ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Первый бой

Владимир БУРДЮГОВ

В 60-х годах Константин Симонов начал осуществлять масштабное журналистское дело: записывать на магнитофонную пленку рассказы рядовых солдат, участников войны. В эфир эти бесхитрост-ные повествования шли без купюр и какого-либо редактирования. И мы слышали о войне так, как ее запомнили непосредственные участники сражений.

Писатель спешил. Время неумолимо вырывало из жизни участников войны. Сейчас, в канун 60-летия Великой Победы, эта задача во много раз усложнилась. Самым молодым бойцам, вступившим в войну 17-18-летними юношами, уже за 80 лет. Так же, как и моему собеседнику, бывшему старшине I статьи 68 отдельной морской стрелковой бригады Льву Никодимовичу Макаренко.

Он родился в 1923 году в городе Морозовске Ростовской области. Вокруг южная степь, в которой перекатываются волны трав, напоминая море. Закономерность или случайность, но выросшие в степном раздолье мальчишки мечтали о море. Мечтал о профессии моряка и Лева Макаренко. Но его поколению было суждено вместе с аттестатами об окончании школы получить повестки в военкомат.

Лев Никодимович Макаренко. Военное время- Мы, семнадцати-восемнадцатилетние, - вспоминает Лев Никодимович, - осаждали военкоматы. Но нам твердили: не ваш черед, сперва помогите убрать хлеб.

Не дожидаясь решения военкомата, он направил документы в Севастополь, в Черноморское высшее военно-морское училище. И был принят. Началась учеба со всеми суровыми буднями военного времени: дежурства, участие в патрулировании, работах по строительству оборонительных сооружений. Вскоре училище перебазировали в Ростов-на-Дону, а с октября 1941 года его преобразовали в морской полк и направили на оборонительные рубежи северо-западнее Ростова. В последующие полгода было несколько передислокаций части, пока наконец 68-й отдельной морской стрелковой бригаде не поставили задачу прорвать оборону немцев.

Рассказывает Лев Никодимович Макаренко:

Лев Никодимович Макаренко- Рано утром 8 марта 1942 года объявили приказ – выбить фашистов с Миусских высот. Ночь накануне выдалась довольно морозной, с ветром и поземкой. И вот без артподготовки и минометного огня, без поддержки танков пошли мы в наступление. Когда подошли близко к селу Ряженому, заговорили немецкие пулеметы, начался минометный обстрел. Наше появление для немцев оказалось неожиданным, так что некоторые бежали из села в одном белье.

Наступил рассвет, и теперь предстояло взять высоты, а там дзоты, блиндажи, окопы врага. Прорыв нашей бригады и соседней, 76-й, был настолько стремительным, что высоты взяли с ходу. Наш взвод захватил один дзот и батарею 75-мм пушек. Их прислуга сумела удрать вместе с замками орудий. Поэтому не удалось воспользоваться вражеской артиллерией. А она, ох, как бы нам пригодилась, так как в течение всего наступления никто и ничем нас не поддержал: ни артиллерия, ни танки, не говоря уже об авиации.

Бой оказался жестоким, многие получили ранения, появились убитые. Гибли друзья-моряки, с которыми недавно сидел за одним столом в училище. Кто был в строю, продолжал двигаться вперед.

А тем временем из видневшейся впереди деревни фашисты выдвинули артиллерийскую батарею, которая начала обстреливать наши порядки шрапнелью. Небо покрылось маленькими грязно-серыми облачками разрывов. Много бед принес этот обстрел, так как мы находились на открытой местности, где не было окопов и каких-либо естественных укрытий. Немцы под прикрытием обстрела организовали контратаку, но она успеха не имела.

Нехватка боеприпасов заставляла нас собирать трофейное оружие, патроны, гранаты. Мы чувствовали, что немцы не смирились с потерей высот. В небе появились самолеты-разведчики, предвестники скорых изменений в действиях противника. Так оно и случилось.

В нашем взводе оставалось несколько человек. Попытались окопаться, хотя ни у кого не было даже саперных лопаток. У меня оставался невредимым ручной пулемет, но боеприпасов было в обрез, всего три диска, да и второй номер погиб при артобстреле. Поэтому при отражении атак врага приходилось стрелять очень экономно. Подносчиков боеприпасов не было видно, и мы толком не знали, где находится наш пункт боепитания.

Погибли несколько командиров отделений, и нам, совсем юным, как таких называют у моряков - салажатам, пришлось принимать командование над оставшимися в живых морячками нашего взвода и отбивать новые контратаки.

…Мы поднимались в атаку, отходили, и так продолжалось несколько раз. Много фашистов нашли могилу на этих высотах, но и наши потери росли.

Покрытые снегом Миусские высоты стали темными от разрывов снарядов, мин, трупов фашистов и черных бушлатов погибших моряков.

Во время боя появился самолет-разведчик. Как ни мало было патронов, но все же выпустил по нему несколько очередей. Уж больно нахально низко летал немец. Мои выстрелы заметил летчик, развернул самолет и вокруг меня запрыгали фонтанчики разрывных пуль. В этот раз повезло, и я отделался только дырками во флотских брюках и полушубке.

…Снова показалась цепь фашистов, а осталось всего два магазина патронов. Три десятка бойцов стали отходить к лощине. Я прикрывал отход, стреляя из пулемета короткими очередями. Наткнулся на немецкий пулемет МГ-34, у которого была целая лента патронов. Выпустил и ее по наступающему противнику.

Поднялся, чтобы перебежать на новую позицию, но в это время сильный удар свалил меня с ног – это разрывная пуля с самолета-разведчика ударила в ложе пулемета, а осколки от разрыва попали в кисть правой руки.

Израсходовал два индивидуальных пакета на перевязку и с досадой подумал, что бой для меня закончился в самое тяжелое для нашей роты время. Командир приказал отдать пулемет и идти в санчасть. По дороге ко мне присоединился моряк, раненный в ногу. Вместе направились в медпункт, а это два километра по открытой местности. Прошли километра полтора и услышали гул моторов немецких танков. До десятка бронемашин пошли против наших моряков, занявших оборону в лощине. Тяжело на душе, когда видишь наступление врага и ничем не можешь помочь.

…Минуло больше года тяжелых оборонительных боев. И в августе 1943 года я вновь попал на Миус. В то время я был уже командиром отделения разведки батареи гаубиц гвардейского артиллерийского полка. Наша часть была переброшена из-под Ворошиловграда (Луганска) в район уже знакомого села Матвеев-Курган. Пришло, наконец, время выбить врага с Миусских высот и гнать его на запад, чтобы быстрее освободить Донбасс. Но участвовать в наступлении не довелось.

При выборе наблюдательного пункта батареи нас обстреляли. Я получил серьезное ранение, оказался в госпитале. Сделали операцию. На следующий день, утром, находясь в палате, услышал не отдельные залпы, а сплошной гул от выстрелов и беспрерывный шум авиационных моторов.

Как было не похоже это наступление на бой 8 марта 1942 года. Теперь мы научились воевать, у нас было чем бить врага. Вскоре Миусские высоты были взяты. Теперь уже навсегда...

Один бой, один эпизод, одна страница многотомной эпопеи войны. Но все вместе они приближали Победу как могли. В целом военная история старшины 1-й статьи Л. Макаренко весьма благополучно. Несмотря на несколько ранений, контузию, он повоевал на Южном, Юго-Западном, Степном, 2-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах и дошел до Берлина. Ратные дела фронтовика отмечены орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Славы 3-й степени, медалью «За отвагу» и многими наградами.

После окончания Новочеркасского инженерно-мелиоративного института он прибыл в проектную контору крайводхоза в Ставрополь. С 1953 года и до ухода на пенсию в 1984 году он участвовал в разработке более 200 проектов по водоснабжению, строительству гидросооружений, сельхозобъектов и т.п. Почти 15 лет работал главным инженером - заместителем начальника крайводхоза. Но самым «родным» по работе было для него проектирование и сооружение объектов сельхозводопроводов.

Сейчас жители степных районов Ставрополья, наливая из крана чистую воду, могут и не знать, что пришла эта вода в село в том числе и благодаря усилиям бывшего фронтовика Льва Никодимовича Макаренко.

Фото из архива Л. Н. Макаренко.

Источник: "Ставропольская правда", 10 декабря 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх