«Я – не заморыш» (Отрывки из повести)

«Я – не заморыш» (Отрывки из повести)

Автор родился на хуторе Графском, живет в Моздоке.

Повесть «Я – не заморыш» – о злоключениях и многотрудной жизни 14-летнего Кирилла. Родители расстались, его воспитывает мать. Отец попадает в аварию, он прикован к постели. Кирилл с матерью едет к отцу на Урал, чтобы помогать ему. Мечта Кирилла – воссоединить семью. Кажется, у него получается.

Отцовское воспитание: меня долбануло током, я ждал сверхспособностей

На следующий день я пришел в медсанчасть с утра. Сделали упражнения с папиными тугоподвижными суставами. Потом разработали план ремонта розетки. Дело нехитрое, но я побаивался - мне не приходилось иметь дело с током.

Сбегал к больничному гаражу, где располагался электроучасток, объяснил дежурному электрику, что надо. Он, удивительно похожий на грузчика дядьку Сергея из Лесостепного, согласился пойти к бате в палату. (Я уже который раз ловил себя на мысли, что здесь встречаются люди, очень похожие на наших, лесостепновских. Или я сам себе это придумывал?) Короче, пошли с электриком, похожим на грузчика, в палату к бате.

Отец попросил отремонтировать розетку.

- Главное, чтобы сын своими руками это сделал, понимаешь?

- Понимаю, - сказал электрик. - Я, например, своих пацанов гоняю по дому. Они что-то должны делать своими руками ну и уважать отцовский труд.

- Вот и мой сын хочет сам починить розетку, - батя глянул на меня.

- Ясно. Но по технике безопасности положено отключить электричество. А это целая канитель. Сейчас процедуры и все такое, - электрик с шумом водрузил на прикроватную тумбочку свой «ядерный чемоданчик». - Это надо писать заявку, согласовывать с замом главврача…

- Я понял. С тобой каши не сваришь.

- Кашу, может, и сваришь, только пустая ложка горло дерет.

- Конкретно говори, мужик.

- По пивасику…

- Вопрос решаемый, - сказал отец. - Открой тумбочку, подними дно.

Электрик поднял фанерку на дне тумбочки. Там лежала целая батарея пивных бутылок.

- О-о-о!.. - воодушевился электрик. - Правильный ход. - Он ловко извлек из тайника один пивасик.

- Постой, мужик… Сначала дело сделаем.

Мы встретились с отцом взглядами: откуда дровишки? Он ответил на мой немой вопрос:

- Это с прошлого раза осталось, когда Жанна приносила.

- Так! Мое дело - давать команды, - заявил электрик, - а твой короед будет все исполнять. Так?

- Ну так, но мой сын не короед…

- Как же, не короед! В школу денежку дай, на чипсы дай, на телефон дай. А потом скутер захочет, а потом - девки. Что, твой, скажешь, не такой? Все они, пацаны, одинаковые.

- Мужик, мы сейчас не о том говорим, - мрачно ответил отец, вдруг, как мне показалось, устыдившийся, что он как раз «денежку» не давал мне ни в школу, ни на чипсы, ни на телефон. - Короче, если хочешь помочь, давай. Нет - значит, нет.

- Так, - торжественно сказал электрик, - работаем под напряжением. Сам понимаешь, я отключить целый этаж не могу. Гарантирую, все будет нормаль!

Он распахнул свой «ядерный чемоданчик», сунул мне отвертку:

- Откручивай болтик, снимай крышку.

Я вспомнил почему-то завмаговское «решил - действуй» и с волнением открутил крышку. Внутри, мне показалось, был клубок змеенышей, а не провода. Микрофильм фэнтези…

- Дай гляну, - отодвинул меня электрик. - М-да… Просто нет контакта. Видишь, провод подгорел, изоляция оплавилась.

Глотнув пива, скомандовал:

- Откручивай распирающие лапки…

- Чего? - про лапки я не понял.

- Там болтики, сынок, держат распорки, - подсказал отец.

- Смелее! - подбодрил электрик.

Я волновался, аж пальцы онемели, но болтики поддались.

- Откручивай силовые контакты, - дал указание электрик, - освобождай провод.

Я напрягся, из-под отвертки высунулось алюминиевое жало.

- Молодец, Кирилл, - подбодрил отец.

- Пошел второй, - дал команду электрик.

Я смело приступил к другому болту, чтобы освободить силовой контакт. С удовлетворением отметил про себя, что думаю уже на «электрическом языке». Тут отвертка соскочила внутрь розетки, туда, где клубились змееныши проводов. Сноп искр! Страшный треск! Меня так долбануло током, что я отлетел, опрокинув спиной папину тумбочку с пивным тайником.

- Сын! - заорал отец, дернулся и свалился с кровати, повиснув загипсованной ногой на растяжном механизме. - А-а-а…

У меня перед глазами плыли круги. Свозь радужную сетку увидел отца, который корячился на «виселице», но я не мог пошевелиться. Электрик, придурок, стал спешно собирать раскатившиеся по палате «пивасики». На шум сбежалось все отделение. Первой возле меня оказалась медсестра Катя, которая мне тайно нравилась. Она была испуганна и еще красивее прежнего. Даже красивее Звёздной Звезды.

- Что с тобой? - она поддержала мою голову своими теплыми ладошками, нежно провела по щекам. Мы встретились взглядами, потом мои глаза опустились к скромному вырезу халата, где колыхнулась очень даже немаленькая эротика, я невольно положил руку на торчащее передо мной ее колено и… потерял сознание. Это произошло не от удара током, а от божественных прикосновений медсестры.

В нос мне шибанул нашатырный спирт, я очнулся. Теперь, к моему разочарованию, надо мной колдовали Виктор Ильич и медсестры. А Катя склонилась над моим отцом. Вместе с электриком, санитаром и еще каким-то врачом он умащивал батю на его распотрошенном ложе, поправлял растяжной механизм. Катя в своих движениях была восхитительна. Я именно такими непривычными для меня словами думал про нее: «божественна», «восхитительна».

- Очнулся… Все нормально, - констатировал Виктор Ильич. - Давай, осторожно его на носилки.

Он и еще какая-то медсестра помогли мне приподняться и перевалиться на носилки-каталку.

- Сынок, ты как? - подал голос отец.

- Нормалек. А ты как, пап?

- Все хорошо, - бодрился отец.

Мне, однако, было фигово. Хотя ныл у меня только палец, куда ударило током. Меня не тошнило, голова не болела, но было фигово. Во-первых, отец, наверное, покалечился, во-вторых, мама еще не знает о происшествии. И потом, эти бутылки с пивом… И медсестра Катя не появляется. И Звёздная Звезда Ленка беременна от Амбала. И Ксения из салона сотовой связи, которая похожа на Маленькую Эротику, вообще ко мне не имеет отношения. И Маришка не пишет эсэмэски, и Денис молчит. Все в кучу! Я чувствовал себя конченым заморышем.

Но хорошо вот что: врач Виктор Ильич, когда меня несли в палату, сказал:

- У многих людей после удара током открываются сверхспособности.

Через какое время, интересно? Надо ждать. С этой мыслью, а также с удовлетворением, что не надо идти в школу, я уснул. И снился мне все тот же сон: я взбираюсь по лестнице без перил на балкон, где теперь стоит медсестра Катя. А внизу отец и мать, обнявшись, я, маленький.

Сон прервала мама:

- Кирилка, ты спишь?

- Уже нет.

- Господи, горюшко ты мое, - заплакала она. - И этот взрослый дурень нашел время для отцовского воспитания.

- Мам, не плачь. Врач сказал, что у меня откроются сверхспособности.

Я влюбился в медсестру Катю и совершил еще один подвиг Геракла - с газонокосилкой

Случай с коротким замыканием и пивными бутылками, но без жертв быстро замяли. Кому нужен лишний шум? Все живы-здоровы, даже батины срастающиеся кости не нарушились. Злополучную розетку вообще обесточили.

Я худо-бедно закончил учебу в вечерней школе - без применения сверхспособностей. Они, эти способности, которые у многих проявляются после удара током, у меня пока не открылись. Но я надеялся на них и возобновил мечту стать офицером. В Перми, на Гайве, есть военный институт, там со всей страны учатся. Почему бы и мне не поступить туда?

Этой заветной мечте не мешало то, что я каждый день бывал у бати. Мы с ним продолжали разрабатывать его тугоподвижные суставы. Отцовское тело вроде бы восстанавливалось.

Врач Виктор Ильич показал еще специальные упражнения, полезные отцу. Конечно, мама нас поддерживала не только своим присутствием. А еще нам помогала со всякими физиотерапевтическими процедурами медсестра Катя.

Если честно, после удара током я в нее влюбился окончательно - какая-то химия мне в голову стукнула вместо сверхспособностей. Ну старше она на пять лет меня, и что? Понятно, что я спешил в медсанчасть не только к отцу, но и чтобы увидеть ее, Катю. Она чем-то неуловимо напоминала и Маришку из Лесостепного, и Маленькую Эротику, и Ксению из салона связи, и даже Звёздную Звезду Ленку - дочку Завмага. У меня закрутилось в голове:

Девочки и мальчики,

Дуры и обманщики…

Кстати, Артём Артёмович увез Ленку из Лесостепного в областной центр к своим родственникам, чтобы рожала в какой-то частной суперклинике. Это тетя Галя маме писала на электронку. Мать поделилась с отцом, я слышал. Говорят, избавляться от ребенка было поздно. В дело вмешался батюшка Артемий из нашей Троицкой церкви, сказал Завмагу: «Не бери на душу грех детоубийства». Амбала отпустили из ментовки. Это и рыжий Дениска в эсэмэсках писал.

Амбал, впрочем, для меня уже не был авторитетом. Я начал заниматься боксом. У меня отличный размах руки, я легко передвигаюсь по рингу - гиперактивный же! Это мне тренер Иван Иванович сказал. Понятно, я же длинный и худой. Но поскольку у меня дефицит веса, как у папы в свое время, тренер меня определил к мелким, которые на 2 года младше. В основном я занимался общефизической подготовкой, работал с грушей. Ну попробовал с мелкими пацанами на ринге. Честно говоря, напропускал ударов. Губы были как вареники. Но, кажется, я победил страх.

Я стал жестче, потому что помню: с мягким сердцем пацану никак, тем более будущему офицеру! Жесткость я даже к отцу проявил:

- Пап, надо уже вставать!

- Я встану обязательно, - ответил он мне так же твердо.

И он встал, ну не совсем, конечно. Под присмотром врача Виктора Ильича и с помощью меня и мамы отец взгромождался на инвалидную коляску. Мы ее называли каракатицей. А то «инвалидная коляска» звучит как-то уж совсем тоскливо, по-стариковски. Спускались во двор. Любили тусоваться возле блока вспомогательных служб больницы. Там котельная, гараж, мастерские. Электрик нас привечал.

- Ну твой короед молодец все-таки. Помогает отцу, значит, уважает, - говорил он бате про меня.

- Уважает, - с гордостью соглашался отец.

- А мой балбес все боксом занимается, школу забросил. Жена его в вечернюю сдала. Тоже Кирилл зовут.

- Мой тоже в вечерней. Звезд, конечно, не хватает, но восьмой класс закончил. Тоже на бокс записался.

Оказалось, мой тезка Кирилл из школы бокса - это его сын. Ну нормально!

- Я Кирилла знаю! Это мой друг.

- Друг? - с недоверием посмотрел на меня электрик. - Ну-ну… А пацанам надо не звезды хватать, а руками работать, ну и головой, - важно говорил электрик. - Вот, например, я в электричестве…

- Папа тоже головой работает будь здоров, - не удержался я.

- Батя твой - да! Знаю, он и механик, и строитель. А вот ты…

- И он научится, - вступился за меня отец.

- А вот в газонокосилке вдвоем разберетесь? - как бы подначивал электрик. Ему завхоз наказал отремонтировать этот агрегат, а он, хитрец, хочет, чтобы батя это сделал.

- Легко, - сказал отец.

Он же еще в Лесостепном в «Зеленстрое» был спецом по газонокосилкам. Потому я и люблю запах скошенной травы и бензина - с генами впитал.

Короче, целый день мы провозились с газонокосилкой. Отец говорил, что мне делать, я выполнял его советы. Только кажется, что все просто, а на самом деле... Батя пропустил процедуры, я - обед. (Меня, признаюсь, подкармливали на кухне - придумали типа «меню подростка». Мама договорилась, ну чтоб йододефицита не было.)

- Все-таки сделали газонокосилку? Ну нормально, - одобрил работу электрик. - А теперь надо обкатать машину. Давай, Кирилл!

Это оказалось сложно. Во-первых, газонокосилка, которую надо надевать на себя, как рюкзак, тяжелая. Во-вторых, она меня начала кидать из стороны в сторону, как мелкого. Ну конечно, у меня же дефицит веса. Но я хоть худой, но жилистый. Как батя.

Короче, я приноровился. Мне даже понравилось. Рулишь вроде как дельтопланом ну или мотоциклом. А после тебя буквально ковер стелется. Тут, в Перми, такая сочная зеленая трава! Вот бы кроликов, например, развести. Я помню, на старом дворе у деда Кирилла и после его смерти стояли пустые клетки. Я туда еще как-то залез, когда был мелким. Потом меня долго искали. Ну так вот. Как я рулил газонокосилской, заметил завхоз. Подошел:

- Это ты сын санитарки Ирины?

- Ну да, - настороженно ответил я.

- Хочешь заработать? - он это сказал прямо с интонациями дядьки Мишки зоотехника из Лесостепного. Вспомнилось же…

- А кто не хочет!

- Можешь прямо сейчас приступать. Тебе, наверное, уже лет 16 стукнуло, паспорт есть?

- Да, есть паспорт, - про возраст я промолчал.

- Мне тоже пришлось пацаном начать работать, - сказал завхоз. - А зачем я буду Среднюю Азию нанимать, если есть свои неоднозначные регионы, - обратился он к электрику и отцу.

- Правильно, начальник, - одобрил электрик. - Пусть пацан работает. Трудотерапия, понимаешь, от раздолбайства хорошо помогает.

Так я начал работать. У меня получалось, я не чувствовал себя заморышем, скорее, наоборот. Мне казалось, мои бицепсы прямо наливаются. Я так хотел, чтобы меня, сильного, видела медсестра Катя. Но ее, к сожалению, не было. Я вспомнил свой трудовой подвиг Геракла - «авгиевы конюшни» у дядь Мишки - зоотехника…

Сергей Телевной
«Ставропольская правда» от 10 ноября 2017 г.

Сообщение об опечатке


Тут Вы можете оставить комментарий

Сообщение отправлено

Мы благодарим Вас за небезразличие к нашему проекту!

Приём опечаток

На сайте используется система приёма сообщений об опечатках.

Заметили досадную опечатку? Просто выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, и мы исправим её в ближайшее время!