Дмитрий Жикривецкий

Дмитрий Жикривецкий

© Фото из архива Д. Жикривецкого

Профессия модели одна из самых спорных в России. Связано это с множеством мифов вокруг нее. К тому же она до сих пор не входит ни в список лицензируемых специальностей, ни в официальный классификатор. Поговорить о самой гламурной работе удалось с Дмитрием Жикривецким – руководителем Ставропольского модельного агентства. На его счету уже не один десяток воспитанниц, работающих на подиумах Франции, Италии и стран Азии.

– Как развивался рынок модельного бизнеса на Ставрополье за последние двадцать лет?

– Ставрополь развивался примерно как и Россия в целом. Резких взлетов не было. У нас в регионе закрылись швейные фабрики, соответственно здесь не стало работы для моделей. То есть у нас в регионе есть понимание не модельного бизнеса, а бизнеса ставропольских моделей. Здесь старт, здесь их колыбель. Не хочу кривить душой, нормального модельного рынка, собственно, еще и в России нет. Если брать всю индустрию моды, то, поскольку нет развития легкой промышленности, нет и моды, а значит, и модельной индустрии. Почему Китай и другие азиатские страны становятся ведущими представителями рынка модельной индустрии? Потому что все производство уходит туда. Конечно, Европа остается эстетическим идеалом в постановке модельной индустрии. Милан и Париж со времен Людовика XIV делят первенство на поприще моды и красоты. В России модельный бизнес начал развиваться во время перестройки, с тех пор как наша страна вошла в мировой сегмент и начались традиционные для Европы фестивали. У нас перестали вручать дизайнерам «золотые манекены». Вот представьте, как можно выбрать победителя среди «Диор», «Шанель» и «Версаче»? А у нас это как-то умудрялись делать. Ушли от странного явления, и наконец в России началась индустрия модельного бизнеса. Она у нас очень молодая. В 2005 году мы начали работать с парижскими агентствами, которые имели многолетний опыт в этой сфере.

Ставропольское модельное агентство и её руководитель Дмитрий Жикривецкий

Ставропольское модельное агентство и её руководитель Дмитрий Жикривецкий

© Фото из архива Д. Жикривецкого

– Высока ли вероятность работы за границей для девушки из Ставропольского края?

– Если 15 лет назад из десяти моделей отправлялась работать по международному контракту только одна, то сейчас ситуация улучшилась. Поток увеличился, но удержаться стало сложнее. Это связано с востребованностью мирового модельного рынка в новых лицах. Дизайнеры сейчас хотят видеть на подиуме всегда кого-то новенького.

Приоритет Ставрополья именно в том, что у нас много разнообразных колоритных типажей. Когда ко мне в модельное агентство приезжают скауты – они всегда удивляются: из 50 девушек 10 им подходят! А в регионах Средней полосы России такого нет. Там внешность приблизительно одинакова: по словам скаутов из восьмидесяти и одну выбрать сложно. У нас же есть разнообразие за счет географического положения. Я насчитал восемь границ: здесь и Ростовская область, и Краснодарский край со своим казачьим колоритом, и девушки с азиатскими чертами из республик. Смешение этого всего и дает такой эффект. Плюс ко всему Ставрополь – молодежный город, сюда многие едут учиться. Вот как раз эти факты на Ставрополье и вырастили потенциал. За 20 лет увеличился спрос на наших моделей в 2-3 раза. Мы удовлетворяем запрос на новые лица.

Ставропольское модельное агентство

Ставропольское модельное агентство

© Фото из архива Д. Жикривецкого

– Насколько реально сделать карьеру в модельной сфере?

– Два десятилетия назад люди из провинции даже не представляли, как стать моделью. Это было очень сложно и маловероятно. Кроме москвичей, другие люди не знали, как туда протиснуться. Сейчас появился интернет, сократилось расстояние между моделью и заказчиком, да и Европа пересмотрела свои требования. Теперь стратегия другая. Стать коммерческой моделью гораздо проще. Есть пять основных ступеней карьеры: первая – найти «материнское» модельное агентство, которое будет тобой заниматься, вторая – твое агентство заключило хороший контракт и отправило тебя работать за границу. Третья ступень самая сложная, модель должна удержаться на работе, заключать контракты один за одним. Вот с этого момента можно говорить о том, что модель профессионально зарабатывает на жизнь своим ремеслом. Век профессиональной деятельности модели недолог, но девушки успевают заработать на квартиру, машину, стартовый капитал для бизнеса. Четвертая ступень – успешная востребованная модель, у которой гонорары превышают минимум десять тысяч долларов. Пятая ступень – это топ, вход в лучшую двадцатку по версии авторитетного СМИ или компании. Шестой, потолочный шаг – тот самый модельный «иконостас», где сейчас Наоми Кэмпбелл, Клаудиа Шиффер, Синди Кроуфорд, Наталья Водянова... Последняя ступень сейчас практически недосягаема из-за того, что раньше была потребность в выборе звезды, а сейчас, наоборот, все постоянно в поиске новых лиц.

– Какими качествами должна обладать девушка, чтобы стать моделью?

– Мы пропускаем внешние параметры, это само собой разумеющееся. Некоторые говорят, что неважны данные: «Кейт Мосс, например, невысокая и добилась успеха». Но это случай один на миллион. Рост должен быть 170-183 сантиметра для девушек, а для парней на десять сантиметров выше. А так, основные качества, без которых не обойтись: дисциплина, пунктуальность, высокая работоспособность, здоровье и целеустремленность. Модельный бизнес очень жесткий. Вот представьте: опоздаешь один раз, и перед тобой закроются двери. Заболел? А кто даст больничный? Кому нужны убытки во время действия контракта? Но и это не все. Важно быть психологом, для того чтобы правильно себя подать, сыграть нужную эмоцию. И несмотря на все трудности, помнить, что сдельно-премиальная работа мотивирует на рост. Единственная граница модели – лень и тотальное невезение.

Ставропольское модельное агентство

Ставропольское модельное агентство

© Фото из архива Д. Жикривецкого

– Феномен Водяновой – результат кропотливого труда, везения или еще чего-то?

– Это феномен востребованности странных лиц. Сказать, что она красивая, – не скажешь. Это уникальное лицо, глаза необычной формы, скажем так, девочка-пришелец. Не такая как все. Ну и, наверное, Водянова еще дисциплинированностью заработала себе авторитет.

– Бытует множество негативных мифов о работе моделей и агентств. Ремесло модели и эскорт часто путают с профессиональной проституцией. Это чисто российское явление из 90-х или общемировая практика?

– Да, чисто наше, но, скорее, «совдеповское». Когда работы было мало, то создавалась псевдоработа. Эскорт в Европе – это сопровождение официального лица. В некоторых дресс-кодах прописано, что появление на том или ином мероприятии с дамой обязательно. Плюс эскорт – это сопровождение с точки зрения гида, консультанта, переводчика. А у нас перевернули само определение с ног на голову. В Европе мухи отдельно, котлеты отдельно. Это чисто российское явление отношения к модельному бизнесу через стереотипы.

– Сегодня изменилась ситуация?

– Кардинально. Модель – это модель. Кто хочет, тот занимается моделингом. А у кого не получается, тот не достигает успеха в этой сфере и занимается тем, чем может. Сегодня при наличии социальных сетей вторую категорию очень просто найти. Хорошо, что за этим больше не обращаются в модельные агентства.

– Как попасть в хорошее агентство? Какие у него отличия от «плохишей»?

– Сейчас множество профессиональных интернет-сообществ, и очень просто навести справки. Главное – отличать агентства, которые реально ищут рабочие места для моделей, от агентств, которые просто выкачивают деньги из девушек, проводя какие-то занятия.

Елена АЛЕКСЕЕВА