ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Дедушка Праве

Вениамин ГОСДАНКЕР

Имя одного из основоположников музейного дела Георгия Константиновича Праве (1862-1925) тесно связано с мощным потоком пробудившегося в начале ХХ века общественного движения на благородной ниве народного просвещения и краеведения.

Георгий Константинович ПравеИсполняется 75 лет со дня смерти этого уважаемого человека. Дата хотя и печальная, но призывающая обратиться к жизненному примеру одного из ярких представителей прогрессивной интеллигенции прошлого.

Еще утром 21 августа 1925 года Георгий Константинович посетил Ставропольский окружной отдел народного образования. Как всегда, день был заполнен хлопотами о нуждах музея и школ. А спустя несколько часов он умер от паралича сердца чуть ли не за рабочим столом.

...Хоронили Георгия Константиновича, в народе - "дедушку Праве", чуть ли не всем городом. Площадь у здания Ставропольского центрального музея была заполнена горожанами и окрестными крестьянами. Стоял знойный август, но люди шли и шли к красивому и большому по провинциальным меркам тогда еще двухэтажному зданию. Непрерывным потоком, в течение трех дней.

Панихида в музее запомнилась многим старожилам. Еще бы, провожали в последний путь Почетного гражданина города Ставрополя, депутата горсовета, дважды Героя Труда (это звание тогда присваивалось местными властями), почетного профессора педагогики, любимца взрослых и детей Георгия Константиновича Праве. Газеты запестрели траурными рамками некрологов в северокавказском "Молоте", "Советском Юге", окружной "Власти Советов" - с заголовками "Жизнь - идее", "Смерть на посту" и т. д.

Без малого сто лет назад было положено начало Ставропольскому государственному краеведческому музею, который носит имя двух равнозначных по организационному и научному качеству его основателей Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве. Слияние в 1927 году ценностей Ставропольского центрального городского музея Г. К. Праве с богатейшим собранием губернского музея Северного Кавказа, основанного видным историком-кавказоведом и публицистом, Почетным гражданином Ставрополя Г. Н. Прозрителевым, имело спустя годы самые положительные последствия для развития музейно-краеведческого движения в крае. Не менее важно, что эти деятели культуры дали нам наглядный урок подвижничества и чести.

Судьба Г. Праве, уроженца Петербурга, всесторонне образованного природоведа, юриста и педагога, сумевшего преодолеть тяжелый недуг - туберкулез, бедствия семьи, найти свое призвание в южном провинциальном Ставрополе, достойна уважения. Нет, не количеством печатных страниц оценивается его вклад в науку и культуру, а многолетним самоотверженным трудом на пользу охраны и пропаганды бесценных памятников природы и истории многонационального края.

О Георгии Константиновиче Праве, его дочерях и друзьях, работавших годами в музее без всякого жалованья, написано немало страниц. Но в день памяти "дедушки Праве" уместно дать несколько штрихов к его портрету, из тех, что дополняют общественный вес и образ этого человека.

В дни февральской революции 1917 года Г. Праве, один из влиятельных руководителей губернского отделения Российской партии кадетов, был назначен председателем комиссии по ликвидации жандармского управления, а спустя 5 лет, уже при советской власти, с 1922 года до конца жизни, бывший гласный бывшей городской "буржуйской" Думы, единодушно избирался в Ставропольский горсовет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Только беспредельная самоотдача на службе простому народу могла породить самое лояльное к нему отношение со стороны пролетарской власти, ЧК и ГПУ.

Сохранился подлинный документ, говорящий сам за себя:

"Октября 29, 1918 года
Приказ № 89
Воспрещается производить обыски без предъявления ордера за подписью и печатью Военного Коменданта в городском музее имени Праве.
Военный Комендант Таманской армии".

И это при всей трагичности событий братоубийственной гражданской войны и революционной разрушительной борьбы против старых порядков и духовных устоев поверженного режима!

Показателен и случай, имевший место намного раньше - зимой 1911 года. Его рассказал Виктор Николаевич Лучник, известный российский энтомолог, в свое время работавший вместе с Г. Праве, а в 30-е годы - директор Ставропольского музея.

"Поздней ночью в глухом переулке на Георгия Константиновича напали двое громил, потребовавшие от него шубу. Он, сохраняя, как можно, спокойствие, заявил, что охотно отдал бы ее, но боится замерзнуть, а потому обещает отдать ее им завтра, когда они зайдут к нему, заверяя их своим словом, что никаких мер к задержанию их предпринято не будет. При этом Г. К. указал свой адрес и назвал свое имя. Последнее произвело на громил чрезвычайное впечатление. Узнав, что перед ними находится не кто иной, как Праве, они заявили, что его грабить нельзя, и попросили прощения, что, не зная, с кем имеют дело, чуть не задушили хорошего человека".

А вот еще эпизод, рассказанный нам, работникам музея, в 1962 году Анастасией Ивановной Кувшинской - дочерью известного ставропольского учителя Ивана Поликарповича Кувшинского. В начале века она была сотрудницей музея и другом семьи Праве. Ее рассказ правдиво и образно передал в небольшом документальном очерке писатель Анатолий Суханов.

"Щеголеватый помощник пристава с польской фамилией Веневский холодно поклонился Праве:
- Имею особое предписание произвести обыск...
В кабинет вдруг вбежал участвующий в обыске полицейский:
- Ваше благородие!
- Ну?
- Там у них - кивнул в сторону двора, - в конюшне... что имеется как чертяга...
- Что мелешь?
- Да с рожками. И, похоже, копыта имеются.
- А ну пошли! - К Праве: - Вы тоже следуйте за нами.
В фонарном свете обрисовались изящные маленькие рожки. Помощник схватился за кобуру.
- Кто здесь?
В ответ - фырканье и твердый стук копыта. Помощник выхватил револьвер, подтолкнул вперед полицейского:
- Что стоишь? Взять!
В наступившей тишине раздался насмешливый голос Праве:
- Не трудитесь, господа, это косуля!
- То есть как это косуля?
- Так. Мне прислали из Закарпатья для чучела. Я просил мертвую, а мне прислали живую...
...А раз живая, так пусть живет...".

Обыск продолжался. Нашли запрещенную литературу. Но это уже совсем другая тема.

И, наконец, несколько строчек из некролога "Памяти Георгия Константиновича Праве", написанного под впечатлением невосполнимой утраты:

"Мы не можем сейчас полностью оценить то значение, которое имел покойный, но ясно, что заменить его не может сейчас никто. В будущем могут явиться новые работники, быть может, более ученые, опытные, энергичные, но никогда на смену дедушке не придет другой с такой же бескорыстной любовью к делу, с таким энтузиазмом и с такой прекрасной душой".

Источник: "Ставропольская правда", 19 августа 2000 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх