ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Правда о 2-й Ударной

Вениамин САХАРЕВ

Великая Отечественная... Мы многое знаем о той войне. Но почти не осведомлены о страшной Любанской операции, о 2-й Ударной армии, героически дравшейся в полном окружении без боеприпасов, продуктов питания, без поддержки с воздуха. Клеветнические измышления омрачали (и в какой-то степени омрачают до сих пор) покой оставшихся в живых ветеранов, воевавших в составе этой армии. Один из них – наш земляк, житель Новоалександровска – бывший старшина-связист Иван Иванович Беликов. Это один из тех «болотный солдат», о которых рассказывается в известной книге Воениздата «Мясной бор».

Патологическая подозрительность Сталина наложила отпечаток и на стиль работы спецслужб Красной Армии. Всех, кто вышел из окружения, пройдя страшный «коридор» у Мясного Бора, вначале встречали медики, окружая уходом и заботой. Бойцы, опухшие от голода, раненые, оборванные, обовшивевшие, не теряли радостного блеска в глазах: «Вышли!». А потом они попадали в руки НКВД, их ждал лагерь. Так было…

В злополучном 37-м Сталин лично выискивал тех, «кто виноват», а в 42-м он уже не утруждал себя этой черновой работой. Вокруг «непогрешимого» размножилась популяция подпевал-подхалимов, приспособленцев, карьеристов, паразитирующих на пороках сталинского характера. Они-то дружным хором и провозгласили: «Вот он, главный виновник катастрофы под Любанью – генерал Власов!». И пошло. Журналисты, очеркисты, писатели обрушились на Власова как на виновника провала операции по снятию блокады с Ленинграда.

Хочу успокоить некоторых встревоженных читателей. Реабилитировать генерала Власова никто не собирается. Кстати, в 1946 году, по решению Верховного суда СССР он был расстрелян. Предателя настигла суровая и справедливая кара народа.

Вот только слухи о 2-й Ударной были несправедливы на протяжении многих десятилетий. Поэтому оставшиеся в живых ветераны часто не признавались, где они воевали: «А, ты во Власовской армии был!». Да, воевал солдат, но не во Власовской, а во 2-й Ударной без продовольствия (ели конину сырую, мороженую (без соли), объедали траву, если таковая имелась, ели кору с осин). Без боеприпасов, с нашей знаменитой мосинской винтовкой, с двумя-тремя патронами на брата против немецких автоматов, минометов и пулеметов, против фашистских «авиакаруселей» – это когда весь световой день – бомбы и пулеметные очереди над головой, а спрятаться негде…

Сотни раненых (медицинской помощи никакой) погибли от заражения крови, от голода и холода. «Болотные» солдаты дрались и в этих условиях и, чтобы не попасть в плен, стрелялись.

Генерал-предатель Власов вышел к деревушке, еще не сожженной ни нашими, ни немцами – подал крестьянке свои ручные часы, чтобы обменять на продукты. Его маленький отряд увидел староста и доложил фашистам…

С собой Власов вывел «армию» (как нам говорили) из шести человек: полковник П. Виноградов, начальник штаба, два политрука, два красноармейца и повариха Мария Воронова.

После войны мы изучали десять «сталинских ударов». Но Любанская операция не вошла в их число. Неудачу ее и гибель сотен и тысяч героических бойцов 2-й Ударной – спишут на генерала-предателя Власова.

Вот как писала от имени Главного политического управления Красной Армии газета «За Победу!» 6 июля 1943 года: «…Гитлеровский шпион Власов завел по заданию немцев части нашей 2-й Ударной армии в немецкое окружение, погубил многих советских людей, а сам перешел к своим хозяевам-немцам». А спустя десятки лет после гибели армии нас убеждали: «Бездействие и измена Родине и воинскому долгу бывшего командарма генерал-лейтенанта А. Власова являются одной из самых важных причин того, что армия оказалась в окружении и понесла огромные потери». О просчетах Верховного Главнокомандующего нигде ни слова. Что же было в действительности?

В первой декаде сентября 1941 года немцы взяли Шлиссельбург, кольцо блокады Ленинграда замкнулось. 17 декабря Ставка Верховного Главнокомандования объявляет о создании Волховского фронта под командованием К. Мерецкова. 59-я армия только формируется. Резервная 26-я армия, переименованная во 2-ю Ударную, прибывает в Малые Вешеры. Тылы и артиллерия отстали, но Ставка требует ускорения наступления. На заседании 5 января 1942 года главный вопрос – всеобщее наступление от Баренцева до Черного морей. «Против» выступили Г. Жуков и Н. Вознесенский. Но «сам», т.е. Сталин, загодя поставил в решении последнюю точку. Из Ставки приказ – наступать! «Вперед и только вперед!»

Командование фронтом требует скорейшего выхода 2-й Ударной армии на железную дорогу Москва – Ленинград на станцию Любань. Не дошли шести километров. Но как шли! Подвоз продовольствия, фуража, горючего и боеприпасов почти прекратился. Армии пытались помогать, знаменитые

У-2: сбросят три-четыре мешка с сухарями, а мешки-то бумажные, да и падали часто в болото. Наступательный порыв резко снизился.

В это время идут кровопролитные бои в самом «горле бутылки» - Спасская Поместь – Мостки – Мясной Бор. Вот здесь-то и дрался наш земляк, солдат Иван Иванович Беликов. Обращаясь к молодым, он говорит: «Мое многострадальное поколение пережило страшные муки. Когда молодые говорят, что вы завоевали, я думаю, что они не представляют себе того, что нес нам Гитлер: ведь он обещал каждому своему солдату по 100 га нашей земли и по 10 русских семей-батраков в придачу. Свободы не ценят потому, что не теряли, но ведь дороже воли и нашей Родины ничего на свете нет!..»

Дорогие друзья! Обратился к вам с этим письмом потому, что уже нет времени: умирают ветераны. Ивану Ивановичу Беликову 91-й год! Подключить бы к этому делу не только газету, но и телевидение. Я думаю, другие ветераны не обидятся, не заест их зависть, им это чувство чуждо. А вот встреча эта могла бы вырасти в отличный документ истории. Скоро придет время, когда вы будете брать последнее интервью у последнего ветерана.

Торопитесь!

Источник: "Ставропольская правда", 25 мая 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх