ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

От рассвета до заката

Валерий ДОЛЬНИКОВ

СтавропольТак уж получилось, что в 1991 году подающий надежды ставропольский композитор и литератор, художник-оформитель и продюсер Валерий Дольников покинул страну. Нет, связывать этот факт с историческим контекстом, венцом которого в то время стал трехдневный «бенефис» ГКЧП, нельзя. Просто так совпало – дюжину лет назад оформление на выезд из демократизирующегося, но все же еще СССР, было непростой процедурой…

Тем не менее в отличие от многих своих соратников по исходу Валерий Дольников практически никогда не прерывал контактов с Родиной. Более того, даже имея нероссийское гражданство, постоянно бывает в Ставрополе. Вот и сейчас он уже довольно долго снова живет в нашем городе, вместе с нами испытывая все особенности России начала XXI века. И все же видит их несколько по-другому, чем многие наши земляки. Как, впрочем, и пристало творческому человеку…

В предрассветную пору город необыкновенно спокоен и величав. Он кажется больше, масштабнее в этой рассеивающейся темноте. Почему-то принято считать, что величавость и стать есть только в крупных городах: Москве, Ленинграде, Киеве. Нет. Она есть и в малых городах. Конечно же, есть. Только своеобразная. Человек небольшого роста тоже может выступать гордо и величаво. Для солидности размеры не важны – главное ощущать себя таковым, осознавая собственную значимость.

Город строился в цепи Азово-Моздокской оборонительной линии. Город – защитник, город – крепость зародился два с четвертью века назад по велению великой императрицы и по необходимости. Да еще – по знаку свыше – найденный крест. Он – словно ребенок, зачатый в любви и согласии, дитя, которое благословили небеса. Он был нужен всем.

Уже погасли фонари, и вязкая темнота неба размывается, мало-помалу светлея. Утро крадучись пробирается по улицам. Оно в точности повторяет то направление, по которому город строился – снизу вверх. Едва-едва высвечивается крыша железнодорожного вокзала, арка Тифлисских ворот, но плотно сомкнутые ветви каштанов еще удерживают бульвар в темноте. Лавочки угадываются с трудом. В причудливых позах столпились кусты.

Тихо и спокойно в эти мгновения. Город еще спит, но ночь уже постепенно отпускает из своих объятий улицы, дома, аллеи и парки. И вот уже слышен первый перед пробуждением свежий вздох города. Или это легкий ветерок весело пронесся мимо, походя шевельнув первые опавшие листья – предвестники приближающейся осени?!

«С добрым утром, Ставрополь», - шепчет ветер.

Урча и подвывая, проехал первый – еще сонный – троллейбус.

На работу вышли дворники. Они негромко переговариваются, размеренно вжикая метлами.

А в окна плеснуло красным заревом: солнце встает!

Город проснулся с улыбкой. Зашумел. Оживились, наполнились движением улицы. Распахнули двери магазины, то тут, то там прорывается музыка. Пусть однообразные хиты, но – звучит!

Солнечный день вступил в свои права. Молодо хлопают двери университетов и академий, звенит Андреевский колокол, посылая вдаль свой мелодичный и протяжный голос. На Крепостной горе в тени раскидистых деревьев затаились аллеи.

И вдруг все застыло. Стоп-кадр. Мгновенная тишина. Вдохновенный и задумчивый Пушкин развернулся и с удивлением окинул нас взором…

Город озарен звенящей силой. И полуденное солнце ликуя кричит: «Доброго дня тебе, Ставрополь!»

И снова все в движении: ревущий поток машин, гомон толпы, шумящие листвой кроны вековых лип и тополей. Тени деревьев уже заметно удлинились и лежат плотными коричневыми мазками на свежей зелени газонов. Преддверие осени, но трава не пожухла – ей хватило дождей и человеческой заботы, чтобы оставаться изумрудно сочной.

А ветер продолжает играть. То ворвется мощным напором в кроны деревьев, тормоша листву, то рванет ввысь, чтобы поворошить пух облаков, загоняя их на солнце.

Светило меркнет, прикрытое мрачной грядой невесть откуда набежавших туч, которые уже стелются почти над крышами многоэтажек, едва не цепляя штрихи телевизионных антенн...

Тяжелые крупные капли проходятся первой дробью по разогретому асфальту. Притихший было ветер с новой силой бросается в противоборство с облаками, а в ответ – стена воды. Мощные потоки слизывают с тротуаров обрывки бумаги, какой-то другой мусор и несут их прочь с этих умытых улиц. Разноцветье зонтов все уменьшается – люди спешат под крыши. Тротуары и дороги пустеют. Только одинокие маршрутки нет-нет да и пронесутся мимо, взметывая веера водяных брызг.

Но вот гроза ушла, недовольно урча и посверкивая молниями. Многочисленные капельки переползают с листа на лист, чтобы, перед тем как отправиться в последний полет к земле, позавидовать сестрам, остающимся на ветвях.

Сквозь разорвавшееся облако пробивается и еще робкий лучик света. Он находит одинокую каплю на ветви каштана и начинает играть с ней, заставляя вспыхивать всеми цветами. Но – недолго. Вернулся дождь. Размеренный. Спокойный. Медленно затихающий. И вот уже подпираемое вечерней желтизной небо окончательно светлеет, оттеснив горбатые черные тучи к самому горизонту. И – радуга! Конец грозе.

Вечернее солнце неумолимо перемещается в закатную сторону, и умытый и посвежевший город спешит понежиться в его лучах. Он теперь похож на летящую птицу, где крыльями – юго-запад и северо-запад.

Буквально на глазах густеют, а потом бледнеют краски. День уходит. Над лесом поднимается дымчатая полоса, скрадывая то место, где земля соприкасается с небом. Свежесть и прохлада вдыхают в нас новое приветствие:

«Добрый вечер, Ставрополь».

Быстро сгущаются сумерки. Затеплились, а потом и налились полным накалом фонари. Светящиеся вывески щедро плещут дрожащее мерцание. Оживленно в кафе и на летних площадках. В парках играют оркестры, а в сквере у драмтеатра молодежные компании под гитары поют бардовские песни. То ли театр, выплескивая собственную энергетику, накопленную для нового сезона, создает этот своеобразный микроклимат, то ли сам бронзовый Лермонтов…

Над центральной площадью разносится мелодия Генделева. Это наши «куранты» отбили полночь. Рубеж очередных суток освещают развешанные на фасадах и троллейбусных столбах электрические гирлянды.

Город отходит ко сну. Уже нет потоков машин. Вот и последний троллейбус, громыхнув дверями, отъехал от железнодорожного вокзала и растворился в туннеле из фонарей на первом городском проспекте.

Нет - ничего. И есть – все. Ночь, тишина, звездное небо и светящийся Ангел, бесшумно парящий над городом.

Доброй ночи тебе, Ставрополь!

Источник: "Ставропольская правда"

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх