ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

«Учебная» тревога

Вилор БОЧАРНИКОВ

В пятигорском кемпинге «Ромашка» 22 июня 1968 года один из нас, взглянув на часы, задумчиво произнес:
- Семнадцать сорок… В этот день в сорок первом я уже воевал…

Произнесший эти слова был старше нас, и его слушали внимательно, а я, по укоренившейся привычке, достал блокнот и стал записывать этот удивительный рассказ Ильича. (К сожалению, ни имени, ни фамилии не помню).

Службу в учебном батальоне, состоявшем из призывников со средним и неполным средним образованием, он проходил в Западной Белоруссии. Перед началом войны их полк, принимавший участие в окружных маневрах, был отодвинут на шестьдесят километров от границы. Артиллерия находилась в ремонте. Боеприпасов не было: с собой взяли только холостые патроны.

21 июня весь день «воевали». Потом, под воскресенье, смотрели кинофильм и уснули только в час ночи. Когда на рассвете начали бомбить ближайшие аэродромы, ворчали: «И в воскресенье не дадут отоспаться…»

Боевая тревога подняла всех на ноги, но никто ее всерьез не принял, так как командир полка на маневрах ставил задачу: «Немцы заняли высоту…» - и так далее.

Выдали сухой паек. Это вызвало новое неудовольствие. По приказу командира полка побатальонно двинулись к границе, где каждый знал свой участок обороны.

Навстречу стали попадаться беженцы. Самое трагичное, все думали, что это тоже имитация. Взрывы авиабомб принимали за взрывы толовых шашек, а начавшиеся пожары – за дымовые завесы.

Когда навстречу хлынул поток публики «почище» - милиционеры, служащие, - удивились: «Надо же… И этих подняли…»

В шестнадцати километрах от базы попали под артобстрел, услышали свист осколков и… поверили.

Командир полка приказал произвести разведку боем, назначив для этого отделение разведроты и четвертое отделение четвертого взвода. В нем Ильич был первым номером ручного пулемета. Весь полк собирал для них патроны и гранаты, прощались, так как полагали, что идут на верную смерть.

Поползли на запад, беспорядочно стреляя. Начали обстрел и немцы, да такой, какой наши бойцы и представить не могли. Появились первые убитые и раненые. Командир роты все время приказывал: «Вперед!» Вскоре он упал: осколок немецкой мины снес офицеру череп. Ильич принял на себя командование, приказал возвращаться. Местоположение противника было установлено. А дальше…

Днем вели оборонительные бои, а ночью отступали. Немцы в то время воевали «культурно»: к двенадцати часам дня прекращали огонь, обедали, ночью спали, а наши отступали и готовили новые позиции.

В один из последующих первых дней войны Ильича послали в село за продуктами. На подходе обстреляли поляки. В селе собрали крестьян, предлагали деньги, но они не взяли. Дали два ведра молока, хлеба и немного сала. С хорошим настроением возвратились в часть, а часть уже снялась. Двинулись на восток. Встречные сообщали, что впереди немцы. Свернули в лес, разгрузили брошенную каким-то подразделением подводу с боеприпасами.

Собралось человек семь «заготовителей». Среди них был один пограничник. Заняли круговую оборону с целью продержаться до вечера, а ночью отходить. Да раньше подъехала танкетка. Танкисты сказали, чтобы отходили немедленно, ибо скоро придут немцы. Раненный в руку танкист захлопнул крышку люка, и бронемашина уехала. Через пару часов подъехали два грузовика. Сидевшие в них красноармейцы сказали, что позади них никаких немцев нет.

На переправе всех задержали и направили в сводный батальон. С комбатом обошли посты. Запасники вырыли окопы глубиной 50-60 сантиметров, настлали соломы и спали непробудным сном. Пришлось будить их прикладами.

На КП пользовались прицелом от снайперской винтовки, так как даже у комбата не было бинокля. Потери, несмотря на ежедневные бои, поначалу были невелики: сражались кадровые военные. Но потом какой-то капитан подставил взвод под перекрестный огонь, и от пятидесяти человек не осталось ни одного живого.

Были случаи, когда поляки обстреливали наши части. Ксендз убил из пистолета лейтенанта, а наши расстреляли его самого. Ильич видел, как кукурузник сбил немецкий аэростат-корректировщик… Один раз послали раздобыть пулемет. Наткнулись на трех узбеков с «Максимом», хотели взять, но они открыли предупредительный огонь, и пришлось ретироваться…

Ильичу, не единожды раненному и контуженному, удалось дожить до Победы. Но впечатления первых дней войны остались самыми яркими.

* * *

Контрудар

Алексей Антонович Зубков / снимок из семейного архива Еще более удивительный рассказ о начале войны я записал из уст недавно умершего ветерана Великой Отечественной Алексея Антоновича Зубкова.

Родился он в селе Московском. В семье, кроме отца и матери, были три брата. После окончания четырех классов стал работать в молодежной бригаде колхоза имени 8 Марта. В сороковом призвали в армию. Попал на Западную Украину, окончил курсы механиков-водителей тяжелых танков.

В июне 1941 года стояли в городе Стрый. В два часа ночи танкистов подняли по тревоге. Командир танкового полка подтвердил, что это боевая, а не учебная тревога, послал всех переодеться и вывести танки из парка. Через два часа КВ и Т-34 были замаскированы на улицах, и, когда налетели немецкие самолеты, разбомбили парк, боевые машины остались невредимы.

В боевых порядках часть двинулась на запад и, сметая по пути вражеские войска, прошла около сорока километров. В одном из боев без вести пропал командир полка вместе с танком. Командование приняли заместитель командира полка по хозяйственной части майор Швицов и батальонный комиссар Макаров.

Кончился боекомплект и запас горючего. В городе Бориславле был небольшой нефтеперегонный завод. С боем пробились к нему. Пока один танковый батальон заправлялся, второй – охранял.

Оставшись в тылу среди вражеских войск без связи, повернули на восток. Дошли до города Стрый. На месте взорванного в степи склада боеприпасов подобрали много снарядов, набрали полные боеукладки. Пошли в направлении на Львов.

На подходе к городу потеряли почти все танки Т-34, но вышли на старую границу. Там стояла такая же потрепанная в боях 8-я танковая дивизия КВ. С этой дивизией с боями отходили к Виннице, после чего дивизию вывели из боя и перебросили под Харьков. Но это уже другая история…

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 22 июня 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх