ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Кровавый день Ставрополя

Елена ГРОМОВА, сотрудник Государственного архива Ставропольского края

«Больше всего люблю документы. Это не просто бумаги. Они наполнены страстями, страданиями, кровью». Эти слова известного историка Льва Гумилева вспомнились, когда довелось знакомиться с документами, связанными с революцией 1905-1907 годов, сохранившимися в Государственном архиве Ставропольского края.

Спасопреображенская (Рядская) церковь. Здесь происходили события 7 июня 1905 г.Листаешь дела фонда помощника начальника Терского областного жандармского управления по г.Ставрополю за 1905 год (эту должность в то время исполнял ротмистр В.К.Фридрихов) и ощущаешь, как накаляются политические страсти в Ставропольской губернии и ее центре, на первый взгляд, тихом провинциальном Ставрополе.

Вот, казалось бы, безобидный факт. Пристав 1-й части г.Ставрополя уведомляет жандармское управление о том, что в город «прибыл студент Харьковского ветеринарного института Федор Костюченко и остановился на 3-й Станичной улице в собственном доме. Костюченко прибыл 21 декабря 1904 года, а зарегистрировался только 31-го». Еще не раз встретятся подобного рода уведомления от приставов различных частей города. Студенты относились к числу потенциальных возмутителей спокойствия, и силовые структуры присматривали за ними.

Гольмова Екатерина ИвановнаНе обошло вниманием жандармское управление и такое событие: «4 сего января в коммерческом клубе состоялся костюмированный вечер, устроенный обществом содействия народному образованию в г.Ставрополе. Из костюмов своим тенденциозным направлением выделялись помощники присяжных поверенных Вячеслав Александров Сторжевский и Василий Михайлов Краснов. Из них первый представлял из себя кроваво-красный призрак с красным флагом в одной и красным же мечом в другой руке. Второй представлял витрину, увешанную тенденциозными объявлениями, как то: относительно доверия к обществу, ожидаемой весны русской жизни, запрещения газет «Сын Отечества» и других», - информировал ротмистр Фридрихов областное управление.

Зароченцев Василий Трофимович10 января 1905 года в Ставрополе забастовали рабочие чугунолитейного завода Шмидта и Руднева (ныне ЗАО «Красный металлист»). В забастовке принимали участие 40 человек, которые потребовали сокращения рабочего дня с 10,5 до 10 часов. Хозяева сразу согласились, чем и успокоили рабочих. «Мною приняты меры к выяснению, не явилась ли забастовка следствием какого-либо преступного подстрекательства», - сообщал все тот же Фридрихов вышестоящему начальству.

11 января в город пришло известие о «кровавом воскресенье» - расстреле мирной демонстрации 9 января в Петербурге. Реакция на это событие не заставила себя долго ждать. 12 января в помещении Ставропольского общественного собрания проходил вечер, посвященный 150-летию Московского университета. На вечере присутствовало около 200 человек, в их числе юристы, чиновники, учителя, воспитанники высших учебных заведений, гимназисты. После концерта состоялся ужин, превратившийся в собрание. Председателем был избран присяжный поверенный Дмитрий Иванович Евсеев. В ходе вечера стали звучать антиправительственные выступления. Гласный Городской думы Я. Абрамов, известный властям своей политической неблагонадежностью, студент Филипп Тома произнесли речи с критикой правительства и выражением сочувствия рабочему движению Санкт-Петербурга. А студент Константин Антоновский выкрикнул всего два слова: «Долой самодержавие!» - чем вызвал всеобщую овацию.

«Кроме произнесенных речей, - докладывал В.Фридрихов директору департамента полиции, - присутствующие пели песни противоправительственного и революционного содержания: «Дубинушку» с преступным припевом и рабочую «Марсельезу». Закончился вечер сбором средств в пользу пострадавших питерских рабочих.

Николаевский проспект. Вдали видна Рядская церковь.На другой день директор мужской гимназии С.Мельников-Разведенков исключил из учебного заведения нескольких человек, принимавших участие в вечере по случаю юбилея Московского университета. В ответ на это 15 января учащиеся попытались организовать митинг. Они перерезали телефон и собрались на площади у здания гимназии, но были окружены полицией и разогнаны.

22 января гимназисты повторили свое выступление. Были выбиты окна и двери, сожжена канцелярия гимназии со всеми документами, проведен митинг. Когда к гимназии подошла полиция, она была встречена револьверными выстрелами из окон. На следующий день должна была состояться демонстрация, но планы гимназистов были выданы, руководители арестованы. В этот день губернатор А. Вельяминов сообщал телеграммой министру внутренних дел: «В городе сильное возбуждение учащейся молодежи. Мною, полицией и войсками охраняется порядок в городе».

В жандармское управление г.Ставрополя постоянно поступали уведомления о появлении в различных местах города прокламаций Московского социал-демократического комитета противоправительственного содержания, листовок под заголовками: «К учащейся молодежи», «К ставропольским солдатам», «Народ и война», «Послание священника Георгия Гапона к рабочим», «Первое мая» и других.

Сохранились протоколы обысков. Вот один из примеров: 7 февраля ротмистром Фридриховым совместно с приставом 1-й части г.Ставрополя Ясинским проведен обыск в доме учителя ремесленного училища Ф. Емельянова. Обнаружены «гектографированный полулист бумаги с описанием беспорядков в Петербурге 9 января; литографированная прокламация, представляющая якобы речь Жореса (французский социалист, основатель газеты «Юманисте». - Е.Г.) под заголовком «Смерть царизму»; полулист почтовой бумаги, озаглавленный «Основной закон Российской империи» (краткое содержание)».

Празднование 1 мая стало первым организованным политическим выступлением в губернии. В ночь на 1 мая в Архиерейском лесу состоялась маевка, на которой присутствовали 300 человек. Перед собравшимися выступил приехавший из Екатеринодара большевик Тарас. Распространялись листовки с призывом «К оружию!».

Нарастающее напряжение в городе предвещало взрыв. И он разразился 7 июня. Это событие вошло в историю как «кровавый день г.Ставрополя».

Подробности о случившемся почти в деталях узнаем из телеграмм, донесений в департамент полиции в Петербурге жандармского ротмистра Фридрихова и других очевидцев.

Начиналось все мирно. 7 июня в два часа дня в Спасо-Преображенской церкви, которую также называли Рядской, так как она находилась в торговом ряду (здание не сохранилось), на Николаевском проспекте (ныне пр. К.Маркса) началась беседа-диспут между православными и старообрядцами. Организатор ее, синодальный миссионер протоиерей Крючков, повел себя нетактично и оскорбил старообрядцев. Те, в свою очередь, назвали православное учение дьявольским. Возмущенные прихожане набросились на староверов, пытаясь побить. Священники спрятали их в алтаре, а миссионер с крестом в руке вывел народ из церкви, заперев двери. Толпа на улице подняла крик, требуя выдать им старообрядцев. Подошедший полицейский наряд с трудом сдерживал людей, все прибывающих и прибывающих. Для усиления полиции была вызвана единственная оказавшаяся в городе рота 349-го Майкопского батальона. Две другие находились в лагерях за городом. К вечеру толпа еще больше увеличилась за счет людей, возвращавшихся с ярмарки, проходившей в тот день. Было много пьяных. Подъехавший ставропольский полицмейстер Ф.Фен-Раевский и священники продолжали уговаривать разгоряченный народ, но безрезультатно. Раздавались крики: «Отдайте нам старообрядцев, мы их разорвем в клочки, а если не выдадите, разломаем церковь». Полицмейстер послал доложить о ситуации губернатору, который сам приехал на место происшествия, и долго убеждал толпу разойтись. Собравшиеся не расходились, и губернатор отправился к архиерею, надеясь на его помощь.

Оказавшийся в это время у знакомых, проживавших напротив Рядской церкви, местный немецкий пастор Фон-Виссель рассказывал, что «он был объят смертельным ужасом, наблюдая из окна дома за толпой, которая ревела как дикий зверь».

В 7 часов вечера к Рядской церкви прибыла рота Майкопского батальона. К этому времени толпа составляла уже около 2000 человек. Командир роты предложил собравшимся разойтись и пригрозил пустить в ход оружие. Все напрасно. Стемнело, фонари были разбиты, в солдат полетели камни. Толпа бросилась на войска и прижала их к стене церкви. Тогда была отдана команда стрелять, раздался частый огонь, после которого народ не сразу отхлынул, так как подумал, видимо, что выстрелы холостые. Толпа настолько близко подошла к войскам, что трое человек были убиты штыковыми ударами. Стрельба продолжалась до тех пор, пока на площади не осталось никого, кроме лежащих убитых и раненых.

Были вызваны врачи, которые начали оказывать помощь раненым и отправлять их в находящуюся неподалеку больницу Приказа общественного призрения.

Между тем часть толпы продолжала оставаться за бульваром, на противоположной стороне улицы. Предлагалось идти к дому губернатора, раздавались крики: «Губернатор - убийца!».

Только подошедшая вторая рота окончательно разогнала собравшихся, были выделены солдаты для охраны губернаторского дома, и к часу ночи порядок наконец восстановился.

По свидетельству властей, 14 человек были убиты и умерли от ран. В их числе сельская учительница Тутова, гимназист пятого класса Ставропольской мужской гимназии Лежнев, сын купца, рабочие. Около 70 человек были ранены.

Как сообщалось в рапорте ставропольского полицмейстера губернатору, во время беспорядков были замечены подстрекатели: «один студент, два гимназиста, один семинарист и три молодых мещанина, личности которых на днях будут выявлены, - это наиболее яркие возмутители, от начала до конца руководившие толпой».

9 июня во время похорон убитых в городе проходили демонстрации, в которых участвовало до 1000 человек. На могилы были возложены венки с надписями «Жертвы произвола», «Жертвы современного строя». Выступавшие осуждали самодержавие и местные власти, допустившие кровопролитие. Проводился сбор денег в пользу семей убитых и раненых.

Ставропольский губернатор сообщал в Министерство внутренних дел: «В г.Ставрополе образовался, по-видимому, прочно организованный революционный кружок, который поставил задачу бороться с существующим государственным порядком путем распространения прокламаций, политических демонстраций, забастовок рабочих и уличных беспорядков…».

Ставропольская городская дума 8 июня на чрезвычайном заседании избрала комиссию в составе городского головы Н. Иванова и нескольких гласных для выяснения всех обстоятельств событий. В обращении к населению, принятом на заседании, говорилось, что «лица, по чьей воле произошли эти события, понесут законное наказание».

Губернатор А. Вельяминов и ставропольский полицмейстер Ф. Фен-Раевский были отстранены от должностей.

На снимках: Спасо-Преображенская (Рядская) церковь. Здесь происходили события 7 июня 1905 г.; Гольмова Екатерина Ивановна, учительница, Зароченцев Василий Трофимович, студент Петербургского агрономического института. Принимали участие в революционном движении 1905-1907 гг., распространяли революционную литературу на Ставрополье; Николаевский проспект. Вдали видна Рядская церковь.

Источник: "Ставропольская правда", 17 декабря 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх