ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Ставропольский поэт И.И.Понятовский (Делавар)

Эмилия ЖДАНОВА

В настоящее время имя поэта И.Понятовского известно лишь ограниченному числу лиц, работающих с материалами дореволюционного периода на Ставрополье.

В фондах Ставропольского Краевого Музея имени Г.Н.Прозрителева и Г.К.Праве, Ставропольской Краевой Универсальной Научной библиотеки имени М.Ю.Лермонтова Понятовский представлен двумя сборниками стихотворений: «Думы» и «Хризантемы». (1)

Первый сборник «Думы» вышел из печати в Ставрополе в 1910 году под псевдонимом «Делавар». Имеются экземпляры этого сборника, подписанные при жизни поэта в дар В.Д.Беневскому (2) и М.Г.Михайловой, предположительно, учительнице Ольгинской гимназии г.Ставрополя.

Второй сборник «Хризантемы» издан также в г.Ставрополе в 1913 году. В него вошла часть стихотворений уже опубликованных в сборнике «Думы». На этот раз Понятовский указывает свое настоящее имя наряду с литературным псевдонимом, которым он далее, очевидно, уже не пользуется.

Как автор сборника «Хризантемы» И.Понятовский упоминается в книге А.Тарасенкова (3) «Русские поэты XX века. 1900-1955» и публикации Г.А.Беликова, известного ставропольского ученого-краеведа, в газете «Экстра-КП» № 1, 1997 год в рубрике «Помнят улицы твои…».

Один из экземпляров с автографом автора подарен Городскому музею им. М.В.Праве, а другой подписан в дар Г.В.Гниловскому (4).

Насколько нам известно, биография И.Понятовского никогда не была опубликована. Очевидно, этот факт повлиял на то, что его имя как и сборники его стихотворений не включены в буклет, изданном отделом редкой книги Краевой Научной Библиотеки имени М.Ю.Лермонтова в 2002 году.

Работая с документами Государственного архива Ставропольского Края, материалами Ставропольского Краевого Музея имени Г.Н.Прозрителева и Г.К.Праве, Краевой Научной библиотеки им. М.Ю.Лермонтова в период с 2001-2003гг., нам удалось установить следующее.

Иван Иванович (Иоанн Иоаннович) Понятовский родился в 1859 г. в семье священника Орловской губернии. Обучался в Киевской Духовной Академии. По окончании ее в 1885 г. был определен на должность учителя русского языка в Горийское духовное училище, где также преподавал позднее греческий язык. Заметим, что Сталин (Джугашвили) И.В. поступил в это училище осенью 1888 г. и, возможно, учился у Понятовского некоторое время. В марте 1889 г. Понятовский перемещен, согласно прошению, на должность учителя русского языка в Шацкое духовное училище Рязанской губернии. В 1894 году Советом Киевской Духовной Академии удостоен степени кандидата богословия. Затем он становится преподавателем русского языка в Переяславль-Залесском духовном училище Владимирской губернии. В 1899 посвящен в сан дьякона. С октября 1904 г. состоит в штате преподавателей Ставропольской духовной семинарии. Имеет орден Анны 3 степени (5). В семинарии И.И. Понятовский преподавал Священное писание, гомилетику и литургику, церковный устав, практическое руководство для пастырей, греческий язык. На него также возлагалась обязанность готовить семинаристов к чтению в семинарской церкви, где он был дьяконом, а также за точным выполнением Устава в данной церкви. Он, как и другие, преподаватели исполнял обязанности классного воспитателя: проводил с семинаристами беседы, посещал квартиры, где они проживали.

Один из его воспитанников писал, что Понятовский «сумел заслужить симпатии почти всех питомцев семинарии. Всегда сердечно и чутко относясь к учащимся, он был неизменно ласков с ними, старался дать добрый совет, отличался чрезвычайной простотой в обращении и спокойным добродушием. И учащиеся отзывались на это» (7).

Число пользовавшихся библиотекой по разделу «гомилетика» было наибольшим, а неуспевающих по этому предмету не было. (8)

В 1906-1909 гг. он читал проповеди в Кафедральном соборе по престольным праздникам (9).В течение ряда лет он был членом Педагогического Совета семинарии, а также входил в «Комиссию по проведению экзаменов для лиц, ищущих звания учителя церковно-приходских школ и начальных училищ, дьяконовского и священнического места» (10). Имеется упоминание о переписке, которая велась на протяжении 1907-1910 гг. по вопросу о рукоположении Понятовского в сан священника. Но сами документы из архива выбыли и результаты ее неизвестны (11). Все документы, относящиеся к его семинарской деятельности, подписывал: Преподаватель И. Понятовский.

Понятовский был женат, имел 6 дочерей (одна из них умерла рано, другие обучались в Ставропольском Епархиальном училище) и 2-х сыновей, которые имели духовное образование (12). Умер Понятовский в 1920 году. Место захоронения не установлено.

Поэтическое наследие И. Понятовского не исследовано. В вышеуказанных сборниках многое навеяно христианскими и библейскими мотивами: «Творцу», «Бог», «Вифлеемская звезда», «Каин», «Укрощение бури на Галилейском озере» и другие. Их условно можно отнести к стихотворениям I цикла, связанного с его профессиональной деятельностью. Ко II циклу мы бы отнесли те стихотворения, которые отражают великую любовь автора к природе, тонкое понимание ее величавых красок, с обилием поэтических образов и сравнений. «Нежную свирельную речь» стихотворений Понятовского отмечает его современник. «Со стороны формы», далее указывает он, «стихотворения Понятовского можно признать безукоризненными. Избегая туманных выражений, Понятовский говорит конкретным образным языком, нередко с поразительной силой. Но особенную прелесть и красоту составляют, по мнению современника поэта, «стыдливая девственность поэтической мысли, лиризм, простота и глубокая вдумчивость тона, трогающая человеческое сердце» (13).

И нашим современникам интересно было бы познакомиться с запоминающимися чистотой речи, точностью изображения, благозвучностью, строками его стихотворений:

«Люблю я зимние метели
С их пляской снежной, - круговой.
Они мне в детстве песни пели…»,

и далее:

Вот на пути село: ни звука,
Все избы снегом занесло,
На улицах не слышно стука,
Равно безмолвны радость, мука,
Все спряталось, в себя ушло.
(«Зимний путь»)

Многие стихотворения так и просят переложения на музыку и могли бы стать прекрасными романсами. Это и «Первая любовь», «Вечерний путь», «Весенний день», «Летом», «Осень» и другие.

Первая любовь
Мимолетные редкие встречи,
Вздохи тайные, робкие речи,
Взгляды нежные, трепет желания –
Сколько счастья в вас, сколько страданья?!

Песенка (Посвящается В.Д.Беневскому)
Тихою волною
Песенка несется:
Кто на эту песню
В мире отзовется?
Робкая - ли дева
С грустными очами,
Юноша - ли смелый
С пылкими речами?
Матерь - ли, ребенка
Милого качая,
Бабушка - ли, внука
Сказкой забавляя?
Муж – ли, надевая
Бранные доспехи,
Старец – ли, припомнив
Юности утехи?
Что от песни будет?
Скатятся – ли слезы,
Вспыхнут – ли тревожно
Пламенные грезы?
Или в отдаленье
Смолкнет звук бесследно
Тихим отголоском
В мраке ночи бледной?
Песня! Для кого же
В сердце ты слагалось –
Нежно так рыдала,
Звонко так смеялась,
Страстно так любила,
Жарко так молилась:
Если твоя доля
Грустно так сложилась?

Особый цикл стихотворений составляют те, что посвящены замечательным деятелям культуры, науки и литературы России: М.В.Гоголю («Пророк», «Милые страницы»), А.В.Кольцову («Музыка природы»), по случаю 100-летия его рождения, «Памяти Ломоносова» в связи с 200-летием со дня рождения (14).

Твой гений пышно развернулся
И светом радужным сиял,
И все, чего бы не коснулся
Ты к новой жизни призывал
Творец родной литературы,
Философ, физик и поэт,
Ты насаждал цветы культура,
И разливал познания свет…
(«Памяти Ломоносова»)

Состраданием и гордостью звучат строки, посвященные Римме Михайловне Ивановой (15). Понятовский воспевает подвиг медицинской сестры, поднявшей в атаку солдат и награжденной офицерским орденом посмертно.

Выше шла речь, в основном, о тех стихотворениях, которые вошли в сборники «Думы» и «Хризантемы» или печатались в журнале «Ставропольские Епархиальные Ведомости». Но нам удалось разыскать и другие, опубликованные в местной печати до выхода указанных сборников. И эти стихотворения, датированные 1905-1906 гг., дают нам представление о совершенно ином Понятовском, гражданине и патриоте.

В 1905-1906 гг. в России складывается сложная обстановка. В Петербурге происходят события 9 января, идет русско-японская война, возникают беспорядки в Москве, Петербурге, в селах, студенческие волнения в Петербурге, Харькове. Очевидна несостоятельность правительства вывести страну из кризиса. В российских и ставропольских газетах («Северный Кавказ», «Северокавказская газета», «Братство», «Вестник труда») появляются критические статьи по поводу политической и общественной жизни России, отмечается, что страна заходит в тупик.

За это время на страницах газет «Северный Кавказ» и «Северокавказская газета» печатаются вольнолюбивые и антивоенные стихи, отражающие стремление народа сбросить оковы, его чаяния и надежды на лучшее будущее, мечты трудящихся о свободе, мире. Стихи подписаны именем «Делавар». Редакция охотно печатает стихи, которые с завидным постоянством присылает поэт и просит господина Делавара сообщить редакции свой адрес.

Нам ничего не известно о сочинениях Делавара до его приезда в Ставрополь, но он очень активно сотрудничает с газетой «Северный Кавказ» в 1905 г. Только за период с июня по ноябрь в этой газете напечатано: «Пленный рыцарь» (№67), «Две доли» (№69), «Песнь орла в неволе» (№71), «Смерть сокола» (№84), «Сонет» (№86), «Родная песня» (№87), «Подснежник» (№97), «Сон узника» (№102), «Мир» (№103), «Венок на могилу князя С.Н.Трубецкого» (№118), «Враждующим братьям» (№107), «Весенний поток (№131). Вот небольшой отрывок из стихотворения «Родная песня»:

Тихо льется в воздухе ночном
Песнь отчизны грустно-удалая
И, в дали пустынной замирая,
Словно робко плачется о ком.
Шли века напева не меняя:
В темноте, в обиде жил народ,
Лил с чела его кровавый пот,
И звенели цепи, не смолкая.
Шли века – безмолвно он страдал,
Только в песне горе выражая,
Звук за звуком сердце облегчая
Из груди страдальчески вставал.
О, когда же, сторона родная,
Правду, счастье ты себе найдешь
И иную песню запоешь,
Радость жизни громко прославляя?

В стихотворении «Весенний поток» звучат такие строки:

Поет поток и звуки
Победные растут:
«Минули рабства муки,
Дни воли настают»…

Понятовский быстро реагирует на события, происходящие в России и на Ставрополье.

30 сентября 1905 г. умер ректор Московского университета князь Сергей Николаевич Трубецкой. В 1904 г. в газете «Право» он указывал на причины наших неудач в войне с Японией, скорбя душой как честный человек, гражданин, за свою родину. В 1905 г. сделал обстоятельный доклад государю о насущных нуждах России, предупреждая его об опасности полного разлада и дезорганизации общества и экономической жизни, когда власть обречена на бессилие, когда одна часть населения возбуждена против другой. В сентябре 1905 г. избран ректором Московского университета и вскоре (30 сентября) скончался. Газета «Северный Кавказ» (№115) отзывается на его смерть некрологом, в котором называет Трубецкого С.Н. борцом за лучшее будущее, одним из достойнейших граждан России. Местная интеллигенция отслужила в соборе панихиду о князе Трубецком. Прослушано было несколько речей, выяснивших роль и значение его в освободительном движении, как борца за свободу, благородному общественному деятелю, первому ректору свободного университете. На это событие уже 18 октября 1905 г. в газете «Северный Кавказ» Делавар откликается стихотворением «Венок на могилу С.Н.Трубецкого», где пишет:

Зачем святое из сердец
Так рано бить перестало?
- Оно за родину страдало,-
И … надорвалось, наконец.

В конце 1905 г. – начале 1906 г. газета сообщает о восстании моряков в Кронштадте, закрытии фабрик в С-Петербурге, погромах в Одессе, расправе с демонстрантами в Пензе, митингах по поводу Манифеста 18 октября. «Вся страна охвачена как пожаром, разбоями, грабежами, казнями и погромами. Ков сему этому прибавились многочисленные виселицы осужденных военно-полевым судом. Общественная жизнь придушена, прогрессивная часть общества сидит по тюрьмам, черные силы организуются в черносотенные отряды и партии», - пишет газета «Вестник труда» от 16 сентября 1906 года. В январе 1906 г. в газете «Северокавказский Край» напечатано вольное переложение Делаваром стихотворения М.Горького «Песня о буревестнике», отражающее революционные настроения трудящихся:

Буревестник гордо рея,
Бурю кличет, бурю манит:
Приходи скорей, скорее!
«Буря, скоро буря грянет».
Ждет ее он средь простора,
К битве с нею жадно рвется –
Чует сердцем он, что скоро,
Скоро буря принесется.

В июне-июле 1906 г. газета «Северный Кавказ» (16) сообщает о волнениях в армии, о мобилизации казаков на несение полицейской службы. Оглашено возмутительное насилие над одним из депутатов Государственной Думы. В среде партии «Трудовая группа» этот факт вызвал бюро негодования. «Трудовая группа» - немногочисленна, около 100 человек. В состав ее входят крестьяне, рабочие, трудовая интеллигенция. Группа энергично борется, требуя землю, волю и свободу трудящихся. Цель борьбы – земля и воля. Они наивно полагали, что вместе с государем будут обсуждать, как это провести в жизнь, они предлагали замену министров другими, пользующимися доверием Думы. Ставропольцы, как сообщает газета, пережили 29 июня поистине «Гражданский день». Тысячи людей собрались перед зданием городской думы и слушали речь члена Государственного Думы Борисова о трудной борьбы и упорстве врагов освободительного движения. Чувствовался небывалый подъем гражданского чувства. Борисов обратился к народу поддержать Государственную Думу. На митинге присутствовало около 10 тысяч человек. Борисова поддержали и в селах. Крестьяне хутора Медвежинского Ставропольской губернии (528 человек) дали наказ членам Государственной Думы принять Закон об отчуждении в пользу трудящегося народа всех земель: «Требуйте свободу и волю для народа, о которой говорилось в Манифесте 17 октября 1905 г., отстаивайте крепко интересы наши, требуйте законов для блага всего народа, добивайтесь замены министров другими из числа членов Государственной Думы» (17).

В газете «Северокавказский Край» Делавар опубликовывает свое стихотворение «Подражание Бернсу» (Посвящается думской «Трудовой Группе») (18):

Мое сердце не здесь – мое сердце теперь в Государственной Думе,
В Государственной Думе среди представителей наших достойных;
Мое сердце теперь среди них – на державной народной трибуне,
Где свободно и гордо звучат благородные честные речи,
Где бесстрашно и твердо глядят вдохновенные светлые очи.
Мое сердце теперь – где слились все сердца в сострадании к народу,
Где готовы и жизни положить из любви к обездоленным братьям, -
Мое сердце с вождями народов в борьбе их за правду и волю,
В борьбе за права человека, за народную лучшую долю.

11 июля распущена Дума в Петербурге. Демократические силы терпят поражение. 27 июля 1906 года газета «Северокавказский Край» (№13) сообщает, что «член Госдумы от ставропольской губернии Онипко предан военному суду в Кронштадте. В Ставрополе это сообщение вызвало негодование. На Софийской площади собралось 5-6 тысяч людей. Требовали освобождения Онипко, отмена военного суда над ним. Ждали ответа на телеграмму от Столыпина. Толпу разогнали казаки. Избиение было беспощадным», - пишет газета.

В следующем номере «Северокавказского Края» (1906 г., №14) читаем стихотворение «9 июля 1906 года», подписанное «Делавар». Можно предположить, что оно написано под впечатлением данного события.

Судьба России, ее прошлое и настоящее волновали И.Понятовского. Неоднократно он обращался к этой теме. Весьма убедительно и красноречиво он подчеркивал благочестивость наших предков, их любовь к Родине и ответственность за ее судьбу. В своей проповеди, прочитанной 21 октября 1912 г., в день празднования столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года он отмечает благочестивость, веру славных защитников земли русской: Александра Невского, Дмитрия Донского, князя Пожарского, он говорил о молитве Кутузова, о письме Барклая-де-Толли перед Бородинским сражением (19) во славу русского оружия.

В поэме «Царица озера» (1904 г.) Понятовский напоминает о некоторых этапах становлении России, борьбе за веру, распрях и междоусобицах князей, о татарском иге, пришедшем на Русь «как ночь».

- Ох, сколько тут крови тогда пролилось –
Краснела не раз озерная волна,
Река разливалась от падавших слез …
В тяжелое время лишь Невский один
Военною славою Русь утешал:
Отчизну бессильную доблестный сын
От Шведов, Ливонцев, Литвы защищал.

Далее в поэме говорится, как Дмитрий Московский разбил татарского хана, но спустя годы опять на Руси завелась смута. напали поляки, литовцы, но по пришествии на престол Михаила «все стихло, мятеж безначалья угас, величья Руси период настал». Приходит на престол Петр Великий. Он «мудро и грозно над Русью царил, высоко державу родную вознес. Но сколько при этом и крови и слез страдалец-народ его верный пролил? …» Понятовский посвятил эту поэму своим землякам – жителям Переяславля-Залесского, где жил до приезда в Ставрополь.

К ставропольцам, пережившим засуху и песчаную бурю, обращено стихотворение «Самум». События тех лет волнуют его, например, открытие первого кинотеатра («Синематограф»):

Все смешалось – люди, тени,
Правда жизни, сказки ложь,
Трепет сладостных видений
И предсмертных вздохов дрожь…
Все метется, все мигает,
Эфемерно все, как сон …
Что же мир наш ожидает
И к чему стремится он? …

Понятовский как священнослужитель, как гражданин не воспринимает войну как способ разрешения существующих разногласий. Он ярко выразил свое отрицательное отношение к войне в стихотворениях «Две доли» (20) и прекрасном стихотворении «Мир» (21), опубликованном в связи с наступившим в русско-японской войне перемирием. В стихотворении «Враждующим братьям» он выступал против национальных конфликтов, бесчинств на национальной почве. Стихотворение звучит вполне современно:

У всех нас Россия – единая мать,
Все русские мы по рожденью, -
И нам ли оружием споры решать
Кто призвал судьбой к единенью?...
Сплотимся теснее одной семьей,
Чтобы родину видеть свободной.
И распри решать не кровавой рукой,
А правдою думы народной. (22)

В стихотворении «Сонет» находим удивительные строки (23):

И чудится порой в сиянии ночей
Мне тихий свет Его божественных очей,
Склонившихся к земле с печалью, но с любовью.
Упреков полная, но благостная речь;
«Я мир сюда принес, но вижу тот же меч,
Учил людей любви, а мир все полон кровью» ...

Все стихотворения, процитированные здесь, даются в отрывках и сокращениях. Все они (за некоторым исключением) подписаны псевдонимом Делавар, относятся к периоду 1905-1906 гг. и опубликованы в местных газетах. Затем, как уже указывалось, выходит сборник «Думы» (1910 г.), также под псевдонимом, и лишь «Хризантемы» (1913) раскрывают настоящее имя автора стихотворений. Только в журнале «Ставропольские Епархиальные Ведомости» в 1911-1912 гг., а также в 1916 г. он подписывает стихи своим настоящим именем.

Поэтическое творчество И.Понятовского нуждается в дальнейшем изучении специалистами. В уточнениях нуждаются и некоторые факты его биографии.

Многие стихотворения настолько благозвучны и образны, что их хотелось бы переиздать, сопроводив их биографией поэта, фотографиями и соответствующими комментариями. В современных условиях на это остается только надеяться.

Примечания

  1. Делавар. Думы (1908-1910). Ставрополь. Типолитография М.Т.Тимофеева, угол Театральной 1-2, 1910. «Хризантемы». Стихотворения И.Понятовского (Делавара). Ставрополь губ. Типография «Товарищество», Вельяминовская ул.,1913.
  2. Беневский В.Д. –русский композитор и педагог в учебных заведениях г. Ставрополя (1864-1930).
  3. Тарасенков А. Русские поэты ХХ века. 1900-1955. М., - Советский писатель, 1966, с.306.
  4. Гниловской Г.В. – секретарь архиепископа Агафадора, титулярный советник, секретарь Совета Андреевско-Владимирского Братства. «Памятная книжка Ставропольской губернии на 1913 год, с.165; с.198.
  5. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1906, с.1116; Государственный Архив Ставропольского края (ГАСК) ф.91, о.2, ед.хр.92, л.161.
  6. ГАСК, ф.91, о.2, ед.хр. 145, л. 79-80, л.84, л. 120, л.148, л.226, л.314.
  7. Ст. «К юбилею И.И.Понятовского (1885-1910)». «Северокавказская газета», №226, 15 октября 1910 г.
  8. ГАСК, ф.91, о.2, ед.хр. 145, л. 148.
  9. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1906, с. 699, с. 1216; 1907, с.997, с.1175; 1908, с. 586, с. 1576.
  10. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1908, с. 93; ГАСК, ф. 135, о. 66, ед.хр. 682, л.310; ГАСК, ф. 91, о. 2, ед.хр. 92, л. 147.
  11. ГАСК, ф. 135, о. 65, ед. хр. 371.
  12. ГАСК, ф. 91, о. 2, ед.хр. 161; Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1906, с.1116.
  13. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1915, с. 35.
  14. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1911, с.1463.
  15. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1916, с.56.
  16. г. «Северный Кавказ», 1906, № 141-145
  17. г. «Северный Кавказ», 1906, № 148
  18. г. «Северокавказский Край», 1906, № 141
  19. Ставропольские Епархиальные Ведомости, 1912, № 43
  20. г. «Северный Кавказ», 1905, № 68
  21. г. «Северный Кавказ», 1905, № 103
  22. г. «Северный Кавказ», 1905, № 107
  23. г. «Северный Кавказ», 1905, № 87

По теме:
• Иван Понятовский: возвращенное имя
• И диакон, и поэт

Источник: сайт "Новая локальная история"

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх