ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Дева из старинного альбома

Вениамин ГОСДАНКЕР

Недавняя встреча со старым учителем Виктором Валерьевичем Огаревым, двоюродным племянником знаменитой нашей землячки Риммы Михайловны Ивановой, чей подвиг на поле брани первой мировой войны стал яркой хрестоматийной страницей в истории не только края, но и всей России, дала повод еще раз вернуться к размышлению о простоте и сложности человеческих связей в хаосе нашей жизни.

Виктор Валерьевич ОгаревНикогда не забуду одного эпизода, случившегося летом 1963 года. Как-то в поисках «ставропольской старины», мы, тогда еще начинающие свой увлекательный музейный путь, оказались в хлебосольном доме старого врача-рентгенолога Владимира Михайловича Иванова. Знали, конечно, о беспримерном подвиге его сестры, «этой русской Жанны д’ Арк», о немилосердном забвении многих страниц отринутого дореволюционного прошлого. Однако музейщики и тогда были людьми достаточно раскрепощенными в выборе сюжетов. Ну хорошо, если не в экспозицию, на глаза идеологических цензоров, то уж в запасники, для будущих времен, реликвии из «ивановских пенатов» ой как годились!

Получили из рук Владимира Михайловича и его жены Валентины Гавриловны редкие фотографии, документы, чудом сохранившиеся фрагменты металлического венка с могилы Риммы, страницы газет той поры с публикациями о небывалой панихиде в Ставрополе с церковными и светскими почестями, солдатские письма, посвященные любимице, фронтовой сестре милосердия.

Римма Иванова, 1908 г.А еще музей стал обладателем старинной люстры, не бог весть какой, но очень дорогой для сердца домочадцев: светила она Ивановым давным-давно, напоминала о былом...

Взамен приобрели мы тогда в магазине за 18 рублей 40 копеек обычный советский электроприбор, который тоже люстрой назывался, установили в доме Ивановых. Все были довольны, но только не хмурый ревизор КРУ, заявивший о нецелесообразности расхода государственных средств. Страху нагнал на дирекцию, а еще больше - на старушку Валентину Гавриловну, явившись для проверки «жуткого криминала» в дом Ивановых.

А спустя 30 лет пресса, краеведческие издания, энциклопедические фолианты уже взахлеб живописали о подвиге героини, родиной которой был провинциальный Ставрополь. Поистине, меняются времена и люди...

семья Ивановых с родственниками Данишевскими, Ставрополь, 1907 г., вторая слева сидит РиммаРимме Ивановой в высшей степени справедливо воздано: забытая могила в ограде Андреевского собора достойно ухожена и освящена митрополитом Гедеоном, а на здании бывшей Ольгинской гимназии, где училась «святая русская дева, кавалер «Георгиевского ордена», установлена мемориальная доска.

Время же стремительно бежит дальше. В соседстве с помпезными строениями «новых русских», в старом-престаром доме по ул. Орджоникидзе, где в гордой бедности своей живет Виктор Валерьевич, один из последних хранителей семейного архива Ивановых, все напоминает об «уходящей натуре». Шкаф, зеркало, буфет, пианино, оленьи рога... Всему этому по 100 и более лет. Но как же искусно и добротно сработано былыми мастерами! На века, на радость домочадцам, на память потомкам.

Время и болезни не смогли притушить в Викторе Валерьевиче присущие старой интеллигенции манеру поведения, образность речи, удивительный такт, с которым он тщательно уходит от собственной персоны, переводя разговор на родословную, комментируя каждую страницу, каждую деталь раскрытого перед нами старого семейного альбома:

- По возрасту своему Римму я, естественно, не мог знать. Но ее «звездный час» на поле брани в сентябре 1915 года, последний скорбный путь к вечному покою на родную землю - эти подробности, по рассказам близких, - хорошо запомнились мне с детства. Отец Риммы Михаил Павлович и мать Елена Никаноровна доживали свой век уже в советское время, вынужденно оставаясь в тени, как и множество «бывших». Справедливости ради, Михаил Павлович, при царе не бог весть какой крупный столоначальник, коллежский асессор, трудился в Ставропольской казенной палате, был востребован и пролетарской властью и весьма добросовестно служил секретарем транспортного управления губернского ведомства снабжения и заготовок.

Гимназист Володя Иванов, 1908 г.А вот моя бабушка Полина Никаноровна - родная сестра Римминой мамы, мой отец Валерий Владимирович, ну и, конечно, Владимир Михайлович - родной брат Риммы... Всеохватно и в деталях я буквально купался в родственном пространстве воспоминаний, любви и чести...

Есть какая-то закономерность и символика: Виктор Валерьевич учился, а потом преподавал в Ставропольской средней школе № 1 (бывшей Ольгинской гимназии). Здесь же в свое время училась Римма Иванова. В 40-х и 50-х годах Мария Федоровна Ефремова, опытнейший педагог, хорошо знавшая Римму и ее брата Владимира, опекала и учила уму-разуму несколько поколений юных горожан.

В провинциальном Ставрополе мир всегда был тесен, а дом Ивановых, кроме обширной родни, привечал таких известных и уважаемых общественных деятелей, как Г. Праве, Г. Прозрителев, А. Собриевский, А. Рублев.

В семейном альбоме - уйма трогательных мгновений. Какие прекрасные лица! Какой мощный генетический код заложен и властвует над временем! Ловлю себя на том, что особенно пристально рассматриваю фотографии и документы Владимира Михайловича Иванова. Мы-то его застали пожилым человеком. Был мягок, застенчив и особенно скован, когда дело касалось тогдашнего сакраментального любопытства, вроде «а чем вы занимались до 17-го года?». Вот он на великолепной фотографии в гимназической форме. Снимок сделан в знаменитой ставропольской мастерской С. Н. Тосунова, удостоенной медали и высочайшей оценки государыни-императрицы Александры Федоровны. Фронтовой сюжет: офицер, военврач Владимир Иванов, 1914 год. С детства был всегда рядом с любимой сестрой и другом: в гимназической среде, в одном полку, в кровавом месиве боев. И в последнем скорбном пути – домой.

молодой военврач В. Иванов, действующая армия, 1914 г.«Удостоверение

Дано сие младшему врачу 105 пехотного Оренбургского полка зауряд-врачу Иванову в том, что ему разрешено отправить в г. Ставрополь (губ.) тело сестры его фельдшерицы-добровольца Риммы Михайловны, убитой в бою под дер. Мокрой-Дубровой 9 сентября 1915 года, что подписью с приложением казенной мастичной печати удостоверяется.

9 сентября 1915 г. Действующая армия».

За каждой фотографией - личности далеко не ординарные. Виктору Валерьевичу везло на дружбу с ними. Школьные и вузовские послевоенные времена, активная работа в пору становления ученических бригад, в институте усовершенствования учителей, руководство краевой станцией юных техников... Да мало ли где может оттачиваться талант общения с людьми...

Перестаю удивляться, когда вижу в семейном альбоме еще один жизненный сюжет. Это многолетняя, полная взаимных привязанностей, дружба Виктора Валерьевича с Иваном Алексеевичем Бурмистровым и его сыновьями. Знаменитый подводник, Герой Советского Союза, Почетный гражданин Ставрополя был добрым гением семьи Огаревых - от мала до велика. Их объединяла после войны чудная страсть к природе, охоте, рыбалке и стендовой стрельбе, в которой достигли высоких всесоюзных разрядов. Но самый высший «разряд» - это семейные связи, в которых образ Риммы Ивановой, легендарной дочери Отечества, соприкоснулся с образом Ивана Бурмистрова - носителя морской славы Ставрополья.

Эстафета фамильная - штука серьезная, пусть даже иногда и парадоксальная. Какими только профессиями и премудростями не овладел Виктор Валерьевич Огарев, человек явно незаурядный, в молодые-то годы: судья всесоюзной категории по стендовой стрельбе, знаток охотничьего оружия, таксидермист - любое чучело птицы или зверя изготовит, фотограф, автомобилист... Прибавилось возраста, а с ними пришла, увы, пора покинуть «скоростную автостраду». Зато появилась возможность спокойного взгляда с «обочины».

Вот и старый альбом... Все прошедшее увидеть, вспомнить, проникнуться... И чувства души, и лица удивительно дивные, громкие или тихие голоса, шарф, обвивающий плечи мамы. Что же еще? Всего не вспомнишь. Ну что же еще?..

На снимках: семья Ивановых с родственниками Данишевскими, Ставрополь, 1907 г., вторая слева сидит Римма; гимназисты Володя и Римма, 1908 г. (на фотографии Риммы собственноручная надпись - «На добрую память дорогой бабушке и дорогой тете Варе от любящей Риммы»); молодой военврач В. Иванов, действующая армия, 1914 г.; хранитель старого семейного альбома Виктор Валерьевич Огарев.

Снимки, предоставленные редакции Ставропольским краеведческим музеем им. Г. Прозрителева и Г. Праве, публикуются впервые.

Источник: "Ставропольская правда", 4 августа 2000 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх