ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Здесь бывали Грибоедов и Пушкин

Тамара КОВАЛЕНКО

Во второй половине XVIII века вдоль южного склона Крепостной горы начала формироваться самая первая в Ставрополе улица (сегодня проспект Карла Маркса). По ней пролегал почтовый тракт, связывающий Россию с Закавказьем. Миновало больше двух столетий, а она все остается главной в городе Креста. А вот ее название не раз менялось.

В довоенные годы улицу украшали великолепные купеческие особняки, в дальнейшем, в результате всевозможных перестроек утратившие свой первоначальный вид. На проспекте размещались значительная часть административных зданий, лучшие магазины, основные очаги культуры… Первый в городе каменный храм был построен в 1817 году.

Мое первое общение с проспектом состоялось именно в этой церкви, куда меня, недавно пришедшего на свет младенца, принесли крестить пасмурным осенним днем. По архивным документам, задолго до того на службах в этом храме побывали А. Грибоедов, А. Пушкин, М. Лермонтов, декабрист А. Бестужев, композитор А. Алябьев, художник А. Венецианов… В нем также крестили нашего земляка, известного далеко за пределами России, писателя И. Сургучева.

Во втором десятилетии советской власти этот памятник истории, находившийся среди пышно разросшихся кустарников и деревьев за металлической оградой, разобрали. В 1939 году на том участке соорудили школу с просторными и очень светлыми классами, вместительным актовым залом, где мне довелось однажды побывать на новогоднем бал-маскараде. Первым директором учебного заведения назначили опытного педагога, бывшего завуча железнодорожной школы П. Токарева, любовно прозванного нами, его учениками, чашечкой. Он преподавал у нас ботанику, и при объяснении строения цветка в первом слоге слова «чашечка» букву «а» произносил не по правилам транскрипции, как «я», а так, как она пишется. Вскоре после начала войны Петр Григорьевич ушел на фронт. Перед отправкой в новеньком армейском овчинном полушубке, перепоясанном командирскими ремнями, верхом на боевом коне подъехал к школе, попрощался с учителями и учениками.

В августе сорок второго фашисты разбомбили школу. В пятидесятые там построили гостиницу «Ставрополь» (сегодня «Интурист») с приличным рестораном.

Следует сказать, что многое из того, с чем приходилось соприкасаться на проспекте, со мной было впервые. Хотя бы взять знакомство с прессой. Училась я в восьмом классе. Руководитель нашего литературного кружка Таисия Федоровна Сухорукова посоветовала мне показать сотрудникам какой-нибудь редакции мои стихи. На проспекте (тогда имени Сталина) в старинном двухэтажном доме помещались три редакции: «Орджоникидзевская правда» (сегодня «Ставрополка») – наверху, «Сталинские ребята» и «Молодой ленинец» - внизу. В узком темном коридоре встретила мужчину, указавшего дверь в молодежную газету. Ко мне дружелюбно отнеслись журналисты Карп Черный, Юрий Филонович и мой однофамилец поэт Евтихий Коваленко. Их судьбы по-разному сложились. Первый стал ученым, писателем, преподавателем Ставропольского пединститута, второй трудился в столичных журналах и газетах, третий ушел на фронт и домой не вернулся.

Благодаря им я (самая молодя из всех приглашенных, еще «беспаспортная», притом единственная представительница «слабого пола») попала на первое краевое организационное совещание писателей, проходившее в уютном кабинете главного редактора партийной газеты Владимира Васильевича Воронцова, в недалеком будущем одного из секретарей ЦК ВКП(б). Больше всех из присутствующих мне запомнились 106-летний джырчи (народный певец из Карачая) Касбот Кочкаров, прозаик Безлюдский, он же – председатель цыганского колхоза «Труд ромэн» в нашем крае, будущий лауреат государственных премий Семен Бабаевский, талантливый карачаевский поэт Магомет Урусов, завотделом культуры и литературы «Орджоникидзевской правды», популярный в крае фельетонист Иван Егоров (псевдоним Чилим). Фотографировал нас Сурен Петросян.

Через некоторое время в «Молодом ленинце» появилась моя первая в жизни публикация – «Песня о Чапаеве». Написала ее после того, как посмотрела в кинотеатре «Октябрь» фильм о легендарном комдиве.

Я еще захватила «немые» ленты с судорожно скачущими по экрану изображениями под аккомпанемент тапера. Кстати, в такой роли периодически выступал старшеклассник нашей школы Юрий Альшанский. Несмотря на несовершенство «картин», мы с удовольствием ходили в кино. И вдруг красочный рекламный щит на фасаде здания кинотеатра, размещенные по городу афишные тумбы и последние страницы газет возвестили о выпуске в прокат нового, к тому же звукового фильма «Путевка в жизнь». Те, кто раньше других успел посмотреть говорящее кино, стремились еще раз попасть в зрительный зал. Что-то невероятное творилось у билетных касс, на подступах к кинотеатру! «Нет ли у вас лишнего билета?» - часто слышалось в толпе.

Еще в памяти остался случай из тех лет. Нещадно палившее солнце повернуло на запад и буквально затопило торговый зал аптеки Байгера. Внезапно среди собравшихся в ней возникло какоето оживление. В сопровождении обыкновенного светлого мужчины вошел африканец. В тридцатые годы появление в нашем городе такого рода иноземца вызвало сенсацию. Я тоже, как теперь говорят, вживую негра увидела впервые. Пока он изучал содержимое лекарственных витрин, украдкой наблюдала за ним...

Достигнув совершеннолетия, свой первый «молоткастый» и «серпастый» я тоже получала на проспекте в красивом одноэтажном доме восточнее уже не существовавшего тогда Троицкого собора. Это когда-то частное владение по ул. Красной, 27 (так проспект в ту пору назывался) занимала губернская милиция. Первым ее начальником назначили отважного конника-буденновца, героя Гражданской войны Иосифа Апанасенко, чей прах покоится на Крепостной горе. Коренной ставропольчанин Александр Солдатов рассказывал мне, как в двадцатые годы верхом на холеной лошади, под цоканье копыт по брусчатке мостовой нынешнего проспекта Карла Маркса главный милиционер следовал к себе на службу.

А вот что говорит о работниках этого ведомства того периода другой уроженец города Глеб Иоанникиевич Петров: «на перекрестках главных улиц дежурили постовые милиционеры. Высокие, розовощекие, вежливые, в опрятно отглаженной форме и начищенных сапогах. И бабушку через улицу переведут, и ребенка перенесут на руках через лужу… Когда и куда все это подевалось?». По-моему, червоточина проникла в ряды блюстителей правопорядка еще до войны. Помню, как-то вышла на улицу, а мне навстречу трехлетний Вовка, внук милиционера, нашего улыбчивого соседа. Вертит передо мной в ручонке кусочек сахара и хвастает: «Дедушка принес. Ему для арестованных дали, а он себе забрал». Тогда в милиции уже был другой руководитель – по фамилии Пейхвассер.

Источник:"Ставропольская правда", 3 февраля 2006 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх