ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Такая светлая любовь

Ирина МАЛЯВКО

Знакомясь с материалами музея «Память», обратила внимание на дневниковые записи. Сделаны они были в 1941 году Николаем Куцепалом в бакинском госпитале, куда летчик 6-й авиаэскадрильи попал после ранения.

Николай и Антонина Куцепал. 1940 год.Дневник

В самом начале автор пишет об обстоятельствах ранения:

«В октябре 1941 года охранял железнодорожный мост под Ростовом. 16 октября немецкие юнкерсы обстреляли наш аэродром. Я получил задание лететь к мосту. Самолет был не совсем исправен. Подходя к объекту на высоте 3000 метров, заметил выше на 1000 метров три мессершмитта. Решил набрать высоту и атаковать. Немцы меня тоже заметили и посчитали легкой добычей. Завязалась «карусель». Минут через десять боя у меня отказали пулеметы, они, видя это, с большим ожесточением набросились на беспомощную машину.

Ожидал, что кто-нибудь прилетит на поддержку, так как подо мной был центральный аэродром. Но наши «лаги» летали на высоте 1000-2000 метров, а я дрался на 4000. В крутом пике долетел до границы аэродрома. Но тут сверху ударили пулеметы «мессера». Почувствовал, что ранен в правую ногу, и сразу же сделал глубокий вираж и пошел на посадку. Выбрался из самолета и ахнул: весь перед машины до кабины в пробоинах. Правое колесо было разворочено. Как сел, сам не понимаю. Сбросил унт – нога тоже в дырках, но чувствовал, что кость цела».

Николай почти ежедневно делает записи. Вот некоторые фрагменты, которые передают его настроение:

20 октября 1941 г. Я - в Баку, - в госпитале.

21 октября. Написал Тонечке письмо. Так сильно соскучился, что не могу описать. Все время только и думаю о ней. Почему-то до сегодняшнего дня нет от нее никакой весточки. Это меня очень печалит.

3 ноября. Прекрасный солнечный день, смотришь на эту погоду и никак не верится, что уже ноябрь месяц. Рана на ноге уже почти зажила, но беда в том, что остались осколки, которые не дают свободно передвигаться. Врач обещал сделать операцию и удалить немецкое железо. Ожидаю письма от Тонечки, но никак не дождусь. Это меня больше беспокоит, чем рана. Последние известия с фронта уже не хочется и слушать: немец берет город за городом. Когда уже будет перелом…

9 ноября. Сегодня очень радостный день, я получил от Тонечки письмо, и сразу у меня поднялось настроение на небывалую высоту. Утром сегодня хорошо позавтракал, выпил два стакана вина. Ожидаю комиссию.

13 ноября. Был вчера на комиссии, дали 10 дней отпуска при части. Сейчас моя основная цель – попасть в свою эскадрилью и хоть на день-два – домой, чтоб побыть немного с милой женой.

19 ноября. Совершил путешествие из Баку в Тбилиси. Был в штабе ВВС Закавказского фронта. Хотели оставить там, но я попросился в свою часть, они не препятствовали. А вот сейчас едем домой…

* * *

Судя по последним записям, Николай Куцепал после ранения вернулся в родную часть. Накануне ненадолго заехал к любимой жене. На этом дневниковые записи обрывались…

Захотелось узнать о дальнейшей судьбе летчика. О Тонечке, автор дневника писал о ней с такой нежностью...

Владимир Сербиненко, директор музея «Память», пояснил, что летчик погиб в 1942 году, а Антонина Ивановна Куцепал – заслуженный работник культуры России – живет в Ставрополе. Телефон Антонины Ивановны удалось узнать в городском совете ветеранов Великой Отечественной войны, где она проработала много лет. Антонина Ивановна охотно согласилась встретиться, добавив, что у нее хранятся фронтовые письма мужа.

В маленькой квартирке на улице Дзержинского меня гостеприимно встретила хозяйка - невысокого роста, очень миловидная, с удивительно правильными чертами лица. Сразу сказала, что возраста своего не скрывает, ей 86 лет, но видит и слышит великолепно. Она раскладывает пожелтевшие письма, фотографии, справки военного времени. И рассказывает…

Встреча

- С Николаем мы познакомились в Запорожье в 1940 году. Я поехала туда с подругой в гости. На танцах он увидел меня и уж больше не отходил. Оказалось, он тоже приехал на Украину к родственникам из Ворошиловска (так тогда именовался Ставрополь). Взял у меня адрес, и мы расстались.

В Ворошиловске Антонина работала в крайкоме комсомола, задерживалась на заседаниях допоздна. В один из вечеров увидела поджидающего ее летчика с орденом Красного Знамени на гимнастерке. Это был он, Николай. Во время встречи на Украине офицер скромно умолчал о своей профессии. Позже рассказал, что ему уже довелось повоевать на Хасане и Халхин-Голе. А в Ворошиловске он служил в 750-м авиационном полку. В городе они жили неподалеку, а вот судьба свела их на Украине.

Молодые люди полюбили друг друга. Николай каждую свободную от службы минуту бежал к Антонине, к Тонечке, как он ее называл. Ухаживал красиво. Около трех месяцев Николай каждую свободную минуту бывал с той, что полюбил с первого взгляда.

- Как-то напросился на ужин. – рассказывает Антонина Ивановна. - Купил в магазине что-то и пришел к нам домой. Без особого предисловия попросил у отца моей руки. Мы расписались и стали жить вместе в общежитии командного состава. Это было в сентябре 1940 года.

Война

22 июня 1941 года заместитель командира авиаэскадрильи Николай Куцепал дежурил на аэродроме Ворошиловска. В 5 часов утра объявили тревогу, и он вылетел под Ростов, даже не успев ничего сообщить жене. Уже через три дня пишет письмо домой:

«Здравствуй, милая Тонечка!
Прости меня, так получилось, что не мог встретиться с тобой перед отлетом. Но ты знаешь, что личная жизнь стоит у меня на втором месте, а на первом месте – защита Родины… Целую. Николай».

Антонина часто получала письма, хотя после каждых десяти боевых вылетов мужу полагался краткосрочный отпуск, и он приезжал в Ворошиловск. У Антонины с началом войны забот тоже прибавилось. Почти полгода прослужила в войсковой части, которую вскоре расформировали. Затем записалась в сандружину. Возвращаясь домой, находила письма от Николая.

« 1 августа 1941 года.
Здравствуй, дорогая Тонечка!
Нахожусь я в городе Шахты. Все время от зари до зари дежурим около самолетов, готовы в любую минуту отразить нападение врага …
Тоня, я уже соскучился по тебе, часто смотрю на твою фотографию. Крепко, крепко целую. Николай».

«27 сентября 1941 года.
Здравствуй, дорогая Тоня!
Тонечка, я так далеко от тебя, за 330 километров по прямой. Наша разлука близость наших сердец будет только укреплять. Крепко, крепко целую. Николай».

Николай пользовался любой оказией, чтобы передать любимой письмо. Он мечтает о сыне, делится планами:

«Здравствуй, дорогая жена Тонечка!
Долгожданное твое письмо получил сегодня … А теперь о самом главном, о Куцепаленочке! Милая Тонечка! Я хочу сынишку, сынишку-летчика. Это будет для меня и тебя большая радость. Для сынишки ты и должна себя беречь, беречь и еще раз беречь… Крепко, крепко целую. Николай».

Заканчивался 1941 год. Удалось отстоять Москву. Но враг все быстрее продвигался в южном направлении. Гитлеровцы брали один город за другим. В дома все чаще приносили похоронки. Но и в этой горестной жизни люди мечтали о счастливом будущем. Накануне Нового года Антонина получает письмо от мужа, где он пишет:

«Поздравляю, дорогая моя жена, с Новым 1942 годом. Чувствую себя хорошо, беда только в том, что очень и очень скучаю по тебе, моя дорогая. Но ничего, придет время, когда мы будем вместе любоваться друг другом и своими детишками».

Как известно, 25 июля 1942 года гитлеровские войска взяли Ростов. Авиаэскадрилья, в составе которой воевал Николай Куцепал, перебазировалась в Орджоникидзевно совершались боевые вылеты.

Фронт очень быстро приближался к Ставрополю, и Антонине, несмотря на то, что вот-вот должен был родиться ребенок, оставаться в городе было нельзя. Гитлеровцы не щадили жен офицеров Красной армии. Она могла оказаться в «черном» списке в числе первых.

Второго августа Антонина вместе с техническим составом авиаэскадрильи, где служил муж, выехала в Невинномысск. По дороге их бомбила немецкая авиация. С трудом добрались до станции Змейка. Там Антонину встретил Николай. Он договорился со своим сослуживцем-осетином о том, что Антонина поселится у его родственников, в селении Зинсар (это в Алагирском ущелье). Николай посадил жену на подводу, дал ей продуктов в дорогу. Антонина не знала тогда, что видит мужа в последний раз.

В конце сентября 1942 года в Осетии Антонина родила сына. Назвала в честь мужа Николаем. А 16 октября узнала о смерти мужа. Как впоследствии ей рассказали, он погиб 18 августа в воздушном бою, сражаясь с асами «Люфтваффе» из так называемой «бриллиантовой» эскадрильи.

После получения похоронки у Антонины пропало молоко. Сама она жила впроголодь. Продуктами делились бойцы противотанкового батальона, что размещался в селении. Потом ей стали выдавать немного крупы в местном колхозе.

Заболел малыш. Ближайшая больница, куда Антонина пешком понесла ребенка, находилась в восемнадцати километрах. Спасти мальчика не удалось. Оборвалась еще одна ниточка, связывавшая ее с мужем. Почти в беспамятстве Антонина пронесла мертвого малыша назад, до Зинсара. Бойцы все того же противотанкового батальона вырыли могилу в мерзлой земле и похоронили ребенка в люльке. Слез Антонины никто не видел. Она просто уже не могла плакать...

Одиночество

Вскоре Ворошиловск освободили от гитлеровцев и Антонина вернулась в родной город.

- Я пешком шла от Невинномысска. Казалось, подойду к дому и, если увижу свет в окне, значит Николай жив. Но чуда не произошло…

Очень долго она еще будет хвататься за любую соломинку, не в силах поверить, что мужа потеряла навсегда. Искала его в госпиталях Москвы, ездила в Краснодар, где что-то прослышала об однофамильце. Верить не хотела даже тогда, когда Николай Гундобин и Николай Зорин, летавшие в тот роковой день вместе с мужем в одном звене, рассказали ей все подробности последнего боя Николая. Назвали и место гибели – два километра юго-западнее села Солдато-Александровского Ставропольского края…

Замуж больше Антонина Ивановна не выходила. Почти шестьдесят пять лет она носит фамилию мужа, с которым они вместе не были и два года. Иногда она достает папку, развязывает тесемки и перечитывает письма Николая, долго держит два пожелтевших от времени листочка – извещение о гибели старшего лейтенанта Николая Хрисанфовича Куцепала и справку о смерти Николая Николаевича Куцепала, четырех месяцев от роду. Дольше всех она задерживает взгляд на фотографии, где они запечатлены с Николаем - счастливые и влюбленные, с самыми радужными мечтами, которые, как и их светлую любовь, перечеркнула война.

На снимке: Николай и Антонина Куцепал. 1940 год.

Источник: "Ставропольская правда", 19 октября 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх