ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Один в поле воин

Николай ГРИЩЕНКО

Танкист из Ставрополя задержал наступление дивизии вермахта

Павел Климов. Благодаря этой фотографии удалось установить воинскую часть, в которой он служилВЕРСИЯ
В истории первых сражений Великой Отечественной до сих пор хватает белых пятен и мифов. К ним относится бой у литовского города Расейняй, когда один советский танк несколько дней сражался - по разным версиям - с танковой дивизией или танковым корпусом вермахта.

- Бой, послуживший основой для легенды, произошел 24-25 июня, когда в противоборстве сошлись части советской 2-й танковой дивизии и нескольких моторизованных, пехотных и «панцирных» дивизий немецкой группы «Раус», - рассказывает житель Ставрополя Андрей Климов. – Есть большие основания считать, что одним из членов экипажа того одиночного танка был мой дядя - сержант, механик-водитель Павел Климов, который официально числится среди пропавших без вести. Нашей семье потребовалось более 60 лет поисков, переписки с архивами, ветеранами Великой Отечественной, военными историками, чтобы прийти к этому предположению...

Впрочем, обо всем по порядку. Семья, в которой родился будущий сержант Рабоче-Крестьянской Красной армии, была самой обычной для той поры. У землемера Василия Ивановича и учительницы начальных классов Александры Семеновны Климовых было трое детей – два мальчика и девочка. Глава семейства участвовал в Первой мировой, в годы гражданской непродолжительное время служил в Добровольческой армии. Однако репрессиям со стороны советской власти (удивительно, но факт) не подвергался.

- В 1939 году, окончив с отличием школу, дядя поступил в Ленинградский политехнический институт, но, не успев прослушать первый курс, был призван в армию, - продолжает Андрей Климов. – А через два месяца началась советско-финская война, и он попал в 20-ю танковую бригаду. В ее составе прорывал укрепления «Линии Маннергейма». По воспоминаниям родных, дядя в своих письмах, уничтоженных во время оккупации Ставрополя немцами, писал о том, как тяжело было в боевых частях, о том, как на подходе к Выборгу он почти сутки просидел в полузатопленном танке Т-28, и о том, что представлен к награде. Однако получить ее по каким-то причинам не успел. Дальнейшую службу Павел Климов проходил в Белоруссии, где на базе 20-й танковой бригады формировалась 2-я танковая дивизия, а потом отправился служить в Литву. Именно из Прибалтики были получены от него последние письма с фото.

Фото из архива военного историка И. Ивлева: немецкие солдаты после боя осматривают КВ-2, который в одиночестве сражался с 11-м танковым полком вермахтаА в начале 1941-го он сам неожиданно нагрянул в гости к родной сестре, работавшей в одном из научно-исследовательских институтов Ленинграда. Дядя сказал, что приехал получать на Кировском заводе новые танки (там выпускали КВ-1 и КВ-2), и добавил, что получил «боевые» за советско-финскую войну. Часть денег оставил сестре, а на другие купил костюм и отослал его в Ставрополь. Еще в посылке была газетная вырезка с фотографией КВ-2 и припиской, что именно на таких танках он сейчас служит. В качестве сувенира лежали танковые часы, на которых химическим карандашом было написано Т-28 №362262 и КВ 476… 9.II.41.

* * * * *

Когда началась война, известий от Павла уже никаких не поступало. На запросы родных из бюро писем штаба Западного фронта 17 октября 1941 года сообщили, что «меры розыска приняты, по установлению его местопребывания Вам будет сообщено дополнительно». Однако ни через год, ни даже после Победы близким одного из миллионов пропавших без вести, убитых или плененных красноармейцев так ничего и не сообщили.

- Приступая в 1957 году к планомерным розыскам брата, мой отец, Анатолий Васильевич Климов даже не знал, в какой воинской части тот служил, - рассказывает дальше А. Климов. - Запросы писал во всевозможные архивы и ведомства, но ответы приходили стандартные - «в материалах наградного отдела Главного управления кадров… Климов Павел Васильевич не значится», «документальных материалов 20-й танковой бригады на хранении в Центральном Государственном архиве Советской Армии не имеется».

Годы упорной переписки и самостоятельных исследований все же увенчались успехом. Так, благодаря фотографии, вернее, клише фотоателье «Менас», на ее обратной стороне удалось установить, что Павел Климов служил в городе Ионова, где дислоцировалась 2-я танковая дивизия. Опять запросы и снова стандартные ответы «не имеется», «не значится», «не представляется возможным». Только когда удалось разыскать оставшихся в живых ветеранов дивизии – командира 5-й роты 1-го танкового батальона 3-го танкового полка Осадчего и танкиста разведывательной роты Жарова, туман неизвестности стал рассеиваться.

Из переписки с Осадчим выяснилось, что Павел Климов служил в 4-м танковом полку дивизии. Всего во 2-й дивизии было 32 танка КВ-1 и 19 - КВ-2. Более интересную информацию сообщил танкист Жаров. Оказалось, что он вместе со ставропольцем проходил курсы подготовки среднего командного состава и даже фотографировался с ним в один и тот же день - 29 апреля 1941 года. «Как только фотографии были напечатаны, то негативы в нашем присутствии были сожжены, - пишет в своем письме Жаров. - Увы, о дальнейшей судьбе Павла после окончания курсов ничего сообщить не могу».

* * * * *

Поскольку в отечественной историографии военная кампания в Прибалтике подробно не освещалась, а советские документы были уничтожены в разгар боев, то о тех событиях можно судить по немецким штабным донесениям. Они были опубликованы несколько лет назад в книге английского военного историка Томаса «Panzertruppen 1935 – 1942».

Так, в боевом дневнике 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии вермахта на второй день операции «Барбаросса» была сделана следующая запись: «На плацдарме, занятом 6-й танковой дивизией, удалось взять несколько пленных. Командир немецкого отряда приказал их отконвоировать в расположение штаба дивизии, в Расейняй. Пленных поместили в грузовик, в кузов село и несколько конвоиров. Меньше чем через час вернулся шофер грузовика и доложил, что на полпути между рекой и Расейняем машину обстрелял гигантский советский танк. Грузовик загорелся. Пленные, воспользовавшись замешательством конвоя, разбежались. Было похоже, что единственная дорога, по которой шло снабжение плацдарма, оказалась перерезанной. Конечно, один танк ничего не означал…».

Однако и один в поле воин, тем более что это был тяжелый КВ-2, который за несколько часов уничтожил автоколонну грузовиков снабжения, батарею 50-мм пушек и 88-мм зенитное орудие. Были отбиты три атаки немцев.

«Подразделения дивизии, удерживающей плацдарм, расстреливали последние боеприпасы. С утра у солдат во рту не было ни одной крошки. Не видя выхода из создавшейся ситуации, генерал-майор Ландграф приказал 11-му танковому полку провести отвлекающую атаку, надеясь под шумок подтянуть еще одну 88-миллиметровую пушку. Другой возможности уничтожить проклятый танк не было, разве что ждать, пока экипаж танка погибнет от голода и жажды…

Утром 25 июня советский танк был атакован несколькими десятками танков PzKpfw 35 (t). Немецкие машины рассыпались веером, ведя ураганный огонь, отвлекая внимание советских танкистов, пока со стороны Расейняя подтягивали зенитку. Лишь после первого выстрела экипаж танка заметил опасность. Башня стала разворачиваться в направлении немецкого орудия, когда зенитчики добились еще двух попаданий.

В сторону замолчавшего танка побежали немецкие солдаты. В броне советского колосса были заметны только две пробоины. 50-мм снаряды оставили лишь восемь «оспин». Фугас, подорванный ночью, разбил гусеницу, сорвал часть крыла и немного повредил ствол пушки. 37-мм снаряды (немецких танковых орудий. - Н.Г.) не оставляли никаких следов! Солдаты вскарабкались на броню и попытались открыть люки. Внезапно башня начала поворачиваться, солдаты горохом посыпались на землю. Два гренадера не растерялись и бросили по ручной гранате в пролом брони. Раздался приглушенный взрыв, после чего танк замолчал окончательно. Когда наконец удалось вскрыть люки, внутри танка были обнаружены останки шести советских танкистов, которые на протяжении 48 часов сдерживали наступление целой танковой дивизии вермахта!»

* * * * *

- Если сопоставить немецкие документы и воспоминания Осадчего, то КВ-2, сражавшийся в одиночку с танковым полком вермахта, был из 4-го полка, - считает Андрей Климов. – Дело в том, что наша дивизия наступала двумя ударными группами - 3-й полк на Расейняй, а 4-й танковый полк, в котором служил Павел Климов, на Скаудвиле. Первоначально советским танкистам сопутствовал успех, но развить его не удалось. Во время упорных боев Расейняй четыре раза переходил из рук в руки, а до Скаудвиле 4-й танковый полк даже не дошел. Описанный немцами бой произошел в зоне наступления на Скаудвиле.

На вопрос: «Почему КВ-2 не прорывался к своим?» можно ответить, что виной тому стала поломка двигателя. Из записей боевого журнала 11-го «панцирного» видно, что советский танк двое суток находился на одном и том же месте и даже в направлении противника разворачивался не корпусом, как это было принято среди танкистов той поры, а только башней. Дело в том, что на КВ-2 стояли никудышные воздушные фильтры, которые часто забивались пылью, из-за чего двигатель бронированного колосса быстро выходил из строя. Еще из анализа документов видно, что экипаж КВ-2 был довольно опытным (как тут не вспомнить, что Климов участвовал в прорыве «Линии Маннергейма»), так как занял оборону в таком месте, которое позволило перерезать линию снабжения немецкой дивизии.

Поскольку таких танков в дивизии было всего лишь 19, а если учесть, что они были распределены по разным полкам, то есть основания считать, что в составе того героического экипажа был сержант Павел Климов.

* * * * *

Впрочем, окончательно утверждать, что Павел Климов был одним из тех, кто задержал наступление немецкой танковой дивизии, пока рано. Приведенные выше доказательства – косвенные. Точку в исследовании могут поставить ответы из центрального государственного архива Германии и ассоциации ветеранов вермахта, куда с помощью «Ставропольской правды» направлены соответствующие запросы.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 22 июня 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх