ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Бой после Победы

Николай БЛИЗНЮК

Федор ВЕСНИН в юбилейном 2005 году Позади тысячи километров фронтовых дорог, гибель товарищей, ранения, госпиталя. И когда вчера, 8 мая, бойцы узнали, что фашисты подписали акт о безоговорочной капитуляции, радости не было предела: обнимались, палили в воздух из ракетниц, автоматов. И вновь и вновь повторяли себе и друг другу: «Мы выжили, выжили!»

А сегодня вдруг приказ: готовиться к десантированию. Оказывается, 70–тысячная Курляндская группировка врага удерживает прибрежную полосу Латвии и Литвы и сдаваться не собирается. Старшине морской пехоты Федору Веснину через месяц – 20 лет. Но он боец опытный, два года на фронте: понимает, что может не дожить до этого дня рождения. Отец умер от ран в госпитале в Кисловодске, старший брат Василий погиб под Харьковом. У мамы, Пелагеи Меркульевны, он остался один. Пока остался… Вспомнилось, как не по-женски немногословна была мама, когда он, мальчишка из села Новоселицкого, которому только-только исполнилось 17 лет, признался, что с друзьями написал заявление в военкомат и со дня на день их должны отправить в Ставрополь. Год назад, летом 1941–го, призвали в армию мужа и старшего сына. Теперь вот младший добровольцем уходит. Но какой смысл причитать, биться в истерике? Немец уже Ростов взял, дорога на Кавказ открыта. Что с кем случится – одному Богу известно… И Пелагея Меркульевна вздохнула, наказала в бою не отставать, но и вперед не высовываться и с миром отпустила младшенького.

Федор ВЕСНИН в победоносном 1945 году Перед самой войной Феде Веснину сказочно повезло: в лотерею выиграл мотоцикл «Красный Октябрь». И хотя в 41–м его двухколесного друга, как и почти все грузовики, тракторы из райцентра и сел мобилизовали в Красную Армию, Федя успел научиться ездить, кумекал в двигателе. Потому–то в военкомате парнишку не отфутболили, а вместе с семью земляками зачислили курсантом в Ставропольское мотоциклетное училище. Но недолго проучился парень.

- Прошло дней восемь, как мы приехали, – вспоминает Федор Дмитриевич. – Почти все курсанты отправились на полигон, а нас, молодых, оставили в училище на тот случай, если надо будет «зажигалки» тушить – немец уже начал бомбить Ставрополь. Вдруг слышим разговоры: мол, в Пелагиаде враг высадил легкий десант. И в тот же день многие видели, как фашистские танкетки промчались по некоторым улицам города. Тех десантников, говорят, удалось уничтожить. Но все понимали – немцы вот-вот возьмут Ставрополь. А потому на следующий день училище эвакуировали.

Так для Феди Веснина началась война. В первый день отступления творилось черт знает что. Ускоренным маршем курсанты двинулись к Невинномысску. На полпути вдруг сообщили – фашисты захватили город. Повернули на Янкуль. Где свои, где немцы – никто толком не знает. Поступил приказ двигаться в сторону Сухой Падины… Измотанные, с разбитыми в кровь ногами курсанты добрались до Георгиевска. Там – столпотворение. Немец пронюхал – и давай бомбить станцию. Здесь Федя впервые увидел, как умирают люди.

Курсантов более–менее организованно отправили в Прохладный, оттуда – в Моздок, затем – в Беслан. А уже из Беслана самолетами транспортной авиации перебросили в Грузию – в Гори. Куда определить проучившегося всего неделю курсанта Веснина? Как раз формировалась учебная рота морских пехотинцев. Так парень из ставропольских степей на многие годы стал морским пехотинцем.

«Учебка» в Гори, «учебка» в Астрахани, «учебка» в Подмосковье. И, наконец, в октябре 43-го боевое крещение на Ленинградском фронте. Да не просто в рядовом сражении, а в штурме легендарной крепости Нарва.

Со стороны суши фашисты укрепились – не подступиться. А вот со стороны реки были лишь окопы с пехотой да несколько пушек. Вот и решило командование использовать эту слабину. Сформировали отряд из 250 морских пехотинцев и на маленьких быстроходных катерах внезапно перебросили его под стены крепости.

Кричал «Ура!», над головой свистели пули, куда–то сам стрелял. Краем глаза видел, как немцы выбирались из окопов и драпали. Добежал до первой линии укреплений, спрыгнул в траншею. И тут из-за угла, метрах в 10-12, выскочил такой же молодой, как сам Веснин, солдат. Но в серой шинели и с автоматом. Федю обожгла мысль: «Сейчас скосит очередью!» И в то же мгновение он нажал курок своей десятизарядной СВТ – фашист рухнул… За тот свой первый бой старший матрос Веснин получил медаль «За боевые заслуги». И дальше из сражения в сражение – через всю Прибалтику.

От тяжелых ранений судьба Федора уберегла. Хотя смерть махала косой буквально в сантиметрах. Когда после кровопролитного боя морские пехотинцы входили в эстонский город Рааквери, из-за угла разбитого здания на Веснина бросился фашист с ножом. Федор успел подставить руку – до сих пор остался шрам чуть выше кисти, а другой рукой нажал спусковой крючок. Много друзей Веснина полегло под портовым городом Хаапсалу. И рядом с ним разорвалась минометная мина. Но по какой–то счастливой случайности парень со Ставрополья отделался лишь осколочными ранениями в левую ногу.

…Острова Даага и Эзель в Балтийском море не раз переходили от одной страны к другой. И каждая старалась превратить их в неприступную крепость. Вот и наши, после того как в 1940 году Прибалтика отошла к Советскому Союзу, там строили укрепления. А затем немцы проложили на островах подземные коммуникации, завезли уйму оружия, боеприпасов, продовольствия. Так что когда весной 45–го быстроходная баржа взяла на борт морских пехотинцев и направилась к Дааге, все понимали: дело предстоит горячее. А тут еще на подходе к острову немецкая подводная лодка потопила огромный транспортный корабль с пехотным полком, который шел вслед за баржей. Около трех тысяч человек оказались в ледяной балтийской воде. Морпехи ждали, что вторая торпеда вот-вот пропорет и борт баржи. Но субмарина почему–то их не атаковала.

На острове отделению Федора Веснина поставили задачу – уничтожить вражеский дзот. Однако попробуй к нему подобраться, когда тебя непрерывно поливают свинцом со скоростью 700 – 800 выстрелов в минуту – у нас таких скорострельных пулеметов не было. Но все 11 морпехов в отделении люди бывалые. Разбились на группы, стали подползать с разных сторон, забросали дзот гранатами. Вот только двое товарищей так и остались лежать на каменистом склоне… За этот бой Веснин получил медаль «За отвагу».

На освобожденном эстонском острове Даага ставропольский парень Федор Веснин и услышал сообщение о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Вместе со всеми горланил «Ура!» и «Победа!», стрелял в воздух, пил фронтовые «сто грамм». А наутро приказ: готовиться к десантированию…

Положение Курляндской группировки было плачевным. От моря фашистов отрезали, на суше со всех сторон окружили. Тем не менее немцы отчаянно сражались вплоть до 21 мая. Отряду из 60 морских пехотинцев дали приказ вклиниться между обороняющимися частями, разъединить их. С задачей, как всегда, справились. Поняв, что попали в клещи, около 80 немцев с поднятыми руками вышли навстречу морпехам… Вот только в этом бою после Победы сложили головы шесть товарищей Федора Веснина.

После демобилизации Федор Дмитриевич обосновался в Минеральных Водах. Работал машинистом, мастером цеха, бессменно возглавлял первичку ДОСААФ в локомотивном депо. И сейчас фронтовик не чурается общественной работы – он один из активистов совета ветеранов Минераловодского отделения железной дороги. Сказывается фронтовая закалка: морпехи никогда не отсиживались за чужими спинами.

Источник: "Ставропольская правда", 28 января 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх