ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

"Не будем проклинать изгнанье..."

Герман БЕЛИКОВ

Наш великий соотечественник В. Ключевский писал: "У каждого поколениямогут быть свои идеалы, у моего свои, у вашего другие, и жалко то поколение, у которого нет никаких". Русская эмиграция видела идеал в великой, свободной, демократической России. Носителем и пропагандистом этого идеала в русском зарубежье и был писатель, ученый, общественный деятель А. Ященко.

Александр ЯЩЕНКОРодился Александр Семенович в Ставрополе в семье чиновника Семена Григорьевича и его супруги Христины Ивановны 24 февраля 1877 года. В 1895 году, с отличием закончив местную мужскую классическую гимназию, он поступил в Московский университет, где сначала обучался на математическом факультете, а затем на юридическом. За время учебы сдружился со многими представителями русской культуры, в том числе с Брюсовым, Чулковым, Морозовой. Позже судьба свела его с А. Н. Толстым, поэтом Блоком, артисткой Яворской (Барятинской) и другими.

В эти же годы Ященко активно сотрудничал с либеральными изданиями "Век", "Народо-правство", "Русские ведомости", "Путь". кстати, в последнем он опубликовал огромный труд "Русская библиография по философии и религии с начала письменности и до наших дней".

Завершив магистерскую диссертацию и блестяще защитившись в Московском университете, он начинает работу в Юрьевском университете по кафедре энциклопедии и философии права. Затем переезжает в Петербург, далее - на работу в Пермский университет.

И в годы учебы, и уже профессорской деятельности он неоднократно приезжал в Ставрополь, в родительский дом на Поспеловской улице (сегодня ул. Горького, 14), вблизи старой Ярмарочной площади. Дом этот дожил до наших дней. Некогда в усадьбе, оцененной в 4,5 тыс. рублей серебром, находились хозяйственные строения: каретный сарай, конюшня, баня, амбар.

Род Ященко в Ставрополе был многолюдный, владевший домами на бывшей Ольгинской улице, Ясеновской, Монастырской. Так что в каждый свой приезд сюда Александр Семенович объезжал своих дядей и тетей, племянников, братьев и сестер...

После установления советской власти, весной 1919 года, Ященко был включен в состав первой советской делегации в Берлин в качестве эксперта по международному праву. Не разделяя позицию большевиков, он стал одним из первых "невозвращенцев". В берлине сблизился с В. Б. Станкевичем, основавшим журнал "Жизнь", где публиковал статьи общественно-политической направленности. Однако журнал этот вскоре зачах, и тогда А. Ященко начал издавать свой журнал "Русская книга", в 1922 году преобразованный в "Новую русскую книгу". Целью журнала, как писал сам Ященко, было "...собрать и объединить сведения о русской и заграничной издательской и литературной деятельности. По мере сил мы стремимся создать из "Новой русской книги" мост, соединяющий зарубежную и русскую печать".

Вместе с письмом пришли и новые стихи Максимилиана Волошина, тогда же опубликованные Ященко под названием "Стихи о терроре", которые произвели на русскую эмиграцию страшное впечатление, разрушив еще имевшиеся иллюзии...

Из Эстонии приходили письма со стихами от некогда любимца Санкт-Петербурга Игоря Северянина; из Афин от философа Владимира Вернадского, сына академика В. И. Вернадского; от историка Б. И. Никольского, до этого отсидевшего в Бутырках и высланного из России... Но еще больше было тех, кто приезжал в Берлин и тут же спешил в редакцию журнала "Новая русская книга", не только публиковавшего самый разнообразный материал, но и информировавшего читателей о местонахождении эмигрантов-литераторов, общественно-политических деятелей. "В 1921-1923 годах Ященко становится одной из центральных фигур берлинской русской литературной жизни, - писали о нем газеты. - Журнал его приобретает значение бесспорного справочного центра по текущей русской литературе и в глазах эмиграции, и в глазах литераторов, остававшихся в Советской России".

Александр Семенович много пишет. Наиболее значимым в то время был для него труд "Берлинские ночи. Размышления о русской революции". Он написал целый ряд очерков для раздела своего журнала "Судьбы и работы русских писателей, ученых и журналистов за 1918-1920 гг.".

По инициативе Ященко в Берлине распахнул двери "Дом искусств", где собирались на литературные вечера писатели, поэты, художники и прочий интеллектуальный люд не только из эмигрантов, но и из Советского Союза, так как в те первые советские годы выезд из страны был достаточно свободным. Здесь выступали Есенин, Эренбург, Федин, Пастернак, Маяковский и многие другие. Вячеслав Костиков писал о выступлении Маяковского: "...Читал из старого: вероятно не желая "травмировать" эмиграцию новой советской тематикой. Успех был полный".

Здесь надо отметить, что в эмигрантской среде того периода существовала надежда на сотрудничество с правительством Советской России, ибо введенный нэп отвечал программам вчерашних меньшевиков и эсеров. И лишь начавшаяся принудительная коллективизация окончательно оттолкнула эмигрантов от Советов. А последующие годы сделали их полными противниками коммунистического режима.

В 1923 году журнал "Новая русская книга" из-за финансовых трудностей был закрыт. Но оставались сотни папок с письмами и рукописями авторов, подшивки многочисленных газет и журналов, выпускаемых русскими во всех концах света, некогда присылаемых в редакцию Ященко. Это был огромный и бесценный архив - сокровищница русской памяти. С разрешения Ященко бумаги взял сотрудник журнала Б. И. Николаевский, перевезя их затем в Париж. При захвате Парижа немцами большая часть архива попала в их руки и, увы, бесследно исчезла.

И лишь часть архива осталась целой и сегодня находится в библиотеке Гуверовского института в Калифорнии. На основе сохранившихся документов этого архива были написаны книги Р. Гуля о Дзержинском, Тухачевском, Бакунине...

Осенью 1924 года Ященко становится завкафедрой международного права Каунасского университета, где пишет капитальный труд "Курс международного права". И, наконец, чувствуя приближение конца, пишет мемуарную книгу "Годы странствий". Жизнь бросает его вновь в Берлин, где он и умирает 10 июня 1934 года.

Товарищ и соратник Ященко по журналу "Новая русская книга" Р. Гуль писал: "Профессор международного права А. С. Ященко был колоритной фигурой... Ященко - крепкий жилец, без всяких интеллигентских "вывихов".

Современник Ященко ученый М. Вишняк дополнял эту характеристику: "Среди собравшихся (у профессора П. И. Новгородцева) находились знакомые мне Ильин и Алексеев. А среди неизвестных внимание мое привлек Ященко Александр Семенович. Он интересовался проблемами федерации и развивал идеи, близкие к анархизму. По существу же он был ярко выраженным типом оппортуниста. Р. Б. Гуль свидетельствует, что термин "оппортунист" имел обыкновение применять к себе сам Ященко".

Удивительно вот что: Александр Семенович Ященко, имя которого оказалось полностью забытым на протяжении долгих десятилетий в его родном городе Ставрополе, любил говорить: "Не будем проклинать изгнанье...".

Источник: "Ставропольская правда", 3 марта 2002г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх