ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Орден Ленина – в спецпоселении

Николай БЛИЗНЮК

Борис Кисляков Сеит Текуев – единственный представитель карачаевского народа, который был удостоен высшей награды СССР в то время, когда со своей семьей жил на спецпоселении в Казахстане.

Сеит Текуев еще до войны прославился на всю страну. Его младший сын, бывший сотрудник уголовного розыска ОВД Кисловодска, а ныне пенсионер Далхат Сеитович вспоминает:

- В 1930 году, когда в селении Хасаут, что находится неподалеку от Кисловодска, организовали колхоз, отцу доверили ферму, где выращивали строевых коней для Красной армии. Потомственный горец – животновод, он блестяще справлялся с весьма ответственным делом.

И вот в 1936 году С. Текуева пригласили в Москву на всесоюзное совещание животноводов, где председатель Верховного Совета СССР Михаил Калинин собственноручно вручил ему высшую награду государства – орден Ленина.

И в войну С. Текуев три года отважно сражался с фашистами – был тяжело ранен. А в это время его жену Саният, четырех сыновей и трех дочерей как представителей «неблагонадежного» народа в закрытом эшелоне везли за тридевять земель от родных очагов.

Демобилизовавшись по инвалидности в 1945 году, Сеит разыскал свою семью в Галкинском районе Павлодарской области. Надо отдать должное местным властям и чекистам: в Текуеве они увидели прежде всего отличного специалиста, а уж потом представителя народа, сосланного за «пособничество врагам». Ему тут же предложили возглавить овцеводство в местном колхозе. К тому времени в хозяйстве оставалось всего семь сотен овец. Да и те были настолько истощены, что после первого осмотра кошар С. Текуев заявил властям:

- За этих овец вы меня завтра же посадите.

Но, видимо, там хорошо знали положение дел в животноводстве, а потому пообещали: в этом году работай спокойно – трогать не будем. Ну а дальше посмотрим.

Текуев здраво рассудил: поднять разрушенное хозяйство возможно, только если рядом будут люди, которые знают свое дело и умеют на совесть трудиться. Первым делом Сеит Бостанович определил в чабаны трех своих старших сыновей, а младшему, шестилетнему Далхату, поручил присматривать за слабыми ягнятами и овцами, которые оставались в кошаре. Затем уговорил заняться овцеводством сосланных в эти края немцев. Знал, что они – очень ответственные и трудолюбивые люди. Но все равно специалистов-животноводов не хватало. Между тем в соседних казахских аулах жили сосланные балкарцы – прирожденные овцеводы. Однако по закону спецпоселенцы не имели права выходить за пределы того населенного пункта, где им определили находиться. Текуев - снова в местный отдел НКВД. Там только руками развели. А затем вполголоса посоветовали: если ты «украдешь» этих людей, мы их здесь поставим на учет. И Сеит рискнул: снарядил арбы и ночью перевез на ферму несколько балкарских семей.

В других колхозах и совхозах, как только выпадет первый снежок, загоняли овец в кошары и держали их в помещении на скудном рационе до весны. Думали только об одном: как бы животные не передохли от голода. Текуев же использовал все свои силы, все влияние, чтобы одеть чабанов в теплые тулупы, обуть в добротные валенки, и заставлял их пасти отары до лютых холодов. Благодаря тому, что овцы дополнительно месяц - два были на подножном корму, удавалось сэкономить изрядное количество фуража. К тому же овцеводы не довольствовались тем сеном, что заготавливал для фермы колхоз. Своими силами они умудрялись сложить еще до восьми скирд. В результате в теплых кошарах при изобилии фуража овцы прекрасно себя чувствовали, набирали вес.

А уж о маточном поголовье Сеит заботился так, как не каждая мать печется о своих детях. И сена, и комбикорма суягные овцы получали вволю. Когда же наступала пора ягнения, не только сами чабаны, но и многие члены их семей дневали и ночевали на кошарах. Каждого новорожденного малыша буквально носили на руках.

И произошло «чудо»: колхозная отара выправилась и стала увеличиваться небывалыми темпами. Бригада С. Текуева получала в среднем по 130 ягнят от каждых 100 овцематок. И вот в 1948 году за выдающиеся успехи в овцеводстве представитель репрессированного народа, глава семьи спецпоселенцев Сеит Текуев был удостоен второго ордена Ленина!

После этого Сеит Бостанович еще долгих семь лет жил со своей семьей в Казахстане, в поте лица трудился на благо страны. А порой, почти как на фронте, сражался за народное добро. За годы войны в казахстанских степях развелось видимо-невидимо волков. На отары звери нападали постоянно. Случалось, за один раз резали до 70 овец. Путное же оружие спецпоселенцам выдавать опасались. Вот и кавалер двух орденов Ленина довольствовался старенькой берданкой.

- Но зато у отца был замечательный конь – Бурка. Он на нем всегда выигрывал скачки на районном казахском празднике «Байга», - вспоминает Далхат Текуев. – Однажды – это было на моих глазах – отец верхом на Бурке догнал в степи волка, который напал на кошару. Хотел застрелить, но ружье дало осечку. Тогда он прыгнул с коня на волка и прикладом убил зверя.

К 1955 году - за 10 лет работы Текуева - колхозная отара с 700 полудохлых овец выросла до 20 тысяч. Изменилась обстановка в стране. И вот пришел день, когда на общем собрании колхозники единогласно решили ходатайствовать, чтобы Текуевым разрешили вернуться в родные края.

Со своей многочисленной семьей Сеит Бостанович осел в поселке Белореченском, который входит в черту города - курорта Кисловодска. Построил дом, получил статус персонального пенсионера, активно занимался общественной работой. Там же, в Белореченском, по сей день живет Далхат Сеитович. Заметку о юбилее отца он хотел увидеть именно в «Ставрополке», потому что:

- Отец очень любил вашу газету. После того как мы вернулись на родину и до самой смерти в 1980 году он всегда читал «Ставропольскую правду».

Источник: "Ставропольская правда", 28 декабря 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх