ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

До царских палат

Елена ГРОМОВА

Пожелтевшие страницы газеты «Пятигорское эхо» 1912 года. Под рубрикой «Театр и музыка» рецензия «На концерте Надежды Васильевны Плевицкой в Кисловодске».

«Обычная картина концертов Плевицкой – переполненный зал, туалеты, «доводящие дам до восторга», оглушительные крики – «Чайку», «Ухаря-купца»…».

Анонс концертов Надежды Плевицкой в прессе Кавминвод.Певица была в ударе, и исполнение ее было согрето истинным вдохновением. Как всегда ей удалось «нарисовать» яркие картины: слушатель «видел», как плывут «острогрудые Стеньки Разина челны», «видел» лихого атамана и несчастную княжну, с грустью слушал о том, как «однозвучно звенит колокольчик», начинал добродушно улыбаться при звуках «Калинки-малинки».

Надежда Плевицкая. Снимок из газеты 'Пятигорское эхо', 1914 г.Одним штрихом Плевицкая создавала образ, захватывая и трогая. Да, это большое драматическое дарование. Особенно интересна старинная народная песня – «Задумал комарик жениться», полная тонкого своеобразного юмора. Публика принимала певицу восторженно. При этом в ее туалете обращала на себя внимание только что пожалованная медаль.

Годом позже Надежда Васильевна Плевицкая вновь совершает триумфальное шествие: концерты в Кисловодске – переполненный зал, овации, цветы; концерт в Пятигорске – бурные восторги, цветы и снова восторги; наконец в Ессентуках – море цветов. Певице поднесена грандиозная корзина с… 5000 роз! В корзину вложен конверт с множеством визитных карточек. В числе их карточка знаменитого Станиславского, страстного поклонника артистки.

Кто же та, кого так восторженно встречала публика Кавминвод в те далекие годы начала ХХ века?

Драматической, овеянной тайной можно назвать историю жизни и смерти великой русской певицы Надежды Плевицкой. Ее песни вдохновенно слушали не только миллионы поклонников, но и сам император России. Она дружила с Шаляпиным, который называл ее «моим родным жаворонком». С ней пел Собинов, ей аккомпанировал Рахманинов, ее наставлял и учил Станиславский. В ее окружении были Качалов и Москвин, Савина и Кшесинская, Куприн и Есенин, Коровин и Бенуа. Ее скульптурный портрет создал знаменитый Коненков. После революции, проживая за границей, она была знакома с крупнейшими музыкантами и исполнителями мира. Добившись всемирного признания в России, Европе, Америке, она трагически закончила жизнь во Франции, приговоренная к двадцати годам каторжных работ.

Надежда Плевицкая.Надежда Васильевна Плевицкая (1884-1940) провела детство в деревне под Курском, в избе под соломенной крышей: она родилась в многодетной бедной крестьянской семье Винниковых. Жадный интерес к пению привел ее в курский Троицкий монастырь, где она более двух лет в качестве ученицы пела в церковном хоре. Затем неожиданно – цирк-шапито и балет в Киеве, там вышла замуж за бывшего танцовщика Варшавского казенного театра поляка Эдмунда Плевицкого (отсюда ее звучная артистическая фамилия). С ним она прожила недолго, однако продолжала оставаться в доброй дружбе.

С популярным «хором лапотников» Минкевича, где артистка уже занимала ведущее положение, она попала в Петербург, а затем в Москву. Ее приглашают в известный ресторан «Яр», создавший ей громкую славу солистки – исполнительницы русских песен.

Но самым важным, поворотным в артистической карьере Надежды Плевицкой стал 1909 год. В Дни нижегородской ярмарки она выступала в Нижнем, по вечерам в ресторане Наумова. В один из таких вечеров Плевицкую услышал Л. Собинов, приехавший на гастроли. Его поразила мощь вокала, столь необычная для кафешантанной примадонны. «Заставить смолкнуть такую аудиторию (Собинов имел в виду разгулявшуюся ресторанную публику. – Е.Г.) может только талант. Вы – талант», - сказал он артистке и тут же пригласил ее выступать вместе с ним на благотворительном концерте. Так по инициативе прославленного оперного премьера Плевицкая вступила на большую эстраду. А далее – стремительная карьера и триумф.

Об этом взлете пишет и автор рецензии на концерт Н. Плевицкой, гастролировавшей в июле 1913 года на Кавминводах: «На эстраде стояла женщина в элегантном платье, с медалями и орденами, с характерным лицом, чуть-чуть лукавым и выразительным… Я смотрел на эту женщину и думал… Вот жизнь, похожая на сказку, на одну из волшебных сказок «Тысячи и одной ночи». Пройден сказочный путь от мужицкой избы до царских палат…».

В чем же секрет этой волшебной сказки? Прежде всего в том, что Плевицкая создала свой жанр – жанр драматической народной песни. Той песни, в которой звонкий смех сменяется тоской, в которой такая широкая грусть, затаенное горе, размах доброго молодца.

Певица – не только певица, она главным образом драматическая актриса. Редко кто так умеет нарисовать одним, двумя штрихами целую картину…».

Как пишут биографы Н. Плевицкой, певица постоянно работала над расширением жанрового диапазона. В 1914 году она стала появляться на эстраде в цветистом праздничном наряде крестьянки Курской губернии: в ее репертуаре утвердилась серия старинных хороводных, свадебных и лирических песен, усвоенных еще с детских лет. Одетая в русский сарафан, смотрит на нас актриса и с фотографии, помещенной в газете «Пятигорское эхо», анонсирующей ее приезд на гастроли в июле 1914 года. С началом Первой мировой войны популярная эстрадная звезда становится и любимицей армейских кругов, пропагандисткой героических песен, широко звучавших в солдатской среде. Она добровольно отправляется на фронт. В своих мемуарах, опубликованных впоследствии в Париже, она напишет: «Вспоминаю я мой черный пятнадцатый год, когда в лазаретах сестрой милосердия была я на фронте страшной войны. И там среди взрывов, крови и слез были порой нужней мои песни, чем бинты и лекарства. В тот лютый год пережила я и смерть жениха на войне, и кончину матушки. Даже награда – крест за мужество – из рук Государя не могла приглушить моего горя…».

В июне 1915 года Плевицкая приезжает с гастролями на Кавминводы, с трудом оправившись от сильного нервного потрясения, связанного с пребыванием на войне и личными потерями.

Ее любили и вельможи царского двора, и простолюдины с окраин. Граммофонные записи с ее голосом расходились в тысячах экземпляров…

И вдруг все оборвалось. «Я – артистка и пою для всех. Я вне политики», - не раз говорила Надежда Васильевна. Но ей, как и миллионам других, пришлось быть втянутой в кровавый водоворот тех лет. Пела она и белым, и красным, словно хотела свести, примирить вдруг ставших враждебными друг другу братьев.

Волею судеб Плевицкая оказалась в стане Белой гвардии, с которой прошла крестный путь боев и отступления до Крыма. Затем эмиграция. Там Плевицкая обвенчалась с генерал-майором Николаем Владимировичем Скоблиным, который спас ее от расстрела, - человеком благородным, горячо ею любимым до конца жизни. Семья поселилась под Парижем.

Годы эмиграции были самыми тяжелыми в жизни Плевицкой. И хотя она много работала, репетировала, пела в Берлине, Белграде, Риге, Софии, Бухаресте, было тяжело морально: нестерпимо тянуло домой.

К периоду эмиграции относится и гастрольная поездка Надежды Васильевны в Америку, где она встретилась после долгой разлуки с Рахманиновым. В Америке, как и всюду, она давала благотворительные концерты – даже «в пользу советских беспризорников».

Почти два десятилетия Плевицкая была душой, совестью русской эмиграции. Ею гордились, считали за честь принимать.

Внезапно и жестоко обрушилось горе: пропал муж. Его исчезновение по сей день остается загадкой. Скоблин был обвинен в похищении генерала Миллера в «угоду красным». А Плевицкая, как жена, вскоре была арестована по обвинению «за соучастие в похищении». Состоялся неправедный, бездоказательный суд, ошеломивший неожиданным приговором – двадцать лет каторжных работ.

По последним данным, жизнь Надежды Васильевны оборвалась в октябре 1940 года (ранее биографы называли 1941 г.) в камере парижской тюрьмы. К этому времени Франция была уже оккупирована фашистами и никому не было дела до смерти какой-то эмигрантки.

Запись почти девяностолетней давности, несмотря на техническое несовершенство, доносит из прошлого голос, некогда пленявший поклонников. Слышится чистый очаровательный русский говор и зримо представляется образ, нарисованный музыкальным критиком: «…прозвучали первые аккорды рояля - и певица преображается: глаза загораются огнем, лицо становится вдохновенно красивым, является своеобразная грация движений, и с эстрады слышится захватывающая повесть переживаний бесхитростной русской души…».

* * *

Хочется перечислить лишь малую часть названий песен, возрожденных певицей, песен, которые до нее на сцене никогда не исполнялись, а нынче нам кажутся извечными в нашей культуре. Вот они - и озорные, и могучие, и раздольные: «Дубинушка», «Есть на Волге утес», «Из-за острова», «Среди долины ровныя», «По диким степям Забайкалья», «Калинка», «Всю-то я Вселенную проехал», «Помню, я еще молодушкой была», «Ухарь-купец», «Варяг», «Липа вековая»… Когда звучат эти песни, вспомните великую русскую певицу Надежду Плевицкую.

Источник: "Ставропольская правда", 21 декабря 2001 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх