать и отомстили врагам за гибель боевых товарищей.

Источник: "Ставропольская правда", 2 сентября 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики • Вверх