ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Стали улочки родными

Виктор ВОВК

Тамара Павловна Коваленко Последний раз с Тамарой Павловной Коваленко наши читатели прошлись по старым улицам Ставрополя 3 февраля. Да вы, наверное, помните эту публикацию – "Здесь бывали Грибоедов и Пушкин". Тогда вместе с автором мы спустились с Крепостной горы, и нашему взору открылась самая первая городская улица (по которой пролегал когда-то почтовый тракт из России в Закавказье), совершенно не похожая на нынешний проспект Карла Маркса. Даже почудились голоса людей, цокот копыт по мостовой…

И точно на машине времени, вот уже переносимся в эту эпоху. За металлической оградой среди буйно разросшихся деревьев и кустарников различаем первый каменный храм, видим и Грибоедова, и Пушкина, и Лермонтова, и композитора Алябьева, и других великих людей, которые становятся нам как-то ближе еще и потому, что многие места в Ставрополе будто освящены их присутствием: возможно, мы ходим с ними теми же дорогами! Здесь, в этом храме, в младенчестве крестили нашего великого земляка – будущего писателя Сургучева. И тут же, вспоминает Тамара Павловна, была крещена и она сама.

Именно эта публикация в «Ставропольской правде» оказалась последней для Т. Коваленко. Тамара Павловна еще успеет ее увидеть в газете, вдохновляясь на новую журналистско-исследовательскую работу. И всё! На этом все закончится. Через пять дней нашего автора не станет. И мы навсегда простимся с ведущей постоянной редакционной рубрики «По старым улицам пройдусь» (воплотившейся на нашем сайте в проект "Старый город"), так полюбившейся читателям за многие годы ее существования. Навсегда простимся с лауреатом главной в крае журналистской премии – имени Германа Лопатина, с сотрудницей общественной приемной редакции.

Тамара Павловна, кстати сказать, выступала на страницах газеты и с корреспонденциями, сделанными на основе писем и обращений читателей, разбиралась с конфликтными ситуациями, защищала слабых и обездоленных. Но любимым ее детищем были, конечно, и оставались до конца дней «Старые улицы». Ох, умела она воспроизвести, передать дух старины, атмосферу давних времен. Среди наших земляков не случайно так много почитателей ее творчества, причем не только в краевом центре. Людям старшего поколения грели душу ее ностальгические воспоминания. В этих зарисовках они узнавали себя и своих близких. Ведь о чем бы она ни писала – о Ташлянском предместье или Туапсинке, Новом Форштадте или Алафузовом саде, об оврагах или приютах, - перед нами представали не голые, вымершие места. Они оживали потому, что эти рассказы всегда наполнялись людьми, которых она знала сама, видела, слышала, была с ними знакома.

Мы смотрели на Ставрополь глазами Тамары Павловны и чувствовали связь времен. Патриот родного города, прожившая в нем всю жизнь, она действительно очень хотела, чтобы мы не забывали его живую историю, быт и нравы. Ведь милая сердцу старина – это тоже частица нашей культуры.

С ней общались краеведы, историки, желавшие уточнить какие-то детали и подробности, совершенно справедливо полагаясь на ее изумительную память и дотошность. В редакцию приходили письма, адресованные лично ей, – не только отклики на публикации, но и новые «заказы». Она была полна творческих замыслов, которым, увы, не суждено было осуществиться.

Все теперь уже в прошедшем времени. Жаловалась она, конечно, на здоровье. Но тем не менее, несмотря на преклонный возраст, по мере сил продолжала работать, буквально до последнего, словно боясь потерять «творческую форму» – строка за строкой, абзац за абзацем. Даже печатной машинкой, место которой разве что в музее, разжилась в редакции: «Ничего, что старая. Мне она как-то привычней. Не на компьютере же набирать тексты! Откуда у меня деньги на него? Вот получу гонорар - будет чем за квартиру заплатить!»

Творческий труд явно продлевал ее душевную молодость. Хотя сама уже и не могла принести готовый материал в редакцию – отправляла его почтой. А потом звонила: «Дошел? Ну и как? Какое слово заменил? Почему?»

Умудренная жизнью женщина, старейший журналист края, будто начинающая девочка-журналистка, очень боялась редакторского суда и буквально дрожала над каждой запятой.

Теперь не позвонит. Не обсудит ближайшую и отдаленную перспективу (она не могла работать, не планируя свой день). Не поздравит с очередным праздником, в том числе с Днем печати «по старому стилю», то есть 5 мая. Не порадует читателей новыми материалами.

«Очень сожалею, - пишет ветеран труда из Ставрополя Нина Васильевна Баканова, - что редакция потеряла такого внештатного корреспондента. Я помню ее еще со времен совнархоза и всегда ценила. Может быть, найдутся журналисты, способные продолжить ее дело?»

Возможно, и найдутся. Хотя это, скорей всего, будут уже другие материалы. Может быть, и не хуже, но не ее. Но мы и с самой Тамарой Павловной еще не раз и не два пройдемся по улочкам и переулкам родного Ставрополя – по тем старым адресам, которые она нам оставила. Ее статьи - в многолетних подшивках, а также на электронном сайте «Ставропольской правды». Здесь, в разделе «Губерния: прошлое, настоящее и будущее», архив Т. Коваленко по сравнению с другими авторами самый значительный.

Мы пройдемся по городу, где сохранилась частичка ее души, и вспомним дорогого нам человека.

Источник:"Ставропольская правда", 17 марта 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх