ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Хлеб Победы

Владимир БУРДЮГОВ

Самая значительная дата этого года – 60-летие Великой Победы. 60 лет назад страна ликовала от этой долгожданной вести. А от сельского хозяйства, еще не восстановленного после нашествия фашистов, страна так же, как всегда, ждала хлеб, молоко, мясо… События 60-летней давности – уже история. Считаю нужным воскресить ее с помощью материалов «Ставропольской правды» незабываемого 1945 года… Тот, кто жил в те годы, вспомнит былое, а для молодых, мне кажется, будет интересно узнать, в каких условиях добывали хлеб Победы их деды и прадеды.

Уборка зерновых началась всего через два месяца после окончания войны. Мужчины еще были в армии. Сельхозпроизводство тогда держалось на плечах женщин, стариков и подростков. Мальчишка в 14 лет уже считался годным для того, чтобы быть прицепщиком, работать на току, управлять парой лошадей, запряженных в подводу. В 15 лет уже сидел за рычагами трактора Иван Нагорный, будущий знатный свекловод колхоза имени Чапаева, Герой Социалистического Труда. Тогда, в 1945-м, он уже растил хлеб. В газетном очерке Н. Кудри «За Кубанью-рекой» два героя: 70-летний Василий Яковлевич Дзюба и 14-летний Федя Крюков. Федя – ездовой. Весной подвозил зерно к сеялкам, доставлял колхозников на прополку. Он отремонтировал бестарку и теперь ему выпала честь везти на элеватор первые партии хлеба нового урожая.

У каждого времени свои трудности. Проблемы уборки в 1945 году кажутся, с позиций сегодняшнего дня, трудно преодолимыми. Но радость от того, что война закончилась, что мы победили, придавала дополнительные силы всем людям без исключения. В тогдашних машинно-тракторных станциях были считанные комбайны, поэтому прибегали к любым средствам для косовицы и обмолота зерновых: лобогрейкам, косам и даже серпам. Хлеб молотили не только комбайнами, но и на стационарных молотилках.

По газетным заголовкам, по содержанию передовиц и небольших сообщений с мест вполне можно было судить об атмосфере на уборке. Первого июля в верхнюю часть первой полосы газеты была вынесена цитата: «Убрал вовремя – выиграл, опоздал в уборке – проиграл» (Сталин). Что скажешь против этой истины? А немного ниже - призыв, характерный для первого послевоенного года: «Мобилизуем же все наши силы, все резервы – технику, живое тягло, все людские силы – на то, чтобы в сжатые сроки и без потерь убрать урожай, урожай Победы».

Помимо призывов, публиковались материалы о недостатках хода уборки, критиковалась плохая организация производства. Предметом особого внимания партийных и производственных организаций были темпы сдачи хлеба государству, вывоз его на элеваторы. Из номера в номер на первой полосе газеты публиковались заметки о тех, кто первым вывез хлеб государству. А положение, когда зерно задерживалось на токах, считалось чрезвычайным.

Если учесть, что почти все автомашины были еще в армии, то для уборки мобилизовалось все тягло, в том числе и коровы. Причем использовали этих кормилиц не только с колхозных ферм, но и с личных подворий. Предлагалось использовать в первую очередь малопродуктивных животных. Газета много рассказывала о рациональных приемах перевозок. «Загрузив рано утром зерном бестарки, женщины выпрягают коров и пасут их до вечера. Вечером приезжают в село, доят коров, задают им корм, а на рассвете трогаются в путь. Ссыпав на элеватор зерно, они к завтраку возвращаются обратно».

Возвращались в колхозы фронтовики и сразу включались в работу. В газете регулярно печатались списки лучших комбайнеров. Весь край в один из дней узнал о трудовом успехе комбайнера Георгия Лубенцова из станицы Новоалександровской, который за день убрал 70 гектаров пшеницы. Потом писали о других механизаторах, также намного перевыполнявших норму.

Уборка шла и днем, и ночью. На короткий сон у механизаторов оставалось три-четыре часа. Большинство комбайнеров освоили выгрузку зерна, не останавливая движения агрегата. Надо напомнить, прежде всего молодым читателям газеты, что комбайны той поры были прицепными и агрегатировались гусеничными тракторами.

В Либкнехтовском (ныне Кочубеевском) районе первыми предложили создавать походные мастерские, тем самым сократив время на ремонт комбайнов и тракторов. Тех, кто освоил такую организацию труда, газета поднимала на щит, публиковала материалы об их работе.

Рождались и передовые приемы применения техники. Например, механизаторы Петровской МТС решили рационально использовать излишек мощности трактора, который «тянул» комбайн, и прицепили к комбайну лущильник. За один проход агрегата убирался хлеб и проводилось лущение стерни. Тем самым создавались лучшие условия для последующей вспашки.

И по-прежнему в большинстве материалов сообщалось о сдаче хлеба. Первая заповедь колхозника – выполнить государственный план хлебосдачи. Для внутрихозяйственных нужд разрешалось использовать не более 15 процентов собранного зерна.

Убирали хлеб долго, почти полтора месяца. Естественно, это приводило к существенным потерям. Но без техники, на одном голом энтузиазме в том далеком 1945 году мало что могли сделать.

И все же собрали тогда 834,5 тысячи тонн зерна. Для сравнения, в 1940-м, перед войной, на Ставрополье было собрано 1828,9 тысячи тонн. Разоренное войной сельское хозяйство не смогло произвести даже половины того, что собирали прежде. Характерно, но довоенный уровень не был превзойден и через 10 лет после окончания войны.

Сейчас валовые сборы зерна в несколько раз больше, чем в предвоенные годы. Множество факторов влияют на эти показатели. В слагаемых современного урожая достижения селекции, технологии, способов уборки, комплекс механизмов и машин. И все же тот непомерно тяжелый хлеб 45-го года для края, для страны был не менее весомым, чем сегодняшние валовые сборы. Если не придираться к лексике тех лет, то, по сути, верно писала газета: «Важную роль играет хлеб – сильнейшее оружие… в укреплении военно-экономического могущества нашей Родины».

Источник: "Ставропольская правда", 14 июля 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх