ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Кто он, доктор Доршт

Вениамин ГОСДАНКЕР

"В период налета вражеской авиации на город Ворошиловск 3 августа 1941 года начальник эвакогоспиталя № 2151 военврач II ранга Доршт Адольф Яковлевич, принимая все меры к спасению раненых, штата сотрудников и госпитального имущества, организовал помощь пострадавшим от вражеской бомбардировки и вышел с личным составом из города, когда часть его уже была занята противником...". (Из служебно-боевой характеристики, подписанной начальником санитарного управления Северо-Кавказского фронта генерал-майором медицинской службы Завалишиным).

военврач Доршт – фронтовой снимок.Кто такой доктор Доршт, какую службу он возглавлял в Ставрополе и крае, знали почти все ставропольцы. Лет 40, а то и больше назад местные острословы и шутники "посылали" своих незадачливых приятелей, а порой и тех, кто повыше рангом, - "к Доршту". Что подразумевало - подлечить психику...

А если серьезно, очень серьезно принимать к сердцу лечение и заботу о душевнобольных людях, бери выше, - школу и традиции русской психиатрии, то имя и жизненный путь ставропольца Адольфа Яковлевича Доршта (1900-1975) - достойный пример истинной самоотверженности и гражданственности.

За вычетом фронтовых госпитальных он в течение 40 лет был главным врачом Ставропольской психиатрической больницы - крупнейшего базового центра на Северном Кавказе. У этого медицинского учреждения, созданного на народные средства, почти вековая история, в которой печальные страницы социальных и физических бед пациентов, сострадание и опыт нескольких поколений врачей и медицинского персонала, радость возвращения больных людей к жизни, труду и творчеству. Тема, безусловно, деликатная, заслуживает специальных знаний и размышлений. Дело, которому посвятил свою жизнь Адольф Яковлевич Доршт, человек в высшей степени мягкий и обаятельный, в то же время настойчивый организатор, одаренный ученый и практик, простирается далеко за пределы обычного, пусть даже самого безупречного врачевания. Ибо душевные болезни, да еще в таком неудержимом, беспокойном ХХ веке, обрели масштабный социальный характер с неисчислимыми человеческими страданиями, общественными и семейными коллизиями.

А. Доршт с учащимися Ставропольского медучилища, 30-е годы ХХ в. Он вступил в директорство Ставропольской психиатрической больницы, когда ему исполнилось всего-то 26. Молод, но позади были годы Гражданской войны - испытание на зрелость и выбор цели. Со второго курса медицинского факультета Донского университета в Ростове его направили в подчинение бригадного врача 9-й Красной армии. Доучивался в первые же мирные годы, чтобы до конца жизни развивать многотрудную психиатрическую службу в родном городе, возглавлять и пестовать научную школу на кафедре Ставропольского мединститута, находясь в "обойме" крупнейших советских специалистов этой отрасли.

Адольф Яковлевич рассказывал как-то при встрече в музее, как еще в 20-х годах ездил не раз в Москву к народному комиссару здравоохранения Н.А.Семашко, добивался денег для Ставропольской психиатрической больницы. А грузовую машину ему выделил сам Орджоникидзе. Принял "ходока-медика" Доршта приветливо и заинтересованно. Спустя некоторое время на железнодорожную станцию Ставрополь прибыли два трактора и пятитонка - подарок наркома тяжелой промышленности.

К началу сорокового года больница до неузнаваемости изменила облик: добротные помещения, чистота, ухоженность, высокая репутация персонала, богатое подсобное хозяйство...

Потом - война, оккупация, зверское истребление гитлеровцами нескольких сотен тяжелых, нетранспортабельных психических больных - жуткая страница шестидесятилетней давности. Впрочем, не только их. Еще около пяти тысяч методически истребленных евреев и русских людей, по тем или иным причинам крайне нежелательных для гитлеровских палачей, озабоченных расовой селекцией и правилами "нового порядка"...

Эта губительная участь могла постигнуть и Адольфа Яковлевича Доршта, выходца из провинциальной еврейской среды, из семьи, обосновавшейся в Ставрополе по торговой, ремесленной и прочей мастеровой части еще в начале XIX века. И что бы там ни говорили ("... евреи хлеба не сеют, евреи в лавках торгуют, они люди лихие и к тому же солдаты плохие"), подполковник медицинской службы Доршт прошел всю войну "от звонка до звонка", начиная с осени 1941 года, не в глубоких тылах, а рядом с порохом, кровью и страданиями. Завертелась боевая жизнь, закружилась на всем воюющем пространстве сражения за Кавказ в сорок втором и сорок третьем... Госпитали в Моздоке, Орджоникидзе, Тбилиси, потом Сталин-град, Украина, города Польши, Австрии, Чехословакии, Германии. И всюду стоны, бинты, перевязки, а в конечном счете - возвращение в действующую армию тысяч раненых бойцов, обязанных своим выздоровлением Доршту, его коллегам - врачам, медсестрам и нянечкам.

"Высшая правительственная, Москва. 23 апреля 1943 года. Начальнику госпиталя военврачу II ранга Доршту. Секретарю парторганизации Олейникову.
Передайте личному составу эвакогоспиталя НКО № 2151 и находящимся в нем на излечении раненым и больным, собравшим 23486 рублей на строительство санитарных самолетов, мой боевой привет и благодарность Красной армии.
И. Сталин."

И все-таки о военных медиках той, Великой Отечественной, написано, по-моему, незаслуженно мало. Как-то вскользь, по "второму плану" после летчиков, танкистов, моряков. Понять, конечно, можно. Но сколько ярких, достойных всеобщего уважения фронтовых врачей и медсестер прославили Ставрополье. Знаю многих не понаслышке. Достойно продолжили свой боевой путь на благо здоровья людей уже в мирные годы, вплоть до наших дней, кавалер ордена Славы трех степеней знаменитая медсестра милосердия Матрена Семеновна Ноздрачева, фронтовые хирурги Екатерина Алексеевна Захарова, Александра Сидоровна Решетова... Далеко не исчерпана в истории края тема "Кавказские Минеральные Воды - крупнейшая госпитальная база Красной армии в Великой Отечественной войне".

Доршт вернулся в родной город, вместе с коллегами поднял из руин свое детище - психиатрическую больницу, вдохнул в нее жизнь, чтобы следующие поколения служителей этого учреждения продолжали беречь лучшие гуманистические традиции и высокую степень сострадания к своим пациентам.

Во многих центральных изданиях и справочниках среди светил научной и практической советской психиатрии упоминается А. Доршт. Он не был обделен званиями и наградами: профессор, доктор медицинских наук, кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны, Красной Звезды, боевых медалей. Ему принадлежит авторство более ста научных работ, из которых многие переведены на иностранные языки. Не так уж мало для одной жизни, наполненной большим содержанием.

Источник: "Ставропольская правда", 22 октября 2002 г.

По теме:
• Егоровы, Эрлихи, Доршты...
• Имени Александра III

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх