ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

Все мы немножко «доваторцы»

Тамара КОВАЛЕНКО

Кто не знает в Ставрополе улицы Доваторцев! С ней соприкасаются такие основные магистрали краевого центра, как улицы Ленина, Мира, Лермонтова, Серова, Космонавтов. К ней подступают два леса: с запада – Круглый, а с южного конца – Мамайский. На ней расположено множество современных жилых и производственных строений. По двум широким полосам асфальта навстречу друг другу практически днем и ночью в несколько потоков одновременно мчатся автомобили…

Представим безграничную равнину с обширными колхозными полями и участком леса к западу от дороги, когда-то простиравшегося от теперешнего парка Победы до улицы Мира. Так здесь было раньше.

Еще в послевоенные годы одним из самых крайних объектов на западной границе города считалось Даниловское кладбище, обнесенное высоким каменным забором. Юго-западную часть его территории занимало еврейское кладбище. Теперь оно разрушено. Там разместились муниципальное унитарное предприятие ритуальных услуг «Обелиск» и часть владений троллейбусного управления.

Много южнее, на одной линии со скорбным местом, одиноко маячил маленький кирпичный заводик, прародитель нынешнего аналогичного предприятия. К северу от него, примерно между улицами Тельмана и Серова, был так называемый Свинячий пруд. По свидетельству выросшей неподалеку от него ставропольчанки А. Киселевой, водоем был внушительных размеров, с высокой каменной вышкой для прыжков в воду и настолько глубокий, что, случалось, в нем тонули люди. Говорят, образовался он в котловине бывшей заброшенной каменоломни, заполненной подпочвенной водой, поступавшей по лоткам, проложенным под полотном шоссейной дороги, из напротив расположенного леса. В пруду поили колхозных и домашних коров, купали лошадей, в теплое время года в нем плескались ребятишки. Потом углубление засыпали строительным мусором и настроили домов.

Уж не помню, по какой надобности мне довелось побывать в той местности в далеком детстве. Осталось в сознании, как нас с мамой в компании ее подруг застал проливной дождь в открытой степи. Промокшие до нитки, с венками на головах и охапками полевых цветов, мы вышли на булыжную дорогу в надежде встретить хоть какой-нибудь попутный транспорт. Подобрала нас линейка, запряженная парой лошадей.

На противоположной стороне дороги был лесхоз с фруктовым садом, начинавшийся от нынешнего магазина «Орбита» и доходивший до улицы Шпаковской. По ширине занимаемый им участок достигал уровня сегодняшней улицы 50 лет ВЛКСМ. Там, где прежде располагались контора и двор этого хозяйства, стоит сейчас семнадцатая школа. Неподалеку от нее еще сохранились два небольших двух-этажных домика, когда-то принадлежавших лесхозу. В них жили рабочие. Вместо забора территорию хозяйства огибали кустарники гледичии с острыми шипами.

- Но они нам не были помехой, - вспоминает бывший житель улицы Шипкинской (сейчас 8 Марта), некогда известный в городе таксист А. Горлов. – Мы все равно находили в них удобные лазейки. Какие в том саду росли отменные яблоки и груши, крупная сладкая черешня и клубника! Бывало, не только сами наедимся вдоволь, так еще и полную пазуху домой притащим. А сколько земляники было в степи, по обочинам дороги, на опушке леса! Всей нашей компанией – Володя Ткаченко, Виктор и Николай Малоштановы, Николай, Александр и Юрий Сологубовы, Виктор, Александр и Владимир Чечулины – мы лето проводили здесь, на природе.

Еще мне собеседник рассказал, как они охотились за яйцами пернатых. Ими буквально кишели Круглый лес и степь. Ведь ничто не нарушало покоя естества. Это лишь где-то в самом конце сороковых – начале пятидесятых годов в лесу появился пионерский лагерь. А так среди степного и зеленого царства в основном бродили небольшие группки мальчишек. Уж они-то свободно различали, кто подал голос: зяблик, иволга, дрозд, скворец, перепел, малиновка, синичка… Иной раз выследят, откуда вылетела птица, значит, там гнездо. Ринутся туда и выдерут его. Яйца между собой делили. Проколют их иголкой, выдуют, а скорлупу на нитки, для коллекции, нанижут.

Когда созревали дикие яблоки, груши, боярышник, кизил, шиповник, терн, нередко можно было встретить на опушке леса и в глубине не только детей, но и взрослых с корзинами, ведрами, сумками, мешками, запасавших впрок дары природы. Зимой из диких сухофруктов делали кисло-сладкий взвар, ели моченые яблоки, терн. Из последнего варили ароматные кисели. Отваром шиповника лечились.

После первых заморозков в лесу появлялись не только с малой тарой, но и с ручными тележками сборщики желудей - для откорма свиней. Ведь с дуба не так-то просто рвать плоды. Вот люди и ловили момент, когда они сами упадут на землю.

Жители юго-восточной окраины добывали даже топливо в лесу: возили из него сушняк, вязанками носили хворост. Под деревьями и кустарниками росло множество грибов, но их почти не собирали. В нашем городе не увлекались ими.

С некоторых пор два реденьких ряда построек, расположенных с двух сторон далеко от дороги, нарекли улицей Шоссейной. Так она называлась до шестидесятых годов. Потом ей дали имя Доваторцев в честь ставропольцев, сражавшихся в Великую Отечественную войну в подразделениях прославленного генерала.

Как известно, в конце 1941 года под Москвой велись ожесточенные бои с гитлеровцами. Советские воины отчаянно сражались за столицу, но в надежном подкреплении нуждались. В декабре на имя первого секретаря Ставропольского крайкома партии М. Суслова и председателя крайсовета депутатов трудящихся В. Шадрина пришло письмо руководившего сражениями под Москвой командующего Вторым гвардейским конным корпусом генерала Л. Доватора. В нем говорилось: «Мне выпала счастливая доля командовать такими славными советскими патриотами, какими являются казаки Кубани и Терека. Очень многие из них за храбрость и мужество в боях с немецким фашизмом награждены правительственными наградами. Многие пали смертью храбрых. Я был бы счастлив, если бы получил из вашего края пополнение, например, человек 500 конников, чтобы Второй гвардейский кавалерийский корпус и впредь состоял из терских и кубанских казаков и высоко держал традиции ставропольцев».

На это обращение откликнулись тысячи наших земляков. Но честь сражаться в рядах выдающегося полководца была оказана далеко не каждому. При подборе добровольцев предпочтение отдавалось тем, кто отличался недюжинной физической силой, имел навыки владения шашкой. В их числе оказалось немало кавалеристов старой гвардии, испытанных и закаленных в боях Гражданской войны в буденновской коннице. Это Дмитрий Прокофьевич Ляшенко, Семен Тимофеевич Репухов, Алексей Иванович Фадеев, Иван Васильевич Шилко, Михаил Андреевич Куценко и многие другие.

Однажды пасмурным метельным днем я шла по Ярмарочной улице и видела, как по направлению к железнодорожной станции двигался небольшой конный отряд, видимо, один из тех, кто собрался на подмогу Доватору. Всадники были бравые, все как на подбор. В новеньких белых овчинных полушубках. Прохожие останавливались и провожали их глазами.

К сожалению, многие из них геройски сложили головы на полях сражений, другие вернулись домой с боевыми наградами и напоминающими потом о войне всю жизнь фронтовыми ранами. Но каждый из ставропольцев-доваторцев лично внес весомый вклад в дело защиты Отчизны от фашизма.

В память об их подвигах в канун 30-летия Победы, точнее, 8 мая 1975 года, там, где сегодня соединяются улицы Шпаковская и Доваторцев, установлена 35-метровая стела. Ее авторы – скульптор Н. Санжаров и архитектор А. Савельев.

Открытие памятника состоялось с выносом боевых знамен доваторцев, хранящихся в Ставропольском краеведческом музее имени Г.К. Праве (именно так он назывался в ту пору), с выступлениями самих гвардейцев – участников сражений.

Памятник изготовлен в виде трех клинков, символизирующих три кавалерийских полка, сформированных в Ставрополе, затем влившихся в корпус Доватора. Медный треугольник, окаймляющий клинки, - это как бы эфес сабли, главного оружия кавалеристов. На треугольнике изображены боевые эпизоды конников-доваторцев. Трогают за живое мужественные фигуры, показанные в динамике, в порыве, в момент их стремления только вперед, во что бы то ни стало разгромить врага. На другой стороне уже сюжеты из мирной жизни ставропольцев. Стела – это напоминание о нашей Великой Победе в чудовищной войне с фашизмом и о мирных достижениях советских людей. Выполнена она в основном из нержавеющей стали и кованой меди.

Источник: "Ставропольская правда", 7 февраля 2003 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх