ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Высокогорный фронт.
Записки чекиста Воронина

Валентина ЛЕЗВИНА
При содействии пресс-службы УФСБ по Ставропольскому краю.

Об авторе. Лаврентий Ефимович Воронин - полковник в отставке. В органах государственной безопасности служил с 1937-го по 1960 год. Перед своей смертью он закончил писать мемуары об истории органов КГБ на Ставрополье. Страницы, посвященные Великой Отечественной, мы предлагаем вниманию читателей «СП».

Для сотрудников госбезопасности края открытая борьба с фашистами, сменившая тайную войну с врагами Советского государства, которой постоянно занимаются чекисты, началась в августе 1942 года в связи с приближением немецких войск к Ставрополью. Тогда гитлеровское командование все еще связывало свои стратегические планы с оккупацией Сталинграда, Кавказа и Закавказья. Вслед за захватом Ростова немцы заняли наш край. Перед вступлением в Ставрополь (в то время Ворошиловск) немцы ожесточенно бомбили его. Чекисты покинули Ставрополь последними, когда на его окраинах уже появились немецкие войска. Случилось это третьего августа.

Некоторая часть сотрудников краевого управления госбезопасности и его органов на периферии была включена в составы партизанских отрядов «Мститель», «За Родину» и других, действовавших в восточной части края и на территории Карачаево-Черкесской автономной области. Кроме непосредственной вооруженной борьбы с немцами, чекисты занимались контрразведывательной работой, обеспечением безопасности отрядов.

К этому времени в горах Кавказа в связи с наступлением немецких войск создалось тревожное положение. Начав операцию по захвату Кавказа, гитлеровское командование поставило задачу овладеть горными перевалами Бечо, Донгуз-Орун, Хотю-Тау, Чипер-Азау и другими для того, чтобы через них провести войска в Закавказье и овладеть тылом Советской армии. Эти планы связывались и с надеждой на превращение этих регионов в сателлитов фашистской Германии, с захватом бакинской нефти и созданием объединенного фронта против Советского Союза.

В августе сорок второго несколько дивизий 49-го горно-стрелкового корпуса под командованием генерала Конрала вышли на подступы к перевалам Главного Кавказского хребта. А отдельный батальон 99-го егерского полка горно-стрелковой дивизии «Эдельвейс» занял позиции на склонах горы Эльбрус в районе «Приюта одиннадцати», расположенного на высоте 4200 метров, водрузил над Эльбрусом фашистский флаг и вымпел дивизии. Вот с такими «эдельвейсами» и пришлось сражаться 3-му горно-стрелковому отряду.

Формировали его в Орджоникидзе. В состав отряда вошли главным образом оперативные работники УКГБ по Ставропольскому краю и некоторая часть сотрудников органов внутренних дел. Отряд из 180-ти человек вошел в состав особой группы войск НКВД 37-ой Армии. Командиром отряда был назначен лейтенант госбезопасности Павел Кириллович Кортунов, а комиссаром – младший лейтенант госбезопасности Виктор Васильевич Малютин. Оба они были из нашего, Ставропольского краевого управления госбезопасности.

Мы понимали, что отряду предстоит воевать с немцами в очень трудных условиях: на вершинах занятых ими гор, где нет укрытий, кроме обледеневших скал, где часты метели и морозы, где недостаточно кислорода.

После формирования отряд прибыл к Чегемскому перевалу, преодолев который он должен был пройти более пятидесяти километров к Баксанскому ущелью к месту назначения – подножию горы Эльбрус. Но не так просто было преодолеть этот, казалось бы, низкий, всего в две тысячи метров, Чегемский перевал. Он стал первым испытанием для нас. Перед подъемом пошел дождь, он сопровождал нас все время, пока длилось восхождение. Одежда намокла. Рюкзаки с боеприпасами и гранатами тянули вниз, люди срывались, но упорно преодолевали почти отвесно поднимающиеся склоны перевала. Подъем затянулся на сутки.

К этому времени немцы заняли все тропы к Баксанскому ущелью и «Приюту одиннадцати» на Эльбрус. По радио они объявили на весь мир, что вершина Европы, символ Кавказа гора Эльбрус в их руках и что завоевание Кавказа и Закавказья – дело нескольких дней. Перед воинскими частями Красной армии, уже находившимися в Баксанском ущелье и вновь переброшенными туда, была поставлена задача: локализовать действия частей немецкой дивизии и закрыть для них пути проникновения на перевалы Главного Кавказского хребта, измотать и выбить из районов Приэльбрусья.

На долю 3-го горно-стрелкового отряда приходился самый ответственный участок этого, поистине самого высокогорного фронта Великой Отечественной войны. Потеря Эльбруса для немцев означала не только утрату важной стратегической позиции в горах Кавказа, но и своего престижа в глазах союзников.

Нашей целью было взятие «Приюта одиннадцати». Бои были страшными. Все бойцы дивизиона сражались смело и самоотверженно. В одном из боев образец мужества показал чекист Иван Федорович Колотилин. В его наградном списке записано: «…Колотилин в бою 27 сентября показал себя храбрым и бесстрашным воином. В условиях шквального огня и атаки немцев на блиндажи нашей обороны он прочно удерживал свой рубеж, уничтожая гранатами и огнем наступающих автоматчиков. В разгар боя пробравшийся к блиндажу немецкий офицер крикнул: «Русс, сдавайся!». В ответ на это со словами «Большевики не сдаются!» т. Колотилин в упор выстрелил в офицера и несколькими гранатами забросал наступающую группу солдат».

Не выдержав напора со стороны дивизиона, фашисты отошли назад. Этот бой стал для них большим поражением – на поле боя осталось не менее ста их трупов. У нас был убит один человек и несколько ранено. Восемь чекистов за храбрость и отвагу получили награды.

После этого боя фашисты уже не пытались вернуться к перевалам Кавказа. Спесь с них была сбита. Они потеряли уверенность в том, что им удастся отсюда вернуться живыми. В одном из писем, обнаруженном у убитого немецкого офицера, ранее бывавшего в горах Кавказа в качестве альпиниста, говорилось: «Кавказ и Эльбрус теперь не такие приветливые, какими были в 1936 году. Не знаю, увижу ли я тебя, нам здесь очень трудно. Сейчас перед нами стоят русские смертники из ГПУ. Они не сдаются и находятся сейчас на нашем пути в долину реки Баксан». 3-й горно-стрелковый отряд свою задачу выполнил. Единственным выходом из Баксанского ущелья для перехода через Главный Кавказский хребет в Сванетию оставался перевал Донгуз-Орун. Отряд перешел и занял этот перевал.

Разгром немцев под Сталинградом, наступление частей Красной Армии на Кавказе вынудили фашистов к поспешному бегству. 22 января 1943 года на плечах отступающего противника чекисты вошли в зияющий ранами и охваченный войной родной город Ворошиловск и приступили к выполнению своих обязанностей…

Источник: "Ставропольская правда", 12 августа 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх