ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Храм науки для девочек

Елена ГРОМОВА, сотрудник Государственного архива Ставропольского края

Здание СШ №3 (бывшей 3-й женской гимназии) «Мы, нижеподписавшиеся в сознании всей важности своих родительских обязанностей предоставить дочерям получить школьное образование, немало употребили труда и усилий на подготовку их к поступлению в местные гимназии. Но к своему прискорбию мы узнали, что наши дочери, хотя и допущены к приемным испытаниям, но не могут быть приняты в первый класс за полнейшим отсутствием вакансий... Принимая во внимание, что в необходимости женского образования никто уже в настоящее время не сомневается и что такое явление, как оставление вне школьных стен от 100 до 200 девочек, подведенных уже к порогу храма науки для получения света учения, является в высшей степени ненормальным, мы, в надежде на просвещенное отношение городской управы к насущным местным нуждам, обращаемся с самой горячей просьбой войти в положение подрастающего женского поколения, коему грозит опасность остаться без научного образования немедленно возбудить ходатайство об открытии в Ставрополе правительственной женской гимназии…».

Это письмо, подписанное двадцатью озабоченными родителями, среди которых надворный советник И. Успенский, ветеринарный врач Н. Колесников, священник Г. Аристов, учительница А. Соболева, жена купца А. Сафонова, поступило 29 мая 1904 года в Ставропольскую городскую управу. Документ хранится в Государственном архиве Ставропольского края.

В Ставрополе в то время уже действовали Александровская и Ольгинская женские гимназии, но они были переполнены, и многие девочки оставались вне стен школы, на что и сетовали авторы письма.

Городская управа признала вопрос об открытии в Ставрополе 3-й женской гимназии не-отложным, а Городская дума на заседании от 18 июня 1904 года определила поручить финансовой и исполнительной по учительским делам комиссиям принять на себя разработку этого вопроса.

Здание бывшей 3-й женской гимназии вскоре после постройки.В то же время городской голова Н. Иванов обратился к попечителю Кавказского учебного округа М. Завадскому с просьбой о единовременном пособии от казны на постройку здания для гимназии и постоянное ее содержание. 29 ноября 1904 года пришел неутешительный ответ: «…В настоящее время рассчитывать на пособие от казны нельзя, ибо новых кредитов на развитие женских гимназий не намечается».

Городское самоуправление все же решило ходатайствовать об открытии нового учебного заведения, считая, что она сможет полностью содержаться на плату за учение с небольшой субсидией от казны. Это подтверждалось примером Ольгинской гимназии.

Письмом от 6 апреля 1905 года попечитель Кавказского учебного округа разрешил открыть в Ставрополе 3-ю правительственную женскую гимназию. А купец С. Ртищев предложил городу на выгодных условиях разместить ее на втором этаже принадлежавшего ему имения на Гимназической улице (ныне здание стоматологической поликлиники по ул.Морозова, 6), где до этого находилась Ставропольская учительская семинария.

В 1905-1906 учебном году за парты сели первые ученицы, выдержавшие испытания в два новых класса открытой гимназии. Далее предполагалось ежегодно открывать еще по одному классу до тех пор, пока гимназия не окажется в полном семиклассном составе. В первом классе изучались закон Божий, русский язык, арифметика, естествознание, география, французский язык, чистописание, рукоделие. За обучение взималась плата 40 рублей в год Для желающих вводились уроки танцев и гимнастики за отдельную плату 5 рублей в год. Малоимущие родители учениц обращались в городскую управу с просьбой освободить их детей от уплаты за обучение. В краевом архиве сохранился список учащихся 3-й женской гимназии, получающих стипендии. Это дети служащих городской управы, городские стипендиатки и обладательницы стипендии Я. Абрамова (известный публицист, до 1907 года член попечительского совета гимназии, из его средств и была учреждена стипендия).

Помещение, арендуемое под гимназию, вскоре перестало ее устраивать. Остро встал вопрос о постройке своего здания. Не надеясь на получение денег из казны, городская управа обратилась в банковскую контору наследников М. Попова за получением ссуды в размере 50000 рублей. Заем был получен сроком на восемь лет из 4 процентов годовых. В апреле 1906 года городской архитектор В. Кун составил проект здания приблизительной стоимостью 60000 рублей.

В июле того же года группа думских гласных в составе Ф. Ковалевского, Г. Прозрителева и Г. Кускова вошла в Городскую думу с заявлением о том, что место, определенное под постройку здания гимназии на Петропавловской площади, не соответствует интересам городского населения и что проект составлен неудовлетворительно.

Только в октябре 1907 года Городская дума определила постройку здания произвести в южной части Варваринской площади (ныне ул.Комсомольская). В мае 1908 года Думой одобрен новый проект, составленный городским архитектором Адрианом Булыгиным. Он был автором проектов таких, радующих глаз и сейчас, зданий как аптека Байгера на Николаевском проспекте (ныне пр. К.Маркса), государственный банк на ул.Госпитальной (ныне ул.Ленина), трехэтажный корпус епархиального женского училища по пер.Митрофановскому (ныне корпус сельхозакадемии, пер. Зоотехнический). После революции он эмигрировал в США, где принимал участие в высотном строительстве.

Стоимость проекта А. Булыгина составила 115000 рублей. Ввиду того, что эта сумма более чем вдвое превышала ссуду, взятую в банковской конторе, Городская дума решила возбудить перед Министерством народного просвещения ходатайство о пособии в размере 60000 рублей. Надо сказать, что пособие в меньшей сумме поступило уже после того, как здание гимназии было построено.

Интересны документы о том, как А. Булыгин осуществлял контроль над строительством: требовал от подрядчиков приобретения более качественного штучного камня твердых пород, подборки облицовочного камня по цвету, не допускал небрежности в кладке стен, добивался безукоризненной формы карнизов над оконными перемычками, считая их главным украшением здания. Благодаря тщательности работ при возведении гимназии, может быть, и выстояла она, когда гитлеровцы, уходя из Ставрополя, попытались ее взорвать. Пострадали только вестибюль и входная лестница.

Учительница французского языка Екатерина ГольмоваНесмотря на материальные трудности, гимназия распахнула свои двери к новому 1912-1913 учебному году. Здание стало украшением Ставрополя. Оно было сложено из местного камня-ракушечника и облицовано пелагиадским, отличающимся чистотой, красотой и прочностью. Поднявшись по парадной лестнице, гимназистки и их наставники оказывались в широком вестибюле с шинельной. Далее шли просторные рекреации, актовый зал и классы. Имелись кабинеты физики, естествознания, истории, две учительские, кабинет начальницы, библиотека с читальней, комната для врача, столовая и кухня с самоварной, швейцарская, дворницкая.

В здании не планировалось обычной для всякого учебного заведения церкви, так как рядом находилась церковь Святой Великомученицы Варвары (разрушена в 30-е годы прошлого века). Ранее она относилась к кладбищу, которое было уже закрыто (ныне на его месте расположены строительный техникум, типография и другие постройки). Гимназистки посещали эту церковь, а гимназию в народе даже называли Варваринской.

К сожалению, гимназия недолго радовалась новому зданию. 28 февраля 1917 года в городскую управу поступило письмо из Ставропольского комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым об открытии в помещении 3-й женской гимназии лазарета для заразнобольных воинов на 350 коек. Как ни сопротивлялись родители учащихся и общественность города, пришлось уступить при условии, что больше ни одно из учебных заведений не будет занято под постой войск или госпиталь. В гимназии недолго размещалась Киевская школа прапорщиков, затем общежитие для делегатов 1-го губернского народного собрания. А в начале 1919 года в Ставрополе началась эпидемия сыпного тифа, и теперь уже пришедшая в город Добровольческая армия белых распорядилась занять здание под сыпнотифозный барак.

После установления советской власти в здании открыли музыкальный техникум, а потом среднюю школу. С началом Великой Отечественной войны оно опять превратилось в госпиталь, а во время оккупации стало казармой одной из немецких частей. После ухода немцев были проведены восстановительные работы и открыта женская средняя школа. С 1956 года, когда было введено совместное обучение, она стала именоваться 3-й общеобразовательной школой.

Многим дало путевку в жизнь старейшее учебное заведение. Среди его выпускников Герой Советского Союза летчик-испытатель Леонид Севрюков, погибший в годы войны (его бюст стоит у входа в школу).

В настоящее время СШ № 3 вновь обрела статус гимназии.

Источник: "Ставропольская правда", 1 сентября 2005 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх