ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Купеческих особняков на ней не было

Анатолий ЧЕРНОВ-КАЗИНСКИЙ
член Союза журналистов России. Фото автора и из семейного архива Бурмистровых

улица Трунова г.Ставрополь Как-то на досуге подсчитал: более чем за полвека моей жизни в Ставрополе сменил свыше десятка адресов. Но любимой была и остается улица Трунова. С ней связаны детские, самые яркие и сильные городские впечатления после глухой деревушки, где прошли мои первые десять лет. И где бы ни жил потом, время от времени всегда прихожу сюда…

В 1951 году наша семья перебралась из села в город. Первое время, пока не нашли квартиру, жили у тети Поли, родной сестры моего отца. Сейчас даже трудно представить, как размещались в трех комнатенках каменного домика две семьи из девяти человек. Улица Трунова, как, впрочем, и вся Ташла, еще не была газифицирована. Готовили на примусе и керогазе. Нынешнее молодое поколение и не знает об этих приборах. А тогда без них не обходилась ни одна семья. Достатка у нас не было, выручал огородик, где всего было понемногу. Мне почему-то запомнился борщ с молодым щавелем. На столе он появлялся ранней весной. До сих пор ощущаю его неповторимый запах и вкус…

Житель Ставрополя Герой Советского Союза Иван Бурмистров. 20-е годы прошлого столетияТетя Поля и ее муж дядя Ваня были очень добрыми и гостеприимными. В праздники все наши родственники собирались чаще всего у них. Война была еще свежа в памяти взрослых, и эта тема оставалась главной в разговорах. Фронтовики, тогда еще молодые, вспоминали разные эпизоды, нередко смешные и курьезные случаи. Записать бы их тогда...

И все же, пожалуй, самые яркие воспоминания остались от детских забав и игр. Зимняя улица, особенно в субботние и воскресные дни, на всем ее «горном» участке была наполнена невообразимым мальчишечьим гомоном. На санках, в большинстве на самодельных, мы мчались вниз от самого железнодорожного полотна до речки Ташла по крутому накатанному склону, а некоторые отчаянные сорви-головы даже на коньках и лыжах. Те, у кого их не было, лихо скатывались на ногах.

Северная часть улицы заканчивалась огромной поляной. С ранней весны и до поздней осени она превращалась в импровизированное футбольное поле. Стихийно создавались команды различных возрастов. Была и своя уличная сборная, иногда и я в нее входил. Играли неистово, самозабвенно, «по всем правилам», со своими строгими судьями. Ставропольское «Динамо» находилось тогда в зените славы. В 1949 году стало чемпионом России, и мы, пацаны, знали всех его игроков, подражали своим любимцам. Среди нас были свои Бурыкины, Бурсаниди, Пеликяны, Бессоновы…

Конечно, уличный футбол не мог остаться не замеченным спортивными руководителями города и тренерами. В 1953 году, если не ошибаюсь, был проведен общегородской турнир сборных футбольных дворовых и уличных команд. Обладателем кубка стала наша сборная! Увы, сегодня нет той поляны – она застроена многоэтажками.

...На улице моего детства не было купеческих особняков, исторических зданий. Сегодня, правда, на всем ее протяжении тут и там появились огромные дома – крепости: знаки своего времени. А тогда среди похожих друг на друга маленьких домиков выделялись своей добротной кирпичной постройкой три одноэтажки , в которых размещалась семилетняя школа № 24 (в одном из этих зданий позднее был кинотеатр «Ставрополец»). Масса воспоминаний сохранилась о школе. Она была небольшой, и мы, ее ученики, будучи даже в разных классах, хорошо друг друга знали. В школе учился Юрий Ельников, он выделялся прекрасным певческим голосом. Прошел слух: его забрали в Москву…

Минуло не меньше трех десятков лет. Как-то вечером смотрел по телевизору концерт из Кремлевского Дворца съездов. Ведущий объявил: «Поет артист Большого театра Юрий Ельников!». А когда на сцену вышел певец, я даже подскочил с кресла: «Так это же наш Юра!».

Хорошо помню, причем с какой-то щемящей болью в сердце, и гудок близкого от нашего дома кожевенного завода. По нему сверялись настенные ходики - он раздавался каждое утро в 7 часов, и вслед за этим мимо окон поодиночке и группами на смену шли рабочие.

Громкие, протяжные сигналы подавали и другие предприятия города. Потом их отменили, и с ними ушло что-то из моей души…

Вообще, если говорить об истории улицы, то она довольно любопытная и занимательная. Местный краевед, к сожалению, недавно ушедший из жизни, Иван Хомяков в своих исторических очерках «Хутор» и «Ташла», выпущенных в 1999 и 2000 годах Ставропольским государственным краеведческим музеем имени Г. Прозрителева и Г. Праве, рассказывал, что до революции она называлась 1-й Евдокиевской, в честь построенной на ней в XIX веке Евдокиевской церкви (кстати, всего было пять улиц на Ташле с таким же названием). При советской власти храм разрушили, а улица стала носить имя героя Гражданской войны Константина Трунова. Несколько лет назад здесь начали возводить церковь Святого Благоверного князя Александра Невского. Сперва сооружение шло очень медленно из-за нехватки средств, но в последнее время строительство оживилось.

Между прочим, улица славна своими семейными династиями, которые известны не только в Ставрополе. В одном из очерков Ивана Хомякова приводятся списки ташлянцев конца позапрошлого и начала прошлого веков. Я обратил внимание на фамилию владельца дома №8 по западной стороне 1-й Евдокиевской улицы – Акулов. Подумалось: не тот ли это Акулов Сергей Васильевич, в свое время лучший на всю округу печник? Оказалось, тот. Правда, теперь дом значится под № 16, и в нем живут другие люди. У Сергея Васильевича было девять детей, двоих из них – сыновей Максима и Михаила - знали многие. Максим был председателем Северо-Кавказского ЦИК, он – почетный гражданин Ставрополя. Михаил – из легендарного поколения комсомольцев двадцатых годов, чекист, в 50-60-е годы возглавлял краевой совет ветеранов комсомола, совет старейших комсомольцев города. По роду своей работы тогда-то я и познакомился с ним.

…Еще одна известная династия – Скомороховы. С Александром Скомороховым мы учились вместе, пацанами носились по ташлянским улочкам. Встретились недавно, и он меня поначалу не узнал. Еще бы! Полвека не виделись. Всю жизнь мой давний товарищ провел на Ташле, в доме, где жил его отец – на перекрестке улиц Трунова и Репина. Вот уже более 40 лет Александр Яковлевич неразлучен с Антониной Ивановной, в девичестве – Кулешовой. Она – самая младшая из 14 детей Анисьи Игнатьевны Кулешовой, о которой я рассказывал вначале. У Александра два брата – Георгий и Анатолий. Первый – профессиональный художник, второй – военный. Александр же прошел «свои университеты» на Ставропольском заводе автокранов – начинал рабочим, а на пенсию ушел с должности начальника цеха. Мне было интересно: есть ли среди нынешних ташлянцев-Скомороховых прямые потомки тех, чьи имена были у всех на слуху в начале позапрошлого века? Ведь именно о них писал в своей книге «Ставрополь - врата Кавказа» Герман Беликов; «К купеческим династиям Ставрополя, внесшим особый вклад в развитие города, относились роды Скомороховых, Деревщиковых, Дьячковых, Тарасовых, Ртищевых, Деминых…». Волею случая я познакомился еще с одним Скомороховым – Борисом Михайловичем. Полковник в отставке, а ныне пенсионер, он весьма не равнодушен и к истории города, и к своей родословной. По его словам, в Ставрополе с момента его образования жили два рода Скомороховых. Один происходил из Воронежской губернии, другой – из Саратовской, но все представители этой фамилии отличались своей предприимчивостью. Так что нынешние Скомороховы – потомки купцов и деловых людей.

Увы, сегодня просто невозможно проследить родословную цепочку. Дело в том, что раньше семьи Скомороховых были большими, они разрастались, словно ветви огромного дерева. Вполне возможно, что смешивались за счет браков, «отпочковывались» при замужестве. К тому же свои коррективы внесла революция: купцы стали «буржуями», а потом – «врагами народа». Многих Скомороховых постигла трагическая участь…

Рассказывая об улице Трунова, ее истории, нельзя обойти вниманием и кожевенный завод (кстати, тоже носивший имя К. Трунова). Без преувеличения, все жители Ташлы так или иначе были связаны с этим предприятием многие десятилетия.

Завод был открыт в 1916 году известными в то время предпринимателями братьями Демиными - Федором и Лавром - на базе их же винокуренного завода. В то время почти сотня рабочих изготавливала более тысячи пар обуви для русской армии. В 50-60-е годы прошлого века обувь уже не выпускали, а выделывали первоклассные кожи.

По своим служебным делам я не раз бывал на заводе, был знаком с некоторыми его руководителями. Но полной неожиданностью стал для меня тот факт, что это предприятие возглавлял один из самых знаменитых горожан, первый ставрополец - Герой Советского Союза Иван Бурмистров. Позвонил его сыну. Анатолий Иванович подтвердил: да, после выхода в отставку и возвращения в Ставрополь, в свой родной дом на Заташлянской (теперь эта улица носит его имя) Иван Алексеевич с 1950 года директорствовал на кожевенном.

Оказалось, именно с завода для Ивана Алексеевича Бурмистрова начиналась дорога в большую жизнь. В 1917 году 14-летним мальчишкой пришел он сюда. Взяли курьером. Разносил служебные бумаги, почту, газеты, выполнял другие поручения, через два года стал рабочим засольного цеха. А в 1923 году по второму комсомольскому призыву вместе со своими друзьями, тоже рабочими-кожевенниками Марком Сафоновым и Костей Масокиным ушел служить в Военно-морской флот.

Условия работы на заводе всегда были тяжелыми и даже опасными. Когда почти через тридцать лет, в 51-м, Иван Алексеевич, будучи уже директором, привел на завод свою невестку Раю (жену сына Анатолия), чтобы показать ей производство, и они вместе зашли в засольный цех, молодой женщине от ядовитых запахов и испарений стало плохо.

- Вот видишь, родненькая, - сказал ей тогда Иван Алексеевич, - в каких условиях тут приходится работать.

Не менее сложными и вредными для здоровья были условия труда и в других цехах. И все же завод не прекращал своей деятельности. Это было единственное предприятие на все предместье, через него «проходили» целые семейные династии. Семья Бурмистровых – подтверждение тому. Кроме Ивана Алексеевича, здесь работали его брат Александр и сестра Прасковья. Трудился на заводе и глава семейства Алексей Евдокимович Бурмистров. Вся трудовая биография Доры Ефремовны Бурмистровой, вдовы Александра, связана с кожевенным…

* * *

Новые времена, рыночные отношения изменили лицо моей улицы. С одной стороны повырастали жилые терема в два-три этажа с высокими оградами и камерами наружного наблюдения. С другой… В один из недавних дней, поднявшись вверх по улице Трунова, направился я к кожевенному заводу. Те же корпуса цехов, те же заводские трубы, та же проходная… И – ни души. Из сторожки вышел охранник. Поинтересовался, что меня привело сюда. А потом с грустью выдохнул :

- Не работает завод, давно уже не работает.

* * *

Источник: "Ставропольская правда", 20 февраля 2004 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх