Лермонтов – герой и нашего времени – уверена Екатерина Полумискова, поэт, член Союза писателей России, руководитель региональной организации Общероссийского литературного сообщества.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

В июльские дни мы вспоминаем Михаила Юрьевича Лермонтова, ушедшего так внезапно, так странно, так несправедливо рано. Несколько лет назад в стихотворении «Фаталист», опубликованном «СП», Е. Полумискова выразила это ощущение простыми и очень точными словами:

И нет покоя…

И лучами славы

Прошиты грозовые облака.

И снова безутешно плачут травы

На молчаливых склонах Машука.

– Катя, каков, по-твоему, Лермонтов сегодня, что говорит это имя новым поколениям?

– Лермонтов ушел из жизни молодым. Сейчас такие же молодые ребята, и даже моложе, служат в армии. Думаю, для них он не просто великий поэт, но настоящий офицер, человек, имевший жизненный и военный опыт, причем опыт героический. Он патриот. О его преданности России можно судить по всей истории рода Лермонтовых, с далекого 1612 года, когда его предок предложил свою шпагу русскому царю и России. С того времени все поколения Лермонтовых верны своей присяге. Для молодежи несомненно привлекательны и такие его черты, как смелость, а он был очень смелым человеком, и высочайшая порядочность. Недаром горцы его любили. И служивые люди уважали. Вспомним: на Кавказе Лермонтов командовал казачьей сотней «охотников»-разведчиков. Отчаянные ребята, сорвиголовы, и попробуй ими поруководи! А Лермонтов был у них огромным авторитетом. Делил с ними все тяготы похода, спал, как все, на земле, если они не брились – и он не брился, они были голодными – и он голодал. Он действительно был настоящим героем в буквальном смысле слова. Его образ в красной рубахе, с саблей, на белом коне – вовсе не легенда, а самая что ни на есть правда. Кавказцы ценили его еще и как поэта – ашуга, ведь горцы всегда относились к своим певцам, по сути, как к национальным героям.

– Но ведь это было почти два века назад… Сегодня герои другие…

– Его личность интересна и сегодня. Я близко знакома с врачом-экспертом, который занимался проблемой преодоления посттравматического синдрома ребятами, воевавшими в Чечне. Врач (женщина и сама поэт) в его переписке и стихах искала ответ на то, что чувствовал Лермонтов после Валерика, воды коего были залиты кровью… Как он вышел из этого состояния? Ведь он не был ранен, но остро переживал увиденное там… Он побывал в аду. Но всегда умел отличить врага от друга.

– Смерть же настигла его не в кровопролитном сражении, а на вполне мирном склоне Машука.

– Да, трагедия случилась. Но горечью утраты не ограничивается наша память. Эта черная дата в конце июля собирает в наши дни огромное число молодежи со всех концов России, чтобы вспомнить Поэта, и чувство это светлое! В Пятигорске в «Домике Лермонтова» так происходит много лет подряд… И с утра до вечера там звучат его стихи, песни на его стихи. Кстати, и сам Лермонтов тоже был настоящим бардом! Во-первых, по происхождению от шотландского барда Томаса-рифмача, во-вторых, он не расставался с гитарой, своим походным инструментом. Отчасти это было сначала юношеским подражанием кумиру – герою войны 1812 года Денису Давыдову. Лермонтов преклонялся перед ветеранами – героями Отечественной войны. И как Давыдов в свое время, Лермонтов тоже командовал партизанами, участвовавшими в рейдах по тылам неприятеля. И его романсы тоже рождались фактически на поле боя, многие из них не были записаны, мелодии не сохранились, он просто дарил их своим друзьям.

– В военной обстановке было не до нотных записей, конечно... И все-таки, читают ли сегодня молодые Лермонтова?

– Начинается все, конечно, со школьной программы. Хрестоматийный «Парус» овеян духом романтизма, странствий, познания. Он вселяет уверенность и надежду. Известно: взрослея, юноши порой сомневаются, куда идти им дальше, а вот с «Парусом» уже не так страшно вступать в этот мир. В целом же творчество Лермонтова отличает очень хороший, классический русский язык, там нет каких-то заигрываний с речью, нет наигранных словесных нагромождений. Мелодичность его текстов воспринята и оценена нынешней молодежью. Вот из Санкт-Петербурга мне прислали целый диск современных композиций рок-музыки, в основе – лермонтовские тексты. Это что-то поразительное! Там и романсы, и «Ангел», и «Колыбельная», и «Демон»… Про некоторые тексты я бы никогда не подумала, что они могут так звучать. И поют их именно молодые музыканты, которых привлекает высокая духовность лермонтовской поэзии, Лермонтов необыкновенно современен!

– Тебе наверняка знакомо такое ощущение, что Лермонтов где-то рядом с нами, поблизости…

– Вот тайна непостижимая: Лермонтова нет, но все же он здесь! Потому что мы сами по-доброму подпитываем эту мысль. Мы не пугаем его духом детей, а, наоборот, к нему стремимся. Я каждый день иду на работу мимо памятника Лермонтову, хотя могу выбрать и другой маршрут, но мне приятно пройти мимо этого лучшего в России памятника поэту и видеть вовсе не застывший монументальный образ. Он в движении и показывает, что идет в ногу со временем. К тому же это исторически точно: Лермонтов проходил по улочкам Ставрополя, присаживался на скамью в роще, сочинял, рисовал… И оставил нам эту атмосферу творчества…

– Есть такое выражение – «Лермонтовский Ставрополь». Этот лелеемый краеведами историко-культурно-поэтический проект может быть реализован?

– О, это поле непаханое! Правда, у нас само слово «проект» связано с какими-то финансовыми вложениями. А есть реально существующие лермонтовские уголки и тропинки в городе… Его роща, госпиталь на Булкина, где он лечился, гостиница на проспекте и дом, где останавливался… Видели бы вы, с каким благоговением гости нынешнего форума «Белая акация» посетили место, где когда-то рос знаменитый дуб Лермонтова… Здесь все дышит его творчеством, его жизнью. И мы, счастливцы, тут живем! Это в Пятигорске все напоминает о смерти поэта. А в Ставрополе он жил и творил. Здесь обдумывал «Героя нашего времени», отсюда посылал издателю окончательный вариант «Бородино». Мне это очень близко. Как бы хотелось, чтобы стали более доступны хранящиеся в Пушкинском Доме несколько альбомов Лермонтова с видами старого Ставрополя. Нам и сегодня интересно, что привело поэта, например, в полнолуние к Волобуевским мельницам…

– Что можно посоветовать молодежи – как общаться с Лермонтовым?

– Читать! Интересоваться им как личностью, и тогда столько удивительного откроется! И обязательно гулять по лермонтовскому Ставрополю. Конечно, в городе многое изменилось, но земля, по которой он ходил, осталась та же, аура осталась. Мы без каких бы то ни было мемориальных досок помним Лермонтова так, как будто он никуда и не уходил. Он у нас в душе, на слуху.

Наталья БЫКОВА