ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Тезка, именинница

Тамара КОВАЛЕНКО

В нашей традиционной рубрике "По старым улицам пройдусь" сейчас, накануне Международного женского дня, если и вести речь, так только о ней. Пусть ее название, примелькавшись в повседневной суете, звучит обычно и не празднично, как масса других, более того - не имеет прямого отношения ни к истории этого праздника, ни к какому-либо другому событию или к чьему-либо славному имени. Тем не менее об этой улице сегодня особый разговор. Как бы там ни было, но она, можно сказать, тезка Женского дня. Или, если по-другому, - именинница.

дом №3 на улице 8 марта.Улица 8 Марта. Жители краевого центра, хорошо знающие ее начало и конец, по ее поводу (правда, другому) иногда даже шутят (не всегда весело!): "Это та улица, что ведет от тюрьмы до кладбища". Да, это так... Она действительно на востоке начинается прямо напротив исправительной колонии и заканчивается в районе Даниловского кладбища. Но что ж тут поделаешь, если это так.

А вот насчет другого, я считаю, все-таки можно сожалеть. Раньше она называлась Шипкинской. Но переименовали ее - и будто вычеркнули из нашего сознания страничку российской истории. Ведь среди жителей Города Креста были участники русско-турецкой войны 1877-1878 годов, и прежнее ее название могло бы напоминать их потомкам о жесточайших боях за перевал Шипка, о наших далеких предках, сложивших там головы, о ратном содружестве русских и болгарских воинов...

Просматривая списки домовладений за 1911, 1914 годы, хранящиеся в Ставропольском краеведческом музее имени Г. Прозрителева и Г. Праве, убеждаешься, что раньше, как и сейчас, из-за пересечения этой улицы с юга на север улицами Ломоносова, Льва Толстого и Краснофлотской (прежде Параллельная, Софиевская, Крайняя) она тоже была как бы разделена на несколько параллельно расположенных отрезков. Восточная сторона северной половины улицы открывалась комплексом военных сооружений (казармы, конюшни) и заканчивалась на западе кладбищенской оградой. Что касается южной стороны, то она была значительно короче. Доходила до нынешней улицы Краснофлотской, а дальше следовал необозримый пустырь, в настоящее время застроенный многоэтажками. Единственным сооружением на выгоне была церковноприходская Данилов-ская школа, как значится в архивных документах, которая находилась напротив одноименного кладбища. Сейчас здесь Промышленный райвоенкомат (это уже улица Тельмана).

Судя по оценочной стоимости домовладений, зажиточных людей на Шипкинской было немного. К ним относились Елизавета Ивановна и Аввакуум Яковлевич Житниковы (к сожалению, не знаю, родственники или однофамильцы), а также Павел Иванович Гаркуша, Павел Григорьевич Лапин и некоторые другие. Немало было домов под камышом или соломой. До революции здесь располагалось несколько частных лавок. Они принадлежали Назару Тимофеевичу Русину, Максиму Филипповичу Супрунову, Владимиру Ивановичу Гамедову. А Прохор Евдокимович Кузовой, выражаясь современным языком, имел даже две торговые точки.

Гордостью не только улицы, но и города был необыкновенный особняк, возведенный примерно в 1912-1913 годах по проекту неизвестного теперь уже архитектора рядом с упомянутой войсковой частью. Он сохранился - это здание под № 3. Оно сложено из кремнистого известняка в стиле романтического модерна. Вот что говорится о нем в одном из краеведческих материалов: "С ажурными балконами и парадным арочным входом, украшенное абсолютно не повторяющимся оконным сандриком, с коническими капителями, символическими победными щитами и барельефным гербом Ставропольской губернии, как сказочный замок из далекого детства, как каприз великого мастера, спрятавшего застывшую в камне фантазию вдали от городского шума, здание поражало и поражает сегодня".

Не хотелось бы после описания великолепного памятника зодчества вспоминать касающийся его прошлого один неприятный эпизод. Но что было, то было. Во время оккупации моя мама с тяжелым ранением после бомбежки лежала в старой крайбольнице. Родных и близких туда пускали только через проходную в определенные дни и часы. Но мы разведали лаз со стороны улицы Шипкинской, специально проделанный посетителями в каменном заборе, справа от этого красивого дома. И по нему проникали на территорию лечебницы. Кстати, Шипкинская в то время была запущенной. По обочинам грунтовой дороги лежали кучи бытового мусора, буйствовали лебеда, калачики, пырей, колючки и прочие сорные травы... Так вот: едва мы выглянули из-за угла постройки, как увидели санитаров, везущих что-то на каталке, накрытой простыней. Этим "что-то" оказался усопший. С ним они как раз и направлялись к этому удивительному дому, цоколь которого служил тогда моргом.

А на противоположном конце улицы самым, можно сказать, примечательным объектом было существующее и сегодня огромное православное кладбище, когда-то со всех сторон обнесенное высоким каменным забором. По рассказам местной жительницы Нины Алексеевны Трошиной, вход в него был с восточной стороны через ажурные металлические ворота и калитку. Неподалеку от них, в ограде, находилась церковь св. Данилы Столпника - богатая, с дорогим иконостасом. Она имела свой приход, обслуживала население Старого Форштадта. В ней не только отпевали усопших, но и крестили, венчали. Этот храм разрушили где-то в конце двадцатых годов. Последнее захоронение на Даниловском кладбище было произведено в 1968 году...

Источник: "Ставропольская правда" 7 марта 2001 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх