ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Тогда городничим был некто З...

Е. ГРОМОВА

план Русского лесаВ Ставропольской губернской газете в декабре 1855 г. под заголовком «Старинный анекдот» описан занимательный случай, произошедший в Ставрополе 190 лет назад.

«В 810 годах нынешний губернский город Ставрополь был небольшим уездным городком, с пустынными окрестностями, поросшими густым лесом, бедные остатки которого существуют и в настоящее время. Поэтому неудивительно, что в такой нелюдной местности водилось много дичи и зверя, как-то: кабанов, волков, лис и проч. Тогда городничим был некто З..., большой хлебосол и страстный ружейный охотник. По малочисленности городского населения и по отдаленности губернского начальства городничий имел много свободного времени от служебных занятий и все это время посвящал любимому своему развлечению - охоте. Однажды в прекрасный зимний день, когда снег в изобилии покрывал окрестности и огнистые искры сверкали в мириадах снежных пылинок, к З... собралось веселое общество, сговорившееся отправиться для охоты на волка в соседний так называемый Русский лес. Для этой цели снаряжено было несколько саней с привязанными сзади снопами и взято множество лакомых приманок, т. е. гусей, поросят и проч., но, к прискорбию охотничьей компании, все эти хлопоты пропали без пользы, зверь не выходил. Настала ночь лунная и морозная, и терпение охотников истощилось; исключая З... все они возвратились в город к семейству городничего, предпочитая теплый приют гостиной - лесной трущобе в холодную ночь, но З... как истинный охотник, высказав свою решимость энергическим: «герч эзусъ! (обыкновенною своею поговоркою) останусь», - остался в лесу один с кучером и с привязанным сзади саней снопом. Долго пришлось гостям ожидать возвращения хозяина, но наконец он возвратился бледный и расстроенный. Дело в том, что спустя несколько времени по удалению из леса прочих охотников к З.., медленно ехавшему по лесу с ружьем в руках, внезапно вскочил в сани огромный волк, вероятно, привлеченный запахом притравы; вскочил и уселся в испуге как раз против З.., который, оробев в свою очередь, сидел без движения, как истукан, кучер тоже замер от ужаса, а лошади, почуяв опасного седока, понесли из всей мочи.

Вообразите же себе положение З.., глаза которого встречались невольно с горящими взглядами зверя; таким образом, тройка принесла их во двор, где хозяин и кучер без памяти пометались из саней и распространили по всему дому весть о необычном посетителе. Пока в гостиной и людской велись об этом толки, волк успел прийти в себя и распорядился отправиться в птичник за гусями: сделал свое дело и был таков. Между тем в доме одумались, вооружились и вышли посмотреть на волка, а его и след простыл: только несколько штук зарезанный гусей и рассыпанные по двору перья знаменовали следы пребывания непрошенного гостя. К...».

Прочитав эту историю, заинтересовалась, кто же этот З.., которого спустя 50 лет помнят «большим хлебосолом и страстным охотником»? И вот, как говорил А. С. Пушкин, «архивы роя», наткнулась на формулярный список городничего 7-го класса г. Ставрополя Кавказской губернии Ивана Зервалда, датированный августом 1807 года.

Из послужного списка узнаем: Иван Иванович Зервалд из пасторских детей. На воинскую службу поступил в 1777 году. В 1785-м получил звание вахмистра, в 1787-м - поручика конной гвардии. В мае 1791 г. поучаствовал в походе за Кубань, а также осаде и взятии турецкой крепости Анапа на Черном море. За проявленное в бою отличие 22 июня 1891 г. был удостоен звания капитана. Принимал участие при уничтожении батарей в Шанцах и неоднократных сражениях с горцами, «засевшими в лесу и ущельях». 31 декабря 1794 года И. Зервалд вышел в отставку.

8 мая 1795 года по представлению главнокомандующего Кавказской линии и Грузии генерал-аншефа и кавалера Ивана Васильевича Гудовича правительствующим сенатом Астраханской губернии назначен городничим в г. Ставрополь.

Во время службы в Ставрополе Высочайшим указом его императорского величества от 11 января 1797 г. произведен в титулярные советники, 31 декабря 1800 г. - в коллежские асессоры, 30 декабря 1805 г. - надворные советники.

И. Зервалд имел большую семью. Первой его женой была вдова титулярного советника Маркова - Марфа Стефановна, которая уже имела детей: Петра, служившего в то время штабс-капитаном в Таганрогском драгунском полку, и дочь Анну. Общим у них был сын Ларион. Вторым браком И. Зервалд женился на вдове капитана Затеплинского, у которой тоже были дети: сыновья Алексей, Павел и дочь Александра.

Интересно, что из тех далеких времен от городничего И. Зервалда тянется ниточка в наши дни. Его падчерица Анна Зервалд оказалась одной из ветвей генеалогического древа Щебуняевой Ирины Александровны - героини очерка «Доброе имя в наследство», опубликованного в газете «Ставропольская правда» за 2 июня 2000 года. В родословной И. Щебуняевой известные в прошлом в г. Ставрополе люди: дворяне Худобашевы, Братковы, купеческий род Волобуевых. Как говорится, мир тесен.

И еще один интересный документ хранится в архиве. Это план Русского леса 1850 г., в котором охотилась на волка компания во главе с городничим…

Источник: "Ставропольская правда" 11 июня 2003 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх