ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Лебединая верность

Юлия ФИЛЬ

Давно уже замечено, что самые счастливые брачные союзы обусловлены не достатком в семье - количеством нажитого движимого и недвижимого имущества, - а родством душ и умением супругов стать друг для друга настоящей половинкой. Фото из семейного архива Поляковых

Такой союз не могут нарушить никакие беды и потрясения. Словно лебеди, которые, как известно, лишь раз в жизни выбирают себе пару, эти люди сумели сохранить и пронести через десятилетия свою любовь, нежность и верность спутнику жизни. И одна из таких «лебединых пар» - Вера и Борис Поляковы из Ставрополя, разменявшие уже седьмой десяток семейной жизни. Их любовь вспыхнула в далеком 1944 году – словно нежный цветок, пробивший себе путь сквозь многие преграды, она расцвела назло бедствиям и ужасам войны. Свою первую встречу Вера и Борис Поляковы помнят так, словно она была вчера.

- В войну нас с мамой - папа ушел на фронт – эвакуировали на Украину, в город Знаменка Кировоградской области, я там работала в отделе цензуры писем, - говорит Вера Полякова, - совсем молоденькая была, девятнадцати еще не исполнилось. А Боря был помощником машиниста на железной дороге – водил составы в Пятихатку, Днепропетровск. И вот как-то вечером я пошла к маме на работу – а она у меня трудилась в медпункте железнодорожного депо – и познакомилась там с Борисом. Он пришел в медпункт промыть глаз, ему туда угольная пыль попала, едва не ослеп.

«Одноглазый-одноглазый, - шутит пенсионерка, - а меня сразу заприметил». После того как были сделаны необходимые процедуры, Борис не ушел из медпункта, а остался дожидаться понравившуюся девушку. Робко попросил разрешения проводить Веру домой. Красавица благосклонно приняла просьбу. С тех пор они не расставались.

- Боря ухаживал за мной очень трогательно, - вспоминает Вера Полякова, - хотя для особых ухаживаний у нас времени и не было: оба работали, а он еще и ведь постоянно в рейсах, в разъездах.

Цветов и конфет своей любимой Борис не дарил – какие там конфеты, когда порой и куска хлеба не было. Но, когда выпадала свободная минутка, сразу бежал к своей Верочке. Влюбленные гуляли, иногда – когда позволяли средства – ходили в кино. И говорили, говорили, говорили без конца. О том, какая прекрасная жизнь наступит после войны, как все станут счастливы, богаты и никто никогда уже не получит страшных похоронок с фронта.

О свадьбе тогда меж Верой и Борисом и речи не заходило, для создания семьи время было неподходящим – мол, вот победим фашистов, тогда и о личной жизни поговорить можно.

Известие о победе, которую хоть и ждали со дня на день, застало Бориса и Веру врасплох.

- Помню, проспала я, тороплюсь на работу, - рассказывает Вера Андреевна. – Выхожу на улицу и не пойму, в чем дело: в городе толпы народа, все плачут, смеются, обнимаются, стрельба вокруг. Я к прохожим: «Что такое?». Победа, говорят, девонька...

- Нам в тот день нужно было в рейс ехать в Пятихатки, - говорит Борис Поляков, - в депо пришел рано, подготовить паровоз к рейсу. Поэтому радио я тоже не слушал с утра. Приходим мы, а машинист наш пьяный вдребезги, «мама» сказать не может. Ну мы его с кочегаром уложили в так называемый «красный уголок» в кабине паровоза, сами недоумеваем – чего это он так нализался. Пришлось мне, помощнику машиниста, самому состав вести. Приезжаем в Пятихатки, а нам там говорят: «Хлопцы, победа!». Мы и онемели. Это, оказывается, машинист наш, узнав о победе, так напился на радостях, что даже нам и слова об этом не сказал. Эх, и чехвостили мы его тогда!

Предложение руки и сердца, говорит Вера Полякова, ее будущий муж сделал ей тоже весьма оригинально:

- Он пришел ко мне и без всяких предисловий говорит: «Вера, меня командируют на Дальний Восток. Выезжать нужно через несколько дней. Если согласна, прошу тебя стать моей женой». Как я могла не согласиться? Тут же, у меня дома, написали заявление в загс, взялись за руки и пошли. От счастья даже забыли к моей маме на работу зайти, в известность поставить. В общем, вечером ее ждал бо-о-ольшой сюрприз.

Расписали Поляковых в тот же день без лишних вопросов. Свидетельство о браке в местном загсе молодоженам выписали на обычном тетрадном листочке в клеточку, поставили печать – официальных бланков тогда не оказалось. Лишь годы спустя этот листочек супругам поменяли на «настоящий» документ.

Не было ни свадебного застолья, ни гостей, ни шампанского - собрав нехитрый скарб, молодые отправились на Дальний Восток. Потом было в их жизни и Запорожье, и Туапсе, и Ставрополь. Но, где бы они ни жили, Борис Поляков оставался верен своему единственному призванию – железной дороге.

Шесть десятков совместно прожитых лет промелькнули, как один миг. Выросли сыновья, создали свои семьи внуки, подрастают правнуки. И, как всегда, по ставшей уже незыблемой семейной традиции все они собираются за праздничным столом в День Победы, чтобы поднять тост за народ, одолевший самую страшную в истории человечества войну и за своих бабу Веру и деда Борю, подаривших им жизнь и научивших великому искусству любви и верности.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 18 мая 2007 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх