ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Публика смеялась и... плакала

Елена ГРОМОВА

"Аркадий Аверченко! Вы произносите это имя, и тотчас собеседник начинает улыбаться. Аверченко - это синоним яркого, добродушного смеха "веселой устрицы", "беззаботной милой улыбки" - читаем в газете "Пятигорское эхо", освещавшей гастроли писателя на Кавминводах в 1915 году.

Аркадий АверченкоЛитературная звезда Аверченко взошла стремительно, поразив читающую публику яркостью и величиной. Сын разорившегося купца, Аверченко с пятнадцати лет зарабатывал себе на пропитание то писцом в транспортной конторе, то мелким чиновником в правлении рудников... Безотрадны воспоминания писателя о своей "карьере". Первые юмористические рассказы юного Аверченко в харьковских газетах и журналах обратили внимание критики на их автора. Эти публикации совпали по времени с началом событий 1905 года, вызвавших к жизни десятки сатирических журналов, обличающих со своих страниц пороки самодержавной России. Мечтая оказаться в водовороте событий, Аверченко, полный смутных надежд и идей, отправляется "завоевывать" северную столицу. "Пришел, увидел, победил!" - достаточно верно характеризует встречу провинциального автора с литературным Петербургом. Год работы во второразрядных журналах, основание "Сатирикона" - и шумный успех, сопровождающий всюду многоликого Аверченко. Читатели разражались гомерическим смехом, "проглатывая" рассказы, подписанные аверченковскими псевдонимами: Медуза Горгона, Фальстаф, Фома Опискин, Волк, Аve. Неуемная фантазия и энергия редактора "Сатирикона" - все того же Аверченко - сумели собрать вокруг журнала лучшие "силы" литературной России. В нем печатались Теффи, Саша Черный, С. Городецкий, О. Мандельштам, А. Куприн, Л. Андреев, А. Толстой, В. Маяковский, А. Грин. Одни эти имена уже говорят сами за себя.

Лучшие произведения юмориста, напечатанные в журнале "Сатирикон", вошли в сборники рассказов. До 1918 года их вышло более сорока: "Зайчики на стене", "Веселые устрицы", "Круги на воде", "Чудеса в решете", "О хороших, в сущности, людях" и другие.

Аркадий Аверченко бывал в нашем крае, на Кавминводах в 1914-1915 годах - в период пика своей популярности. Листаешь старые подшивки газеты "Пятигорское эхо", выходившей на Кавминводах, и зримо представляешь атмосферу, в которую окунулся писатель-юморист, когда приехал с концертами на воды.

"Началась полоса гастролей, - пишет в газете автор "Театральных набросков" некий Сен-Бри. - Летом там, в больших городах жизнь замирает, становится сонной и непривычно тихой. Зато пульс ее переходит к нам на курорты и бьется в учащенном темпе. Летом у нас на курортах можно увидеть почти все, что есть выдающегося в Петербурге и Москве. Летняя театральная жизнь на курортах разнообразна и ярка...".

И действительно, полосы газеты "Пятигорское эхо" за июль 1914 года пестрят многообещающими афишами. В одном из номеров заметка "К приезду Аверченко": "На днях к нам приезжает популярный писатель-юморист Аркадий Аверченко. Всемирно известный, бесспорно талантливый приезжающий к нам гость дает сначала в Кисловодске (15 июня), а затем и на остальных группах спектакли со своим участием. В программу спектаклей включены его одноактные пьесы: "Неразговорчивый сосед", "Загадочная телеграмма", "Старики", "Женская доля", "Новогодняя Пасха". Все пьесы будут поставлены под наблюдением автора. В заключение Аркадий Аверченко прочтет ряд своих лучших рассказов из сборников: "Одесситы", "Веселые устрицы", "Круги на воде" и др. Спектакли с участием Аркадия Аверченко представляют исключительный интерес и всюду пользуются огромным успехом".

В июне военного 1915 года Аверченко вновь давал концерты на Кавминводах. Здесь в это время было по-особенному людно: почти все санатории стали госпиталями для раненых.

Курортная газета на первых полосах печатает военные сводки, а рядом с ними гастрольные афиши. Театральная жизнь не замирала.

Ко времени своих гастролей А. Аверченко уже успел по собственной инициативе побывать на фронте в качестве военного корреспондента. Он писал о зверствах германцев, о нуждах простого солдата, о процветании преступников-тыловиков.

Но, приехав на Кавминводы, писатель, давая концерты, обращается к довоенным темам. Об этом свидетельствует рецензия на его выступления, помещенная все в той же газете "Пятигорское эхо" за 15 июня 1915 года. "Этот высокий человек с таким добродушным характером и насмешливым лицом приехал к нам в то время, когда сумерки сделались особенно тягостными и мрачными, когда так трудно было дышать в спертом воздухе, и сказал только одно слово - смейтесь! Мы послушно рассмеялись, и как-то сразу стало легче, веселее на душе".

В рассказах и фельетонах Аркадия Аверченко, в первых его книгах была редкостная разновидность юмора, которая прославила любимых им Марка Твена и О'Генри. Ее-то и почувствовали зрители, присутствующие на концертах в далеком 1915 году.

Об Аверченко иногда составлялось мнение как о добродушном весельчаке, зубоскале, любящем смех для смеха. От этого предостерегает автор рецензии: "У Аверченко над блеском внешнего юмора есть и глубина. Взять хотя бы его пьеску - "На Волге". Разве это не чрезвычайно глубокий этюд! Разве не отразилась в нем вся нелепая, недавняя Русь. Русь пьяная, Русь самодурная и вместе с тем своеобразно широкая, с размахом!

А сколько у Аверченко любви к маленькому, трудовому человеку, человеку труда подневольного, к веселому представителю богемы, сколько ненависти к заплывшему жиром обывателю.

Этот иногда резкий по контурам юморист умеет быть и таким трогательно нежным. Есть рассказ у Аверченко про мальчишку, который идет на всякие довольно невинные фортели и, выудив ими деньги, окружает нежным вниманием больную мать. Веселый, уморительный, забавный рассказ, но когда вы его читаете, вы чувствуете невольную грусть и смахиваете вдруг набежавшую слезу...".

Во время пребывания Аркадия Аверченко на Кавминводах в 1915 году газета "Пятигорское эхо" опубликовала принадлежавшую его перу зарисовку "Одна из красот Кавказа" (Мимолетный взгляд). В ней с присущим ему юмором автор рассказывает, как знакомится "человек из публики" с писателем.

Июнь 1915 года - последний приезд А. Аверченко на Кавказ. Через четыре года он окажется в Белом крымском государстве, где, по словам генерала Врангеля, "камертон задавала севастопольская пресса", с которой сотрудничал Аверченко. Затем Турция - Константинополь. Настроения писателя приобретают в это время особый характер: юмор человека, изо всех сил борющегося с отчаянием. "Кровавым балаганом" называл Аверченко события в России.

В 1922 году, как говорил сам писатель, "потянуло в церковно-славянские земли", и он перебирается в Прагу. Были в эти годы новые сборники. Особой популярностью рассказы и фельетоны Аверченко пользовались в Чехии. Были гастроли в Западной Европе с чтением рассказов и пьес. Но в рассказах последнего периода запечатлелись едкая горечь и патриотическая скорбь.

Аркадий Аверченко скончался 12 марта 1925 года в Пражской больнице в результате болезни сердца и похоронен на Ольшанском кладбище в Праге.

Но не хочется заканчивать разговор о знаменитом писателе-юмористе на печальной ноте. Вернемся еще раз к его пребыванию на Кавминводах: "В Ессентуках прошла с громадным успехом гастроль Аркадия Аверченко. Под сплошной хохот прошли его пьесы: "Коготок увяз - всей птичке пропасть", "С корнем" и др. Самого автора, выступавшего с рассказами, заставляли бисировать без конца". Таким запомнила его публика Кавминвод.

Источник: "Ставропольская правда", 20 марта 2001 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх