ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Последняя разведка боем

Вилор БОЧАРНИКОВ

«Комсомольская правда» 8 мая 1980 года писала:
«Редкий по драматизму случай произошел в 35-м медсанбате 33-й дивизии 22-й армии. Туда доставили раненого сержанта 73-го стрелкового полка П. И. Вяльцева, у которого вражеская мина пятидесятимиллиметрового миномета проделала отверстие в верхней трети голени и, не разорвавшись, застряла в ноге. К Вяльцеву, лежавшему на операционном столе, подошла хирург майор медицинской службы Мария Петровна Васильева и осмотрела рану. Мина вздрагивала при каждом движении, в любую секунду мог произойти взрыв. Васильева попросила всех выйти из палаты. Осталась только операционная сестра. Всем стоящим на безопасном расстоянии минуты казались часами. И вот мина извлечена. Ее осторожно вынесла из землянки медсестра и передала подбежавшему саперу, вызванному из инженерного батальона. Еще через минуту послышался глуховатый голос хирурга: «Давайте следующего!». За эту операцию военврач Васильева была награждена орденом Красной Звезды». Речь в заметке шла о жителе нашего села.

Петр Вяльцев родился в селе Московском в 1921 году. На долю его выпало нелегкое детство. Едва начав ходить в школу, бросил ее: умерла мать. Окончив всего лишь три класса, двенадцатилетний мальчишка начал работать на ферме, где он ухаживал за телятами. Работники фермы обували, одевали и опекали его, не дали пропасть в то нелегкое время.

В мае 1940-го Петра призвали в армию и направили служить на Дальний Восток. Затем по личной просьбе перевели на запад, в город Пуховичи, в 7-ю воздушно-десантную бригаду.

На воскресенье 22 июня 1941 года были назначены прыжки с парашютом. Накануне смотрели кинофильм «Суворов». По возвращении писали письма родным и знакомым, а в 4 часа старшина скомандовал:

- Подъем! В ружье!

Десантники бросились к аэродрому, но его уже разбомбили фашистские стервятники. В лесу с кузова уцелевшего грузовика комбриг объявил о начале войны.

…Организованно, с боями отходили к реке Березине. Едва успевали занять оборону – бой. У противника было преимущество в автоматическом оружии. Нашим войскам приходилось туго. Снова бой и снова отступление, и так – до Москвы.

Под городом Кричев Петр Ильич был ранен в челюсть, лишился многих зубов. После госпиталя попал в зенитчики на броненосец «Тамбовский рабочий», потом служил на батарее 76-миллиметровых пушек. Под Наро-Фоминском произошел почти курьезный случай. Немцы соорудили баррикаду из тюков хлопка. Ураганный огонь батарей, стреляющих осколочными снарядами, оказался неэффективным. Ударили бронебойно-зажигательными. Тюки загорелись. Немцы побежали в разные стороны.

...Прямым попаданием немецкого снаряда Петра перебросило через пушку и привалило землей, контузило. Санитары вынесли с поля боя, завернули в «конверт» и доставили в полевой госпиталь.

Через три месяца вернулся слух и дар речи. Это был уже 1942-й год. Двадцать человек выздоравливающих привел Петр к городу Осташков, который в то время находился в руках у немцев. Гитлеровцев с помощью десанта на аэросанях выбили, и наши войска, развивая наступление, дошли до города Холм. Здесь Вяльцева направили в разведроту 73-го стрелкового полка.

В марте разведчики получили задание взять языка. В тыл к немцам прошли по болотам. Разведчиков было немного, человек восемь. Командовал группой старший лейтенант Натули. Миновав болото, подошли к большаку, дождались: едут немцы на санях, везут сено, отвернулись от леса и режутся в карты. Бойцы перевернули сани. Немцы хохоча «благополучно» приземлились: думали случайность. Но тут же были связаны и оказались в плену.

К медали «За боевые заслуги» на груди у Петра прибавилась медаль «За отвагу».

Более года прослужил Петр в полковой разведке. Засекали огневые точки, брали «языков». Однажды его с двумя солдатами оставили на нейтральной полосе в полусотне метров от немецких траншей в замаскированной дерном яме. Через небольшую щель, соблюдая максимальную осторожность, следили за сменой часовых. Собрав необходимые данные, пошли на захват «языка». Артиллеристы пообещали прикрыть отход «огоньком». По проделанным саперами проходам через минное поле подползли к немецким окопам.

Оккупант стоял, натянув пилотку на уши – спасался от комаров. Один из разведчиков так шарахнул по голове, что гитлеровец пришел в себя только в наших окопах. Петр, прикрывавший отход, прихватил немецкий пулемет и вместе с ним благополучно добрался до своих.

За захват «языка» и ценный трофей Вяльцев был награжден орденом Красной Звезды.

21 августа 1943 года во время разведки боем надо было взять «языка». Операцию начали «катюши» и артиллерия. На подступах к реке Ловать Петр услышал свист мины. Удар пришелся по ноге. Потекла кровь. Разведчики «подбодрили»:

- В минометчики перешел…

Положили на плащ-палатку, дотащили до окопа. Риск был очень велик. Мина могла взорваться каждую секунду. Но на войне, если повезет, то уж повезет. На КП старший лейтенант Петр Разин оказал первую помощь – наложил «восьмерку» вокруг мины, жгут для остановки кровотечения. В медсанбате же все было так, как описано в «Комсомольской правде».

Наркоз вызвал небольшое забытье. К концу операции Петр очнулся. От медсестры ему напрямую переливали кровь. На вопрос: цела ли нога, не ответили. Через два дня понял - ноги нет…

В Череповце делали вторую и третью операции. В Томске – протез. В 1944-м вернулся в Московское. Работал заготовителем. Затем – до ухода на пенсию – в животноводстве.

В 1956 году Вяльцева пригласили в Изобильненский РВК и вручили вторую медаль «За отвагу», которой он был награжден за мужество и самоотверженность, проявленные в последней разведке боем.

Источник: "Ставропольская правда", 26 ноября 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх