ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Очень серьезное место – Пандшер

К 16-летию начала вывода Ограниченного контингента советских войск из Афганистана

Сергей СКРИПАЛЬ

Андрей Белых Безвозвратную потерю (так называют официально гибель человека на войне) Отдельного ордена Красной Звезды 781-го разведывательного батальона 108-й мотострелковой дивизии Андрей Белых помнил, помнит и будет помнить всю жизнь. Двадцать лет назад погиб его боевой товарищ красноярец Олег Курагин.

Задачей батальонной разведки практически всегда было блокирование обнаруженных в «зеленках», населенных пунктах или в горах скоплений врага. Причем выдвижение должно было быть очень быстрым: десять-пятнадцать минут на все про все, и – вперед!

Андрей Белых В тот майский день Олег с напарником были в дозоре, шли впереди роты к кишлаку, где, по разведданным, скрывались моджахеды. Духи, заметив советских солдат–шурави, открыли пулеметный огонь. Дозорные приняли решение обойти место засады и попытаться ударить в тыл противника. Принять бой, пока подтянутся основные силы. Не удалось. Прицельными выстрелами из карабина, тремя пулями в грудь, ногу и руку, афганец поразил Олега. Напарник попытался вытащить пока еще живого товарища, но сам получил ранение все от того же стрелка.

Олег Курагин умер по дороге в госпиталь.

Андрей Белых забирал из морга Баграмского госпиталя тело боевого друга, с которым совсем недавно разговаривал, смеялся, делился последней сигаретой.

Афган В Афганистан Андрей попал в октябре 1984 года, сразу после окончания трехмесячных курсов в Ашхабаде, где обучился специальности наводчика-оператора БМП. Почему ему досталась такая специализация? Андрей думает, это потому, что на «гражданке» успел поработать трактористом в родном колхозе «Коммунар» Красногвардейского района и проучился в Ставропольском сельхозинституте один год. В армии внимательно смотрят, чем занимался до службы парень, чтобы легче было освоить военную профессию.

В конце февраля восемьдесят шестого года разведбату была поставлена задача срочно выдвинуться к Баграмской «зеленке» и блокировать в близлежащем кишлаке бандформирование. Трех человек, в их числе и Андрея, командир отправил в авангарде батальона, в дозор. Скрытно подобрались почти к самым дувалам, окружающим кишлак, и увидели на берегу арыка-канала, снабжающего водой чахлые поля и жителей населенного пункта мутной водой, некое укрепление, внешне похожее на ДОТ (долговременная огневая точка). Андрей зарядил «муху», вышел, не скрываясь, к самому арыку и всадил снаряд прямо в небольшой проем амбразуры укрепления. Только метнулись было ребята через дувал, как из кишлака открыли огонь. Ушли назад, залегли за глинобитной стеной, стали отстреливаться.

Недолго пришлось в одиночку воевать, очень быстро подтянулся батальон. Одна из БМП врезалась своим заостренным краем передка и снесла почти полностью дувал, открыла более полный обзор. Но что за ерунда? Молчит пушка боевой машины! Андрей, не помня как вспрыгнул на броню и скатился через люк внутрь БМП. Наводчик-оператор сидел целый и невредимый, смотрел на Андрея испуганными глазами. Что оставалось делать? Втиснулся Белых на сиденье командира, переключил управление на себя, прильнул к прицелу и нажал на гашетку. Сгоревшие пороховые газы полностью не выходили из машины, вентиляция оказалась не отрегулированной. Но стрелял Андрей до тех пор, пока не стал терять сознание. Еле выкарабкался на воздух, свалился на землю. Отравился достаточно серьезно. Духов тогда положили около сорока.

За тот бой наградили Андрея Белых медалью «За отвагу». Только получил он ее уже в Ставрополе, в институте. Как говорит сам, волновался страшно, ноги ватными сделались, затрясло всего, когда перед большим скоплением студентов и преподавателей военком Промышленного района прикреплял медаль на пиджак. Вспомнилось все Андрею так ярко, так больно!

Летом восемьдесят пятого проводилась крупная войсковая операция в Пандшере. Разведбату приказано было, как всегда, блокировать врага и вести наблюдение за лагерем бандитов. Надо сказать, что место для наблюдения не самое приятное. Высота 4000 метров над уровнем моря. Солнце днем все испепеляет. Тенечек, скромненький даже, найти трудно в скальных трещинах. Солдаты в ситцевых маскхалатах на голое тело изнывали от жары. Ночью же, наоборот, в полном горном снаряжении и бушлатах мерзли. Кровь разогнать в движении никак нельзя – духи ведь тоже не дураки, свои дозоры выставили, а те уж на каждый шорох вели снайперский огонь. Очень серьезное место Пандшер. Там моджахеды в пещерах и склады арт-вооружения обустроили, и госпиталь, и места лежки.

Только солнышко из-за гор подниматься стало, начали бойцы стаскивать с себя теплые вещи, поднялся и Андрей, потянулся, разминая застывшие за ночь мышцы, как ударил с той стороны ДШК (крупнокалиберный пулемет), пуля прямо над головой свистнула. Упал на камни и уже лежа разделся. Пригрелся и уснул.

Снится Андрею мама. Будто бы в церкви она заказывает службу, чтобы вернулся сын живым. Проснулся от странной боли в ноге. Посмотрел - ранка какая-то, то ли нарыв, то ли укус насекомого. Через некоторое время нога уже нестерпимо болела. Благо вниз спускался караван за водой и пищей, захватили с собой и Андрея. Как уж спустился с гор, сам не помнил. Правая нога в огне от ранки, а левая, на которую все время опирался, разболелась в колене, да так, что в госпитале уложили обе ноги в гипс. Встретил свое двадцатилетие 1 июня на костылях. Думал, что никому дела до этой его личной даты нет. Ан не тут-то было. Позвали его «деды» из соседней палаты. Напрягся Андрей, поскольку буквально вчера крупно поссорился со старослужащими из обслуги госпитальной столовой. Приковылял к соседям. А те его усадили за импровизированный стол, поставили брагу из кишмиша, открыли банки с тушенкой, хлеба нарезали. Удался праздник. Надо сказать, что наутро, да простят отцы-командиры за неуставщину, приволокли вчерашнему имениннику немного спирта для опохмелки.

Вообще, отношения со старослужащими в разведбате были хорошими. Зря никого не гоняли, но и спуску не давали, когда дело касалось обучения хитростям войны. Можно было и прикладом по спине отхватить за бестолковость! Зато в бою от них всегда помощь была. Берегли молодых старики, только через месяц новобранцы на первую операцию выехали в район Гардеза. Андрей впервые близко столкнулся с местными жителями и страшно поразился, когда увидел, что дрова там продают на вес, что нищета вокруг жуткая, что, как и рассказывали дембеля, здесь действительно царил феодальный строй.

Вернулся Андрей домой. Стали приглашать его в школы города, где вчерашний солдат рассказывал мальчишкам о войне, пел под гитару песни. Наверное, в Ставрополе и нет таких школ, где не побывал Белых! Да и ни одно мероприятие, связанное с Афганской войной, без него не обходится.

Сейчас Андрей работает в кадетском корпусе Терского казачьего войска имени генерала Ермолова педагогом дополнительного образования, обучает кадетов игре на гитаре, организует военно-патриотические мероприятия. Кто, как не воевавший солдат, сможет поделиться своими знаниями и опытом?

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 13 мая 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх