ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Доступные речи в Доме крестьянина

Антонина АШИХМИНА
Заведующая отделом редкой книги краевой библиотеки им. М. Ю. Лермонтова

Дом крестьянина в Ставрополе (ныне – гостиница 'Эльбрус') иллюстрация из старого журнала Отмечая круглые даты, мы нередко сравниваем деятельность тех или иных служб, учреждений, организаций в разные годы – что изменилось, какой путь пройден?

В послереволюционной России библиотекам нелегко приходилось в условиях гражданской войны и идеологических перестроек, да и вообще в разрушенной стране, казалось, было не до просвещения. Однако книги и журналы, вышедшие не где-нибудь в центре, а в столице Ставропольского округа Северо-Кавказского края – именно так называли Ставрополь в 1924 году – убеждают: роль библиотеки и тогда была весьма значительна. Несмотря на то, что к определению «культурно- просветительная» в постановлениях и статьях обязательно добавлялось слово «политическая», обучающей и практической роли библиотек и изб-читален придавалось большое значение. При этом количество сотрудников в 16 районных библиотеках было разным: от трех-четырех до пятнадцати. Изб-читален в сельской местности округа насчитывалось 134, причем в Винодельненском районе, например, их было 23, а в Дивенском и Туркменском – по три. Почему такая разница?

Сравнить данные можно, имея под рукой другую книгу: «Районирование Ставропольской губернии» (Ставрополь, 1924 г.). В ней указаны районы с перечислением всех волостей, а также площадь, количество населения, названы промышленные предприятия. Понятно, что в Винодельненском районе с 12 волостями и хлебопродотделом Губсоюза уровень обслуживания книгой был выше, чем в Туркменском районе с 20 аулами и вчетверо меньшим населением.

Все «руководящие» материалы тех лет призывали к ликвидации неграмотности, звали народ в избы-читальни. Давайте перелистаем журнал «Ставрополье» за 1924 год. В № 1-2 опубликована статья В. Прочухаева «К наступлению на фронте ликвидации неграмотности в Ставропольской губернии». Вот что пишет автор о первом этапе просвещения 1919 года и начале второго, 1923-го: «Перед нами стоит целая армия неграмотных в 104142 чел., в самом цветущем и работоспособном возрасте (от 14 до 30 лет)». Эту армию и предстояло обучить за четыре учебных года. И немаловажную роль в этой работе отводили библиотекам.

В этой связи представляется не случайной статья Гаврилова «Наше внимание книге» (№ 4), посвященная обеспеченности сельских библиотек книгой. В пример приводится типичная библиотека в Благодарненском районе, где на село в 12-15 тысяч жителей имеется 400-600 книг. Между тем, вспоминает автор, в 1914 году «по губернии было (помимо города и Свято-Крестовского уезда) 36 самостоятельных народных библиотек и 28 народных библиотек при школах, кроме того, 114 библиотек школьных». Учитывая их фонды и снабжение, равно как и потери книг, должно было быть не менее 250 тысяч томов. «А у нас налицо по губернии 65990 экземпляров». Где же остальные?.. Рассматривался и такой щекотливый вопрос, как бесплатное снабжение из центра. Полученная даром книга, сетует автор, и ценилась невысоко, потому и использовалась населением… «на курение»!

Но это – население. Власть же приравнивала роль изб-читален на селе в те годы к практической помощи в борьбе с засухой и неурожаями. Об этом - статья И. Борисенко в № 5. Требовались беседы с крестьянами и «справочный стол», заведовать которым должен был толковый работник. В помощь сельским хозяевам заведующим избой-читальней предлагался список литературы. Первым в списке шел «Земельный кодекс в вопросах и ответах», а завершали его газета «Беднота» и журнал «Новая деревня», в которых обсуждались «жгучие» вопросы сельского быта.

Поэтому понятно восхищение, звучащее в статье Запасника «Дом крестьянина им. т.Калинина в гор. Ставрополе». Именно это учреждение призвано было оправдать надежды руководства на просвещение крестьян, приезжающих в окружной центр. Дом этот – здание бывшей гостиницы Павла Поспелова на улице его же имени (сегодня – гостиница «Эльбрус» на ул. Горького) — открылся 10 апреля 1924 года. В августовском номере «Ставрополья» (№ 6) - рассказ о деятельности и рисунок автора, а также портрет заведующего - тов. Архипенко. Кроме «двора для заезда» и 64 комнат «для приюта», в «Доме» имелись вместительный лекционный зал с библиотекой–читальней в 3600 с лишним книг. Тут же был «довольно приличный музей с образцами и моделями по пчеловодству, шелководству, даже хлопководству; самая полная коллекция (искусственная) плодов и овощей». Читальня получала газеты и журналы. И, наконец, в лекционном зале «по целым дням присутствует старый по опыту агроном с высшим образовательным цензом (он же и заведующий библиотекой и читальней)», по моему предположению – он и автор настоящей статьи. Вечерами читались лекции по всем отраслям сельского хозяйства. Днем давались советы, справки, литература, велись беседы. Два раза в неделю в «Доме» присутствовал юрисконсульт. Установлен был киноаппарат. Всего за три месяца в «Доме» побывало более 13000 человек, из них более 6000 присутствовали на лекциях.

Кроме этого, здесь побывали учащиеся села Благодатного и одной из городских школ. С ними «агроном провел беседу в доступной их пониманию речи». Беседы вели также управленцы, лесоводы, профсоюзные лидеры.

Словом, не напрасно восхищались работой этого центра просвещения не только посещавшие его жители села и проверяющие. Даже через десятилетия чувствуется, насколько энергично и самозабвенно работали энтузиасты на ниве культуры.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 30 апреля 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх