ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

«Природа дала нам шанс...»

В. ГОСДАНКЕР
заслуженный работник культуры России.

Борис Годзевич Тихий человек Борис Годзевич не любит щеголять своей ученостью. К тому же с немалой долей самоиронии образно уточняет свое место в науке: «География наверху - геология внизу». Понимаю, что речь идет о полной загадок и открытий экзотике профессии, о продвижении от геологии к географии, а потом к истории, точнее, к синтезу этих наук.

Человеку, малосведущему в хронике, а тем более тонкостях понятий о докембрии, палеозое, мезозое, кайнозое.., покажется дерзкой натяжкой прямая взаимосвязь характера древнейших пластов с сегодняшними тревогами и бедами человечества - пробуждением активности недр, страшными землетрясениями, потеплением и похолоданием климата, подъемом уровня океана, атмосферными катаклизмами. Конечно, все это было в истории Земли. Но в наши дни люди все больше задумываются и спрашивают себя и других: что же будет?

Например, с природой, если ее не оберегать, с цивилизацией, когда человечество само по себе превращается в мощную геологическую силу, а планета Земля оказывается мала и беспомощна.

- Парадокс XXI столетия! - Борис Леонидович неожиданно перешел от древнейших геологических загадок к самым простым сегодняшним размышлениям. - Все сводится к тому, что мы никак не научимся пониманию нашей матушки-природы, а еще конкретнее - не поймем, что великий по своей сути технический прогресс волей-неволей ударил по нашему физическому и душевному благополучию, скажу больше, по нравственности. А еще, осмелюсь добавить, и по отношению к семейным, староотеческим корням. Поверьте, природа, несмотря ни на что, если ее беречь, по-настоящему оставляет нам шанс для выживания...

Антонина Андреевна Митина Коренной ставрополец с интереснейшей родословной (там и дворяне, и купцы, и, само собой, мастеровые люди, а главное - учителя), Борис Леонидович поведал о жизненных изломах своих предков, давным-давно перебравшихся с украинской Полтавщины в наши края. И о недвусмысленной фамилии Годзевич, которая, чуть не стоила жизни его отцу в период гитлеровской оккупации Ставрополя.

Достал старый альбом в бархатном переплете, таких еще немало в домах, где дорожат семейными преданиями и реликвиями.

Сразу бросается в глаза великолепный портрет бабушки Антонины Андреевны, дочери именитого в Ставрополе купца Митина. Есть что рассказать о взлете и трагической его судьбе после революционных потрясений 1917 года.

«Раскулаченная» красавица, тонкая и интеллектуальная душа, Антонина Андреевна, вопреки обстоятельствам, сумела воспитать трех сыновей, все стали инженерами, трудились на пользу советской власти. Тут же помещены фотографии деда, отца, родных людей, мамы, Ангелины Александровны в девичестве Щербаковой. Да разве в газетной статье обо всех скажешь!

Борис Годзевич. 1967 г. Отстранив альбом, Борис Леонидович извлекает из шкафа тетради с воспоминаниями отца. В этой семье умеют беречь страницы безыскусных откровений.

«Несмотря на многие трудности, мое детство было счастливым: дом на Новоподгорной, построенный отцом, сад, цветы, любовь матери, нетронутая природа окрестностей Ставрополя. Начинал с того, что собирал коллекции минералов, горных пород, тащил их в краеведческий музей к заведующему отделом природы Якову Антоновичу Миронову. Тот работал в музее еще при жизни Георгия Константиновича Праве».

Кварц, серый колчедан, известняки третичного периода, особая тайна ощущений, своеобразная музыка недр. Повзрослел, были следопытские поездки на Кавказские Минеральные Воды, к источникам, на Медовые водопады, Долину нарзанов...

Много позже солидная школа и традиции геологического факультета Ленинградского университета соединились с практикой в экспедициях по всему пространству от Заполярья до Средней Азии, от Кольского полуострова до Енисея. Ясно - это на всю доставшуюся жизнь.

Но главное - Дальний Восток, Хабаровский край. Почти 27 лет в составе ответственных для нужд страны, основательно оснащенных геологических экспедиций. Мы закрывали «белые пятна» в обширных зонах, где на поверхности неизученные пласты докембрия, возраст которых около трех миллиардов лет. Науке и практике нужны были эти карты полезных ископаемых.

Проводить детальные геологические съемки можно было, только добравшись вертолетом или на оленях. Азарт открытий и опыт общения с разным людом в экспедициях, удаленных на сотни километров от населенных мест.

Отсюда - его научный багаж, стало быть, свободное плавание на преподавательском поприще в Ставропольском государственном университете. За 17 лет на кафедре физгеографии, кандидату геолого-минералогических наук Борису Леонидовичу Годзевичу было и есть что сказать студентам о дальних странствиях и романтике профессии.

И все-таки Дальний Восток - это в гостях, а родной дом - Ставрополье, Кавказские Минеральные Воды - чуть ли не сказочное «Эльдорадо» в сравнении с холодной сдержанностью природы далекого Хабаровского края. Но и на нашей благословенной земле Предкавказья сколько еще «белых пятен» для геологов, археологов, краеведов.

В наше суматошное время, когда многих закрутила политическая карусель, так, что от ее вращения темнеет в глазах, каким-то трогательно наивным может показаться экскурс моего собеседника из далеких-предалеких геологических эпох в наш век, когда под давлением современного человека природа дрогнула и стала разрушаться.

Никогда не замечал за Борисом Леонидовичем особой лиричности, если он говорил о богатствах недр или о красотах в окрестностях Ставрополя. Но тут вдруг почувствовал, что вошел в душевное пространство человека, трепетно относящегося к степи, лесу, почвам, животному миру и целебным водам родного края. В это чувство вмещаются родовые истоки, любовь, верность, дружба, человечность.

Стоит основательно задуматься о людях с этой точки зрения.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 15 апреля 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх