Маша и медведь

Маша и медведь

(Сказка для взрослых)

Откровенно говоря, мы были странной парочкой. Дружбе нашей на тот момент было уже два года от роду. Жили неподалеку, познакомились на почве общих духовных поисков, а потом Саша стал приходить пообщаться почти каждый вечер.

Мы были уверены, что не подходим друг другу как парень и девушка, а поэтому можно было ничего из себя не строить. Это давало свободу и естественность. Он мог часами говорить о здоровом образе жизни и аскетизме.

Мне нравилось слушать, поскольку на тот момент я еще не успела решить, кем больше хочется стать: ученой или монахиней. Часто представляла себя в уединенной келье, штудирующей священные тексты... Правда, подозревала о наличии внутри еще одной особы, которая при удобном случае могла вырваться на свободу в мини-юбке и станцевать на столе бачату. Но эта особа разрушала все мои иллюзии о себе. С ней я была в контрах, избегая любых ситуаций, в которых она могла бы прорваться на волю. Или не любых?..

***

Вам доводилось отдыхать на пустынных заброшенных базах? Чтобы покосившиеся домики, чтобы пропахшие сыростью и плесенью матрацы на скрипучих пружинных кроватях, чтобы вечно пьяный сторож в непрерывном угаре, перепутавший день и ночь, явь и видения? Мне приходилось! Романтика!

Мы с Сашей добрались сюда после курсов траволечения в одной из деревень Карачаево-Черкесии.

- А где, - спрашиваю, - твои родители?

- Та… - отмахнулся Саша, - не приехали еще. Не волнуйся! Пойдем лучше землянику в лесу поищем.

- Э, нет! Ягода аппетит разожжет. Давай по пирожку сначала.

Мы люди практичные, на два дня у нас по целых два пирожка на нос и ворох надежд на родителей.

Нашли землянику. Она мелкая, но целенькая, напитанная ароматами горного воздуха и сладостью благодатной земли.

- Хороша Маша, да не наша, - за спиной мечтательно-благостный голос.

Протрезвевший сторож вышел из своей хибары поглядеть, чем занимаются гости.

Я улыбнулась. Действительно, очень странная маленькая Маша с черной косой, смуглая да еще изрядно загоревшая за две недели учебы на природе. С серьгами-колечками в ушах, в длиннющей юбке, белозубо и растерянно улыбающаяся сторожу, горам, речке и всему миру.

К вечеру веселость и уверенность в том, что все идет по плану, сменились смутными сомнениями.

- Выкладывай, - говорю, - ты с родителями точно созванивался?!

- Да, они сказали, что будут! - упорствовал Саша, при этом отводил глаза. - Может, машина сломалась, не смогли выехать сегодня. В крайнем случае утром сходим в горы без них. А вечером будут здесь — никуда не денутся.

Тогда еще не было мобильных телефонов, и в последний раз мы созванивались с родителями из деревни, где учились. Я уверила маму, что буду дома через пару дней после практических занятий.

Голод одолевал, нужно было сообразить какой-то ужин. Кухня на базе в копоти, с жиром, пригоревшим ко всему: старой чугунной посуде, плите, ложкам, стенам, потолку и полу. Что смогла, оттерла мелким речным песочком. После долгой дороги даже самая незатейливая стряпня кажется пиром!

- Спасибо за ужин! Пошли в домик! Скоро стемнеет - шакалы набегут, - вырвал меня из задумчивости голос Саши.

Стемнело. Сторож дядя Митя к тому моменту уже был в забытьи, да и нас усталость валила с ног. Скрипучая ржавая кровать очень не похожа на мягкий диван в родительском доме. Ничего-ничего, я была готова увидеть жизнь с неожиданной стороны, но свободной.

- Саш, а ты дверь запер крепко? Волки и шакалы точно не навестят нас ночью?

- Не переживай, заперто. Да и не подойдут они близко. Волки вообще редко сюда приходят. Только шакалы, но они безобидные.

- Точно безобидные? - не поверила я.

- Точно! - упивался неожиданным авторитетом мужчины мой друг. - Я тут с пяти лет отдыхаю - все знаю! Со мной ты в безопасности!

- Ну ладно, спокойной ночи!

- Ага, спасибо… и тебе!

Саша разбудил меня около пяти. Бодренький, свежий после купания в речке:

- Выспалась? Я чабреца заварил. Надо завтракать - и в дорогу.

Идти вверх часов пять, там часок и вниз столько же. Хотелось выразить полную готовность к приключениям, но получилось только растерянное «му-у-у».

Саша рассмеялся:

- Тебе, наверное, нужно еще поспать!

Вот с этого и надо было начинать! Вызов брошен:

- С чего ты взял? Дай мне пятнадцать минут, и я буду готова, только приму душ, в смысле искупаюсь в реке.

- Она холодная, - дразнился, улыбаясь, Саша.

Кажется, он понял, как со мной нужно разговаривать. Шайтан белобрысый!

Река! О ней можно писать отдельный рассказ! Пенящаяся, бурлящая на каждом камушке, извивающаяся, журчащая, живая, сияющая в лучах восходящего солнца.

Но какая же она ледяная поутру! Сотни иголок впились в тело одновременно, оставляя чувство покалывания и вибрации внутри.

Наша цель - на высоте немногим меньше полутора тысяч метров. Там мы соберем горный чай и, если повезет с погодой, полюбуемся озером. А с погодой должно повезти. На небе ни облачка!

Об озере я знала по восторженным рассказам Саши. Он не слишком красноречив, но по его «да там вообще» и счастливому смеху мое воображение рисовало картину живописнейшего места.

Дорога к вершине лежала через густой лес с высокими деревьями.

За всю дорогу мы сделали только три недолгих привала. Учитывая полное отсутствие опыта в покорении горных вершин, серьезное для меня испытание!

Лес был прекрасен. Щебетал и стрекотал сотнями голосов, источал бесконечные, переплетающиеся между собой ароматы, радовал глаз безупречными пейзажами.

Никогда прежде я не рискнула бы вторгаться в это гармоничное царство с его непреложными и неведомыми мне законами, если бы не самоуверенность моего спутника и знание, с каким он подходил к делу, пробираясь через заросли, четко и безошибочно ориентируясь по всяким мелочам.

- Смотри, Маш, завязь малины.

- А, да? Здорово! - я сделала вид, что разглядела, где эта самая завязь.

- Значит, будет малинка! Эх, сюда бы в августе приехать, - почему-то с досадой произнес Саша. - Но ничего-ничего, - неожиданно утешился он, - все будет!

Что именно будет, я расспрашивать не стала. Главное, что все хорошо.

- А что там шумит впереди?

- Это река. Не бойся. Там мостик перекинут, мы пройдем.

Мостиком Саша называл бревно тридцати сантиметров в диаметре, перекинутое через четырехметровый обрыв. Внизу, шумно ударяясь о камни, торопился кипящий поток.

- Смотри, как переходить! - сказал он и шутя перебежал на ту сторону.

Голова закружилась, бревно стало двоиться в глазах. Саша вернулся, подхватил меня на руки вместе с рюкзаком. Тридцать секунд - и мы были уже на другом берегу! Ух ты! Так ходить в походы я согласна!

Чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось дыхание гор. Солнце по-прежнему сияло, но воздух был все прозрачнее, тоньше, обжигал ноздри ледяной свежестью.

Скоро открылось бесконечное море рододендронов, и мы с первобытным азартом рвали их листья, соревнуясь в количестве и скорости. Хотя кого я обманываю? Мне хотелось упасть от усталости где-нибудь в зарослях. При этой мысли я развеселилась и громко рассмеялась. Мой спутник победно улыбался.

Вид на озеро открылся с вершины. Озеро, а вернее, даже два озера были надежно укрыты в самом сердце горы и сияли на солнце ярким голубым глянцем.

- Спустимся туда? - предложил Саша

- Только давай немного передохнем. Присядем, ладно? - попросила я.

Саша был счастлив и горд:

- Красиво, правда, Маш?

- Да, очень!

Резкий порыв ветра ударил в спину, потом еще и еще! Он налетел из-за ближайшего пика и, казалось, собирался сдуть нас с вершины. Ветер нес облака и туман. В считанные секунды озеро заволокло дымкой, словно духи гор заботливо укрывали свои владения от любопытных взглядов непрошеных гостей.

- Надевай куртку! - скомандовал Саша. - Срочно вниз!

Мы нашли нашу тропу и начали спуск, но уже через пять минут невозможно было разглядеть ничего. Саша крепко взял меня за руку. Ему предстояло искать путь в непроглядной мгле.

Маленький ледяной камушек стукнул меня по макушке. Начался град! Ветер пригнал грозовые тучи, и они разразились холодным ливнем и громом. Тропу размывало, мы скользили по влажному склону, а вскоре вязли по колено в воде и грязи. Видимость по-прежнему оставляла желать лучшего.

Вода была везде: в кроссовках, под курткой, в рюкзаке. Джинсы насквозь промокли и плотно облепляли ноги. Мы давно окоченели бы от холода, если не двигались бы быстро.

В неожиданно наступивших сумерках отчетливо слышались завывания волков в лесу. К счастью, отдаленные. Где-то в тумане, судя по всему, довольно близко послышались утробные звуки и треск сучьев.

- Тихо! Стой! Похоже, мишка?! - нервно рассмеялся Саша.

Да, медведь, так и есть. Причем в тумане сложно было сказать, где именно. Саша решил, что это медвежонок, судя по звуку. Значит, мама должна быть где-то рядом и это место лучше обойти. По слуху мы примерно вычислили направление, в котором идти никак нельзя, и взяли левее, стараясь производить как можно меньше шума. Все происходило при моем непосредственном участии, но как-то само, словно мне показывали остросюжетный фильм, а я сидела в кресле и сопереживала героям.

Постепенно рев медвежонка стал стихать и вскоре совсем растворился, словно наваждение. Опасность миновала.

Чем ниже мы спускались, тем больше рассеивался туман. Дождь уже почти не лил, но дорога стала скользкой. Река на нашем пути больше не попадалась. В тумане мы довольно сильно отклонились от маршрута. Ладно, не важно, лишь бы выйти засветло к трассе. Прошла еще пара часов, прежде чем мы увидели проблески закатных лучей сквозь редкую поросль вдоль дороги. Спасены!

С трудом расцепили сросшиеся воедино руки. По колено в грязи, мокрые, почему-то с одним пакетом рододендронов, стояли и смотрели друг на друга, не веря, что всё позади. Наше приключение со всеми его опасностями показалось глупым сном, а ощипанный вид был так нелеп и комичен, что мы взорвались неудержимым смехом.

Вокруг было торжественно-тихо. Остатки туч над линией алого заката и влажная дорога служили доказательством того, что все произошедшее нам не приснилось.

Внезапно протрезвевший дядя Митя взволнованно топтался у ворот:

- Ешкин кот! - обрадовался он. - Я уже волновался! Тут гроза была! Слава богу, вернулись! Я вам печку растопил.

Никого, кроме дяди Мити, на базе по-прежнему не было.

- Саш, а как же родители? - только успела спросить я.

- Не знаю. Что-то изменилось у них, наверное, - сказал он и снова отвел глаза.

Добралась до постели я уже в полусне.

Утро придавило тяжелой реальностью: пустая база, есть нечего, ехать обратно не на чем, мышцы одеревенели. А ведь сегодня

день Х, тот самый, в который я обещала маме и папе вернуться домой.

Стало понятно: мы слишком сильно заигрались!

А тут еще вскрылось одно обстоятельство. Я знала, что нравлюсь Саше, но думала, что это дружеская симпатия. Однако чем дольше мы оставались вместе, тем четче я видела заинтересованного мужчину. Голодного и сильно растревоженного, готового в любую секунду начать охоту.

Всё во мне отказывалось понимать это! А как же дружба?!

Всё, кроме той особы с бачатой. Эта-то как раз все отлично сообразила и даже победно посмеивалась: мол, а я что тебе говорила?!

Отвлекала необходимость поиска пропитания. Саша приносил из леса ягоды, грушу-дичку, яблочки и лесной орех, рвал дикий щавель. А я использовала все это для приготовления незатейливых блюд. У дяди Мити нашелся пакет с гречкой, так что мы не совсем уж голодали. Было даже интересно, проживем ли на то, что дает лес.

Но душевная благодать почему-то отказывалась снисходить на меня.

Очень хотелось дать родителям знать, что со мной все в порядке. По правде говоря, я даже не представляла, насколько сильно они переживали.

Мысли в голове постепенно приходили в порядок, жар внутри остывал. Я вышла к речке. Саша сидел на берегу в глубокой задумчивости.

- Саш, а что ты планируешь делать после окончания учебы?

Саша просиял и придвинулся ближе:

- Хочу помогать людям. А еще штудирую все, что попадается по совершению служб в храме. У меня мечта - служить алтарю! - счастливо улыбался он.

Стало весело и легко. Мне ничего уже не нужно было решать! У нас с ним разные пути!

Саша был очень хорошим человеком. Просто запутался немного в противоречивых течениях своей души. Что поделать. Искусство быть простым приходит с годами.

Не успела я открыть рот, как за нашими спинами нарисовался дядя Митя. Он все чаще бывал трезв:

- Водители лесовозов-то гуляют, черти! При таких раскладах, ешкин кот, ждать немало придется!

* * *

Запой водителей длился еще целых два дня! За это время мы прожили целую жизнь, окончательно повзрослели, состарились и только что не умерли вместе!

Наши рюкзаки были давно собраны и стояли возле дороги, на случай если вдруг услышим шум проезжающего лесовоза.

Долгожданный тяжелый грохот колес транспорта вывел нас из забытья отшельнической жизни. Мы пустились со всех ног, и вот уже Саша перекрыл дорогу огромному чудовищу на колесах, отчаянно махал руками и что-то кричал.

Дальше были часы дороги и заставшая нас в пути ночь. Остановка в доме водителя. Парное молоко. Сон, снова дорога. Пересадка на автобус. Дорога. Дом!

Влетело нам по первое число.

Нас искали по всем окрестным деревням и базам. Даже с вертолетом. Окончательно протрезвевший сторож давал показания, что так, мол, и так, живее всех живых, бегали тут, в речке купались, ешкин кот! Но вот уехали!

Вскоре страсти улеглись, и я погрузилась в работу. Жизнь больше не казалась суррогатом. Жалею об одном – не смогла как следует медвежонка рассмотреть. Впрочем, это даже к лучшему!

Мария ЭСТЕР (ВАРОЯН)
«Ставропольская правда» от 25 января 2019 г.

Сообщение об опечатке


Тут Вы можете оставить комментарий

Сообщение отправлено

Мы благодарим Вас за небезразличие к нашему проекту!

Приём опечаток

На сайте используется система приёма сообщений об опечатках.

Заметили досадную опечатку? Просто выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, и мы исправим её в ближайшее время!