ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Мама, помолись за меня Богу!

Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны.

Максим ЛУКЬЯНОВ
Студент Ставропольской духовной семинарии

Протоиерей Василий Афонин

Историки и литераторы пока еще мало говорят о патриотической деятельности церкви, которая в самые тяжкие испытания была со своим народом и внесла огромный вклад в дело достижения Победы. Эта страница из истории Великой Отечественной войны остается мало известной, что не совсем справедливо.

младший лейтенант Василий Афонин

22 июня 1941 года. Для верующих этот день был весьма значимым: на него выпадал День всех святых в земле Российской просиявших. Когда на рассвете произошло нападение, газеты не сразу сообщили об этом. Митрополит Сергий (Страгородский), который исполнял обязанности местоблюстителя патриаршего престола и был фактически главой церкви, узнал о начале войны сразу же после окончания божественной литургии. Он тут же произнес патриотическую речь-проповедь, подчеркнув: «Православная церковь всегда разделяла судьбу народа... Вместе с ним переживала как его испытания, так и его успехи. Не оставит она своего народа и теперь. Благословляет она... и предстоящий всенародный подвиг».

Особое внимание в своей патриотической деятельности церковь уделяла верующим, оказавшимся на оккупированной территории. В январе 1942 года в специальном обращении к православным людям на временно оккупированной немцами территории патриарший местоблюститель напомнил, чтобы они, находясь в плену у врага, не забывали, что они — русские, и сознательно или по недомыслию не оказались предателями своей Родины. Одновременно митрополит Сергий призывал содействовать партизанскому движению. Кроме того, от имени церкви подвергались осуждению дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами.

Сотни священнослужителей были призваны в ряды действующей армии. Так, заместителем командира роты начал свой боевой путь по фронтам войны С. Извеков, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Наместник Псково-Печерского монастыря в 1950-1960-х гг. архимандрит Алипий (Воронов) воевал все четыре года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и награжден орденами. Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (Коноплев) на фронте был пулеметчиком; когда в 1943 году он вернулся к священнослужению, на груди его блестела медаль «За боевые заслуги». Протоиерей Борис Васильев, до войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки, а затем сражался в должности заместителя начальника полковой разведки.

Среди воевавших священников были и ставропольцы. Недавно скончавшийся старейший клирик Ставропольской епархии протоиерей Василий Афонин шестнадцатилетним юношей добровольно ушел на фронт. Стал офицером, дошел до Берлина, имел множество боевых наград. После войны поступил в Ставропольскую духовную семинарию. Впоследствии, уже будучи священником, он так вспоминал о своем военном прошлом: «Я боюсь роптать на жизнь, Бога боюсь. Это Он вел меня всю войну. Я ведь и ранен даже не был».

Протоиерей Димитрий Клюпа во время войны был механиком танка. Впервые он принял участие в боевых действиях в конце 1942 года под Орджоникидзе. В бою под станицей Курской его танк был подбит, и он оказался в плену у немцев, бежал. Попав к нашим, вместо благодарности получил срок в лагере, проходил фильтр комиссии, которая, в общем-то, разобралась, что механик Клюпа не по своей воле находился в плену. Освободившись, Димитрий сдал партбилет и поступил в Ставропольскую семинарию…

Покойный митрофорный протоиерей Илья Воронин, бывший настоятель Свято-Никольского храма г. Ессентуки, через годы войны пронес свою веру в Бога. В 1943 году был тяжело ранен, получил инвалидность. Имел боевые награды. Можно приводить множество подобных примеров.

Активно участвовали священнослужители и в партизанском движении, укрывали отставших при отступлении от частей красноармейцев, сбежавших из лагерей военнопленных, вели патриотическую агитацию. Так, клирик Ставропольской епархии протоиерей Михаил Клепа в годы войны в сане священника служил на Украине, в Александрийском и Верхнеднепровском благочиниях. С захватом фашистами данной местности он встречался с бойцами, которых укрывал от преследования немцев и полицаев, прислуживавших фашистам. Двух бойцов укрывал в своем доме. Отец Михаил неоднократно подвергался побоям от немцев, что впоследствии отразилось на его здоровье – он в течение всей жизни не мог владеть пером.

На фронте происходило обращение к вере многих солдат, офицеров, партизан, в том числе старших командиров. Из свидетельств очевидцев известно, что начальник Генерального штаба Б. Шапошников (бывший полковник царской армии) носил финифтевый образ святителя Николая и молился: «Господи, спаси Россию и мой народ!» Его преемником на посту начальника Генштаба стал сын священника из Кинешмы маршал А. Василевский, выпускник Костромской духовной семинарии. Широкое распространение среди верующих получила убежденность, что всю войну с собой в машине возил образ Казанской Божией Матери маршал Г. Жуков. В 1945 году он вновь зажег неугасимую лампаду в Лейпцигском православном храме-памятнике, посвященном «Битве народов» с наполеоновской армией. Верующими становились и рядовые солдаты, ежедневно рисковавшие своей жизнью. В одном из писем домой солдат М. Черкасов писал матери: «Мама, я вступил в партию… Мама, помолись за меня Богу».

Гражданским подвигом стало поведение верующих и духовенства Ленинграда. В городе и его северных пригородах, оказавшихся в конце блокады, находилось 10 действующих православных храмов. По предложению митрополита Алексия (Симанского) уже с 23 июня приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону. Активно включилось духовенство города в подписку на военные займы, сбор пожертвований в фонд обороны. К 1 июня 1944 года сумма таких пожертвований достигла 390 тыс. руб., в том числе митрополит внес 50 тыс., а протодиакон Л. Егоровский, сдавший 49 тыс., получил персональную телеграмму с благодарностью от И. Сталина.

Особую страницу патриотической деятельности Русской православной церкви в военные годы составляет создание на церковные средства танковой колонны «Димитрий Донской». Не существовало почти ни одного даже сельского прихода на свободной от фашистов земле, не внесшего свой вклад в общенародное дело. 40 танков Т-34 были построены на заводе Челябинска. Их передача частям Красной армии состоялась у деревни Горелки в пяти километрах северо-западнее Тулы. На торжественном митинге в день передачи колонны, 7 марта 1944 года, выступил митрополит Николай (Ярушевич).

Трудно назвать все виды патриотической деятельности духовенства. К ним относятся и антифашистские послания к народам захваченных Германией стран, и постановление Архиерейского собора 8 сентября 1943 года «Осуждение изменников вере и Отечеству», в котором говорилось, что «всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик — лишенным сана». В прифронтовой полосе при храмах существовали убежища для престарелых и детей, а также перевязочные пункты, многие приходы взяли на себя попечение оставленных на произвол судьбы раненых. Немало священнослужителей трудилось в военных госпиталях. Госпитали были устроены в значительной части монастырей и находились на полном содержании и обслуживании монашествующих. Так в Красноярске в годы войны в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился епископ Лука (Войно-Ясенецкий), известный ученый-медик, прошедший лагеря и ссылки. Благодаря его операциям большому числу раненых воинов были сохранены жизнь и здоровье. В кабинете, операционной владыки висели иконы, и каждую операцию он начинал с молитвы. В 1945 году за капитальный труд «Очерки гнойной хирургии» возведенному в сан архиепископа Луке была присуждена Сталинская премия I степени, большую часть которой он пожертвовал на помощь сиротам.

55 священников, служивших в Ставропольском крае, были представлены к награждению медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

И хотелось бы, чтобы в 60-ю годовщину Великой Победы нашего народа в жестокой войне вклад церкви и верующих в дело освобождения был по достоинству оценен потомками.

Источник: "Ставропольская правда", 4 марта 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх