Власти намерены существенно расширить полномочия трудовых инспекторов в борьбе с недобросовестными предприятиями, имеющими долги по зарплате.

Роман Савичев

Роман Савичев

В арсенале инспекторов появится и такой мощный рычаг воздействия на должников, как выдача исполнительных листов (минуя суд) непосредственно судебным приставам. Два законопроекта, призванные защитить права работников и сократить долги по зарплате, уже подготовлены при участии мин-юста и минтруда. Об этом на недавнем заседании Правительства РФ (11.07.2019 г.) сообщил глава кабмина Дмитрий Медведев. О плюсах и минусах этой новации комментарий нашего постоянного эксперта Романа Савичева, генерального директора ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое в профессиональной среде признано одним из крупнейших в России по версии авторитетного портала Право.ру.

– История эта уже успела обрасти «бородой», – отмечает Роман Савичев. С инициативой внести поправки в Трудовой кодекс, дабы принудительно взыскивать задолженность по зарплате, выступил Минтруд РФ в феврале 2018 года. Примечательно, что на том этапе документ подвергся критике Минэкономразвития. Общий смысл возражений сводился к тому, что принятие дополнительных инструментов воздействия на работодателя является избыточным, поскольку ранее на законодательном уровне уже была ужесточена административная ответственность за невыплату в установленный срок зарплаты, предоставлено право государственным инспекторам труда проводить внеплановые проверки, например, в случаях установления зарплаты ниже МРОТ и т. д.

То есть возник вопрос: а насколько целесообразно наделять Роструд правом принудительно взыскивать долги по зарплате? Причем государственному инспектору по труду предлагается примерить на себя судейскую мантию: по замыслу разработчиков законопроекта, он сможет самостоятельно принять решение и выдать исполнительный лист судебному приставу, который и займется поиском денег у предприятия-должника.

К обсуждению этой проблемы подключили Российскую трехстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых споров. Понятно, что профсоюзы (одна из сторон), призванные защищать права трудящихся, высказались за новацию Правительства РФ. Самому же правительству не было смысла наступать на горло собственной песне. Вице-премьер Татьяна Голикова пояснила, что первый законопроект, которым планируется внести поправки в Трудовой кодекс, предлагает наделить Роструд полномочием принимать меры по принудительному исполнению работодателем обязанности по выплате начисленной, но невыплаченной зарплаты. Второй законопроект, предусматривающий поправки к ФЗ «Об исполнительном производстве», нацелен на создание упрощенной процедуры взыскания приставами долгов по зарплате в соответствии с решениями трудовых инспекций, которые и будут выдавать исполнительные листы. То есть из этой цепочки исключаются суды, что является главной «изюминкой» новации (если, конечно, закон будет принят). А пока же мы имеем более длинную по времени бюрократическую процедуру: сейчас работники могут обратиться в госинспекцию по труду, если им не выплатили зарплату (на практике люди часто пишут жалобы и в прокуратуру, и в суды). Далее трудинспектор проводит проверку и выдает работодателю предписание об устранении нарушений. Плюс к этому работодателя-должника могут привлечь к административной ответственности и оштрафовать. Но взыскать сам долг сегодня можно только через суд, после чего к делу подключится пристав.

Понятно, что суды сегодня сверхзагружены и немалая доля рассматриваемых исков приходится именно на споры по выплате долгов по зарплате, и сторонники законопроекта в качестве плюса указывают именно на это обстоятельство: мол, разгрузим суды, если трудинспектор сам будет выдавать приставам исполнительные листы. Однако не все так просто. Новацию Правительства РФ принял в штыки бизнес, интересы которого на трехсторонней комиссии представляет Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).

Глава РССП Александр Шохин считает, что ныне действующее законодательство уже довольно сурово к работодателям-должникам, где в арсенале мер воздействия есть не только административная, но и уголовная ответственность. Он заявил, цитирую, что «нельзя допускать такого безмерного, безграничного расширения поводов для внесудебного списания средств со счетов клиентов банков на основе административных решений, так как это является существенным ограничением предпринимательской деятельности и вмешательством в экономическую деятельность хозяйствующих субъектов».

Лично я, как бизнесмен, руководитель юридического агентства «СРВ», разделяю позицию А. Шохина. Да, работодатели должны понимать ответственность за выплату зарплаты, но ситуации бывают всякие, в т. ч. форс-мажорные. И я не уверен, что трудовой инспектор, которому в данном вопросе делегируются полномочия судьи, сможет объективно оценить все обстоятельства дела.

Тем не менее Правительством РФ законопроект одобрен, и в его окончательном виде, думаю, будет учтена позиция РСПП, по крайней мере в протоколе решения Правительства РФ этот момент присутствует.

В законопроекте есть несколько существенных моментов, на которые следует обратить внимание. Нововведения будут касаться только начисленных платежей, по которым нет спора между работником и работодателем. Если работодатель не согласится с действиями трудинспектора по принудительному взысканию средств с его счетов, то у него будет всего 10 дней, чтобы обжаловать решение в суде. То есть работодателю-должнику придется действовать быстро, чтобы не поставить на грань банкротства свой бизнес.

Кстати, пристав, получивший исполнительный лист от трудового инспектора, сможет запрашивать информацию у банков обо всех счетах предприятия-должника и движении по ним денежных средств. Если деньги будут найдены, их спишут в счет погашения долга перед работником. Процедура эта продлится в течение двух месяцев после решения трудового инспектора.

Думаю, что законопроект, пройдя через Госдуму, все-таки претерпит некоторые изменения, но в конечном счете будет принят, потому что Правительство РФ всерьез обеспокоено общим уровнем задолженности по зарплате. По данным Росстата, на 1 июня 2019 года суммарная просроченная задолженность составила 2 млрд 948,5 млн рублей. (Однако это без малого бизнеса, который с трудом поддается контролю в такой деликатной сфере, как выплата зарплаты.) В Ставропольском крае на эту дату задолженность по зарплате оценивалась в 16,3 млн рублей, и за последний год долг стремительно таял. Можно сравнить этот показатель с ближайшими соседями: на Краснодарском крае на 1 июня этого года висели 38,4 млн долга по зарплате, на Дагестане – 69,1 млн, на Ростовской области – 70,6 млн рублей.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО