ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Остались в семьях только ордена

Алексей ЛАЗАРЕВ

Гавриил Карпенко По-разному нынче вспоминают и оценивают Великую Отечественную. Уцелевшие фронтовики – с гордостью. Люди, потерявшие в огненном аду родных и близких, – с горечью и величайшей скорбью. В память о погибших и умерших после войны отцах и братьях у них остались только ордена. Или – «похоронки»…

Хочу поведать о судьбе семьи Анны и Ивана Ющенко, живших в станице Исправной Зеленчукского района, - пишет в редакцию «Ставрополки» Матрена Ющенко из Ессентуков. – У них было восемь детей – две дочери и шесть сыновей. Парни росли на загляденье: высокие, красивые. Степан, Григорий, Федор (старший), Иван, Федор (младший) и Василий. Родители в них души не чаяли, делали все, чтобы парни выросли настоящими людьми, служили Отечеству, были им, отцу и матери, опорой в старости». Не суждено было сбыться этим планам: грянула война. Трое старших уже в самом начале Великой Отечественной были мобилизованы в действующую армию. Через два года ушли на фронт и трое младших. Родители каждый день ждали весточек от сыновей. Но дождались «похоронок». Вначале погибли Григорий и Федор. Через год – Степан (он был женат и подарил отцу и матери внуков, хоть какое-то утешение). Затем пришла еще одна «похоронка» – погиб Василий. Иван и Федор (младший) вернулись с войны израненными. Ушли в небытие вслед за отцом, который не мог перенести гибели четырех сыновей.

«Не знаю, как могло выдержать сердце матери, моей бабушки Анны, - заканчивает свое повествование Матрена Семеновна. – Осталась она с двумя дочерьми и внуками. Знала, наверное, если она умрет, то и мы не выживем».

После войны в станице Исправной создали мемориал. Среди фамилий погибших станичников – четыре сына Ивана и Анны Ющенко. А встречать 60-летие Великой Победы будут только две внучки – Матрена (автор письма в редакцию) и Анна (от старшей дочери). Больше никого не осталось…

Егор Ишков Со слезами на глазах будет встречать светлый праздник и супружеская чета – Анатолий и Таисия Карпенкo. Их отцы хотя и вернулись с войны, прожили недолго: чуть-чуть перешагнули за 20-летие Победы.

Гавриил Карпенко бился с врагом 1418 дней и ночей, будучи лейтенантом-связистом. Первый орден Отечественной войны получил на Курской дуге. Второй – за форсирование Днепра, когда вода в реке, как утверждают очевидцы, была красной от крови. Кроме этих наград, лейтенант заслужил два ордена Красной Звезды, несколько медалей.

Рядовой Егор Ишков (отец Таисии) со «срочной» был уволен в 1924-м. В действующую армию мобилизован первого августа сорок второго. Был ездовым, затем – коноводом в одном из полков 271-й стрелковой Горловской краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии. Должности вроде тыловые. Но Егор неоднократно бывал на передовой, участвовал в атаках и контратаках. Об этом свидетельствуют фронтовые награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа»…

«Хочется, чтобы правнуки поняли, какие славные у них были предки. Не в кавычках, как это нынче произносится, а в буквальном смысле этого слова: предки славные», - заканчивает свое письмо Таисия Егоровна Карпенко.

Но, оказывается, внуки и правнуки фронтовиков тоже не лишены исторической памяти. Об этом свидетельствует, например, письмо Ефросиньи Федотовой из Новоселицкого района. К сожалению, она даже имени своего дедушки не называет. Свидетельствует лишь о том, что тот родился в селе Чернолесском, в действующую армию попал в сорок втором. Был в составе Житомирского училища, эвакуированного в Ставрополь. Принимал участие в боях за Кавказ. Под Новороссийском был ранен. Лечился в 203-м госпитале в Кисловодске. Потом были Восточная Пруссия, новое ранение… Награжден орденом Отечественной войны первой степени, двумя медалями «За отвагу». Ныне является инвалидом войны второй группы.

Надеемся, фронтовик, проживающий в Чернолесской Новоселицкого района, поймет, что речь именно о нем, и простит своей внучке за то, что не написала ни его имени, ни фамилии…

А вот еще одно письмо – от Надежды Гущиной из Светлограда. Ее отец – капитан Александр Егоров – в начале войны отпраздновал свое тридцатилетие. О войне он рассказывать не любил. Надежда узнала о подвиге самого близкого человека из пожелтевшей заметки фронтовой газеты «В поход». Там говорилось: «…Восхищение вызывают смелость и командирская воля старшего лейтенанта Егорова и его солдат: пулеметчика Рютина, снайпера Черепанова, красноармейца Тарасенко. Бойцы безостановочно движутся вперед, занимают деревню за деревней. Жестокий бой разгорелся за деревню Н. Атаки наших бойцов яростно сдерживали фашисты. Исход боя решили солдаты Егорова. Командир поднял их в атаку. Трижды был ранен пулеметчик Рютин, но, вдохновленный волей и смелостью своего командира, не покинул поля боя, продолжал уничтожать огневые точки противника…»

Фронтовик Александр Егоров был трижды ранен. Заслужил ордена Красной Звезды и Отечественной войны первой степени. «Хотя папы давно уже нет с нами, - завершает письмо Надежда Гущина, - мы бережно храним его боевые награды, а также компас и потертую карту, с которыми он прошел войну. В день 60-летия Победы мы поклонимся всем людям, на груди которых сверкают награды военной поры. Фронтовики это заслужили. И их осталось так мало».

Источник: "Ставропольская правда", 22 апреля 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх