ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

К 210-летию со дня рождения А. С. Грибоедова

Сегодня его назвали бы вундеркиндом

Елена ГРОМОВА
Ведущий архивист Государственного архива Ставропольского края

«Свежо предание, а верится с трудом», «Ну как не порадеть родному человечку», «Дома новы, а предрассудки стары», «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь», «Чины людьми даются, а люди могут обмануться», «Счастливые часов не наблюдают», «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом»… Как часто, произнося эти крылатые выражения или слыша их от других, мы и не вспоминаем автора бессмертной комедии «Горе от ума» Александра Сергеевича Грибоедова. Сбылось предсказание Пушкина, который, познакомившись с пьесой, сказал: «О стихах я не говорю: половина – должна войти в пословицу». В январе исполнилось 210 лет со дня рождения А. С. Грибоедова.

А. С. Грибоедов Находясь на царской службе, он не раз бывал в Ставрополе, с его именем связаны уникальные документы, хранящиеся в Государственном архиве Ставропольского края.

Александр Грибоедов родился в Москве в родовитой, но обедневшей дворянской семье. Уже в детстве проявилась его природная одаренность: под руководством опытных домашних учителей мальчик овладел французским, немецким, английским и итальянским языками. Окончив благородный пансион, одиннадцатилетний(!) Александр стал студентом словесного отделения философского факультета Московского университета. По его собственным словам, он «учился страстно», изучая греческий и латинский языки. позднее освоит персидский, арабский и турецкий. Увлекается поэзией, театром, проявляет способности к музыке и ее сочинительству. За шесть с половиной лет он прошел курс трех факультетов и готовился к экзаменам на получение ученой степени доктора наук.

Отечественная война 1812 года круто изменила судьбу Грибоедова. Национальный патриотический подъем всецело захватил юношу. Он вступает добровольцем в дворянское ополчение. Его зачисляют корнетом в Московский гусарский полк. Впрочем, ему не довелось участвовать в боевых действиях русской армии: его полк был отправлен в глубокий тыл. По окончании войны с Наполеоном Грибоедов уходит в отставку, приезжает в Петербург и определяется на службу в Коллегию иностранных дел, принимает деятельное участие в столичной литературно-театральной жизни.

В 1818 году в его судьбе происходит непредвиденный поворот. Среди знакомых Грибоедова, постоянно вращающегося в театральной среде, была балерина А. Истомина (воспетая Пушкиным в «Евгении Онегине»). Из-за нее между приятелями Грибоедова – Шереметьевым и Завадовским разгорелась ссора, закончившаяся дуэлью и смертью Шереметьева. За участие секундантом в этой дуэли Грибоедова, можно сказать, высылают из Петербурга, предложив выехать с дипломатической миссией в Иран (Персию).

Грибоедов отправляется в дальний путь на Восток, где ему суждено было провести многие годы. Во время этого путешествия он впервые посетил Ставрополь. К сожалению, об этом посещении нашего города ничего не известно.

В Иране Грибоедов вел сложные переговоры о возвращении на родину русских солдат, плененных иранцами во время войны с Россией. Иранские сановники чинили Грибоедову всяческие препятствия. В своем путевом дневнике в августе 1819 года он записывает: «Хлопоты за пленных. Бешенство и печаль… Голову мою положу за несчастных соотечественников».

В сентябре 1819 года переговоры были успешно закончены, и Грибоедов отправился в Грузию во главе колонны возвращающихся на родину солдат. В Тифлисе происходит его встреча с Кюхельбекером, которому он читает первые действия создаваемой пьесы. К осени 1824 года он дописывает «Горе от ума». Но все попытки опубликовать комедию не увенчались успехом. Она распространяется в рукописях, и только небольшие ее отрывки появились в альманахе «Русская Талия на 1825 г.». Грибоедову так и не довелось увидеть свою комедию ни напечатанной целиком, ни поставленной на большой сцене.

В это время завершилось декабрьское восстание. Близкий декабристам в личном общении и гражданских идеалах Грибоедов тем не менее расходился с ними по ряду вопросов. Несмотря на то, что на момент восстания Грибоедов находился на Кавказе, он 22 января 1826 года был арестован и просидел четыре месяца в крепости Грозной. Причастность к движению декабристов отрицал и за отсутствием прямых улик был освобожден.

Грибоедов возвращается на Кавказ, где началась война с Персией, принимает участие в сражениях, выказав при этом завидную храбрость. Но главное в войне – его дипломатический успех в заключении Туркманчайского договора. Не случайно именно Грибоедову было поручено доставить текст договора в столицу. Пушечный салют, аудиенция у царя, награждение чином статского советника и четырьмя тысячами червонцев и, наконец, назначение на пост полномочного министра-резидента (посланника) в Иране - таковы были почести, выпавшие на долю Грибоедова…

В Государственном архиве Ставропольского края хранится уникальный документ – подлинник письма из Министерства иностранных дел генерал-губернатору Кавказской области Г. Емануелю по поводу проезда Грибоедова через Ставрополь: «Милостивый государь Григорий Арсентьевич! Государю императору благоугодно было назначить полномочным министром при Тегеранском дворе господина статского советника Грибоедова, находившегося долгое время в Грузии и употребленного при заключении мира в с. Туркманчай.

Отправляясь ныне к своему посту, долгом считаю отрекомендовать его Вашему Превосходительству, покорнейше прося Вас, милостивый государь, оказать все зависящие от Вас пособия для безостановочного продолжения пути к месту его назначения… С. Петербург. 5 июня 1828 г.».

В Ставрополь Александр Сергеевич прибыл 25 июня 1828 года. Остановившись в шефском доме, находившемся в стенах Ставропольской крепости, он писал своему другу писателю Ф. Булгарину: «… здесь меня задерживают – приготовление конвоя. Как добрый патриот радуюсь взятию Анапы. С этим известием я был встречен тотчас при въезде в город… Теперь, после взятия Анапы, все переменилось; разбои и грабительства утихли и тепловодцы (имеются в виду жители и отдыхающие Кавминвод. – Е. Г.), как их здесь называют, могут спокойно пить воду и чай. Генерал Емануель отправился из Ставрополя в Анапу, чтобы принять присягу от тамошних князей. На дороге с той стороны Кубани толпами к нему выходили навстречу горские народы с покорностью и подданством».

Важное для Грибоедова событие произошло, когда он добрался до Тифлиса: женитьба на княжне Нине Чавчавадзе, дочери известного грузинского поэта. С молодой женой, со свитой и большим караваном Грибоедов 9 сентября выехал в Иран. Два месяца провел он в Тавризе, ведя переговоры о контрибуции, которую Иран обязался выплатить России по условиям Туркманчайского договора. В начале декабря, оставив жену в Тавризе, Грибоедов прибыл в Тегеран. Здесь у него возникли споры с иранскими сановниками. Фанатичное духовенство Ирана открыто призывало к убийству русского посла. Особо взбудоражило их то, что Грибоедов укрыл на территории русской миссии армянских и грузинских женщин из гарема родственника шаха, которые обратились с просьбой отправить их на родину.

Русский дипломат был человеком чести, и никакие подкупы не могли заставить его отступить от справедливого решения. 30 января (11 февраля) толпа, подстрекаемая маджахедом Масихом, который объявил смертный приговор Грибоедову, ворвалась в помещение миссии, растерзала все русское посольство в составе тридцати семи человек, в том числе и Грибоедова.

«Ценой крови Грибоедова» стал известный с 1000 года на Востоке знаменитый алмаз «Шах», который иранский шах в знак примирения прислал Николаю I после переговоров о конфликте.

Могила Александра Грибоедова и Нины Чавчавадзе в  Тбилиси В крайгосархиве также хранится интересный документ 1829 года, написанный на русском языке арабской вязью «Извещение» о смерти российского посланника в Персии и о других происшествиях, имеющих связь с этим случаем. Бумага эта представляет ситуацию явно в приглаженном и даже искаженном виде, выгодном правительству: «По замирении с персидским шахом наш Великий Государь отправил своего посланника действительного статского советника Грибоедова в Тегеран, при переезде из Тегерана в Тавриз, некоторым зломыслящим, имея еще злость от потери в прошедшую войну, сделали не в дальнем расстоянии от Тавриза внезапное нападение на него и убили…».

По завещанию Грибоедов был похоронен в Тифлисе, в монастыре Св. Давида на крутом склоне горы Мтацминда. На скульптурном памятнике, который Нина Александровна поставила на могиле мужа, начертаны нежные и глубокие слова: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русских, но для чего пережила тебя любовь моя?».

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 11 февраля 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх