ПОБЕДА:
1941-45

ГЛАЗАМИ
ПРЕССЫ

ИСТОРИЯ
В ЛИЦАХ

СТАРЫЙ
ГОРОД

НАШ
КРАЙ

ВНЕ
ВРЕМЕНИ
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СТАВРОПОЛЬЯ - ОБЛАСТИ, ГУБЕРНИИ, КРАЯ...

От Базарной до Коминтерна

Тамара КОВАЛЕНКО

Улица Коминтерна (первоначально Базарная, затем Властовская) - одна из тех в Ставрополе, которые изменились наибольшим образом. У нее очень-очень давняя история. Первые постройки здесь, на востоке огромнейшего пустыря (сегодня лишь незначительную его часть занимает площадь Ленина), появились еще в середине XVIII века. В одном ряду с ними, постепенно удлинявшемся на север и на юг, стали возникать другие жилища, заполнив со временем все пространство между теперешними улицами Советской и Лермонтова. Позже на противоположной стороне южного конца улицы, на отрезке между улицами Ленина и Мира, тоже выросло несколько домов. Вскоре после войны старинные здания мало-помалу начали сносить, на их месте возводить новые, солидные...

В 30-х годах, помню, на углу улиц Коминтерна и Советской на высоком цоколе стояло одноэтажное сооружение. На прилегающей к нему усадьбе находился еще целый ряд строений: для остановки на ночлег крестьян, приезжавших на расположенный поблизости базар, а также для хранения сельхозпродуктов, домашнего скота и птицы, привозимых для продажи. Это был постоялый двор. После коллективизации его назвали домом колхозника.

Под угловым зданием вместительный сводчатый подвал несколько последних десятилетий занимал магазин "Овощи-фрукты". В нем круглогодично торговали свежими, солеными, квашеными, маринованными дарами полей, садов и огородов. Периодически лежали на прилавках моченые арбузы и яблоки, винегрет, провансаль, зеленый лук, укроп, петрушка... Все это стоило копейки. К праздникам, особенно зимним и весенним, сюда поставлялись также мандарины, апельсины, свежие помидоры, огурцы... Покупали их охотно, брали помногу - они были по карману большинству людей.

За этой шумной торговой "точкой" следовала сапожная мастерская, затем - скромная турлучная постройка из двух тесных комнатушек без всяких удобств. Чем она примечательна? В ней ютилась многодетная семья старейшего фоторепортера Н. Шевцова. По его фонду, созданному в краеведческом музее имени Прозрителева и Праве, сегодня можно изучать историю края, и не только его: в Орджоникидзевский край, образованный в 1934 году, кроме Ставрополья, входили Дагестанская, Кабардино-Балкарская, Северо-Осетинская и Чечено-Ингушская автономные области, а центром являлся город Пятигорск, где издавалась наша "Ставрополка", именовавшаяся тогда "Северо-Кавказским большевиком". В этой редакции Николай Ефимович начинал свою фотокоровскую деятельность. Вот что вспоминал он на склоне лет о том периоде:

- Расстояния между населенными пунктами были большие, транспорта - почти никакого. Надо, допустим, срочно сделать снимок в газету где-нибудь на отшибе края, а рейсовые автобусы туда не ходят. Вот и добирался то на попутке, то пешком со своей увесистой бандурой, зеркалкой (так он называл громоздкий фотоаппарат).

Зато какие ценнейшие фотодокументы оставил Николай Ефимович после себя потомкам! На них запечатлены энтузиасты первых пятилеток, первые буровые на промыслах "Грознефти", строительство Дома Советов в Микоян-Шахаре (ныне Карачаевск) и Невинномысского канала, рождение новых городов, поселков. Отражены моменты встреч наших земляков с известными людьми - С. Буденным, К. Ворошиловым, С. Орджоникидзе, М. Пришвиным, А. Жаровым, А. Толстым...

И, конечно же, всем памятны его фронтовые снимки. Как только началась война, фотохудожник отправился на фронт в числе первых добровольцев редакционного коллектива "Орджоникидзевской правды" - так тогда называлась газета, которая в 1937 году перебазировалась из Пятигорска в Ворошиловск, когда он стал краевым центром. Будучи рядовым стрелком пехоты, он не упускал случая делать снимки на полях сражений (пленки проявлял в солдатском котелке!).

После Победы вернулся домой, в Ставрополь. Со "Ставропольской правдой" не расставался до самого ухода на пенсию. Но и будучи на заслуженном отдыхе, Н. Шевцов не позволял пылиться фотоаппарату. Еще более десятка лет на объектах "Ставропольпромстроя" можно было встретить этого коренастого седого человека, невысокого роста с живыми темно-карими глазами, делающего снимки для многотиражки "Ставропольский строитель".

Из всех бывших построек на этом отрезке улицы уцелел только красивый двухэтажный дом, расположенный как бы буквой Г, обращенный фасадом на улицу Дзержинского (прежде Генеральская, потом Вельяминовская) с арочным въездом во двор. Еще не так давно его верхнюю половину занимали коммунальные квартиры. У многих дверей в полутемных коридорах стояли на столах и табуретах примусы и керосинки, на которых готовили еду. Каждое из жилых помещений отапливалось отдельной печью.

Первый этаж был отведен под магазины. После войны рядом с аркой находился военторг. Лично мне он запомнился еще и тем, что весной сорок шестого года (я работала тогда в редакции окружной военной газеты "Сталинское слово") я по талонам приобрела в нем страшно дефицитные в то время обыкновенные хлопчатобумажные чулки и кусочек туалетного мыла "Земляничное".

Но, пожалуй, самые приятные воспоминания оставил гастроном в угловой части здания, отличавшийся в пятидесятые годы изобилием и разнообразием продовольственных товаров. Заглянешь в него после работы, а там буквально вороха вкуснятины из мяса по доступным ценам. В основном продукты эти брали понемногу, скажем, граммов двести-триста охотничьих колбасок, столько же сосисок, буженины, какой-нибудь вареной, полукопченой, свинодомашней, хлебной колбасы... Их впрок не запасали, потому что дома не было холодильников.

Но времена менялись. При Хрущеве оскудели витрины и прилавки. К небольшому специализированному магазину за его северной стеной стали выстраиваться длинные хвосты за хлебом, к тому же наполовину кукурузным. А тем часом в крайкомовской столовой, втайне от народа, только "своим" давали белые буханки из высокосортной пшеничной муки.

В восьмидесятые годы это старинное здание подверглось реконструкции, над ним надстроили третий этаж, а первый чуть ли не утонул в асфальте.

Следующий отрезок улицы (между улицами Дзержинского и Ленина) начинался с той самой первой здесь постройки, появившейся на некогда пустынном месте, где жил командующий Кавказской линии и Черномории. С виду она была казарменного типа с вереницей узких окон. При новом строе эти высокие хоромы поделили на клетушки, чем-то отдаленно напоминавшие монашеские кельи. В них обосновались многочисленные семьи. Жила там и моя коллега по "Молодому ленинцу" Ирина Филипповна Землякова (ныне покойная), написавшая несколько книг, в том числе "Заговорили обелиски" в соавторстве с историком В. Остапенко.

На месте этого дома и принадлежавшего ему двора, в прошлом отделенного от стадиона высокой каменной стеной, теперь красуются Дом книги и библиотека имени М. Ю. Лермонтова. Стадион, кстати, был примитивным: не существовало многоярусных зрительных трибун, футбольное поле окружали лишь несколько рядов врытых в землю скамеек.

Но, пожалуй, за всю бытность стадиона на нем не было такой огромной, неуправляемой массы народа, как в приезд Хрущева. Люди шли сюда и ехали, только бы пусть и издали, но увидеть Никиту Сергеевича. На оцепленную милицией территорию иные прыгали через заборы, проникали через всякого рода лазейки, глазели с крыш домов, сараев... Моя мама с моим тогда малолетним сыном тоже ринулась было в толпу, да вовремя остановилась. Как оказалось позже, в давке не обошлось без жертв.

В наши дни на этом участке улицы из всех бывших сооружений уцелел единственный дом - N18, являющийся памятником истории: это был дом дежурного штабного офицера лермонтовских времен.

Южный конец отрезка улицы Коминтерна венчало изящное старинное здание. На моем веку в нем в разное время размещались детдом, женская консультация, детская поликлиника, лаборатории... Потом его снесли и на освободившейся усадьбе разбили сквер. Но вскоре зону отдыха сменил огромный современный дом. Давние жилища на участке между улицами Ленина и Мира вместе с огороженными двориками все до единого уступили место постройкам-великанам.

Некоторые старожилы еще помнят биофабрику в бывшем великокняжеском доме неподалеку от угла на пересечении улиц Коминтерна и Мира. В начале шестидесятых годов это сооружение редкой красоты тоже было разрушено. Неподалеку от этого места поднялась еще одна многоэтажка.

Восточная половина улицы заканчивалась высоким каменным забором. За ним прятались двухэтажное здание и большой фруктовый сад. В различные периоды Советской власти там располагались то детдом, то спецбольница для начальства, то детская инфекционная больница... А на противоположной стороне, пустовавшей испокон веку, возник автовокзал.

Источник:"Ставропольская правда", 9 июня 2000 г.

К каталогу публикаций рубрики •  Вверх