В этом году исполняется 25 лет гербу и флагу Ставропольского края и города Ставрополя, с которых началось развитие современной геральдики Ставрополья

– Николай Анатольевич, при том что геральдику не отнесешь к сугубо важным сферам нашей жизни, тем не менее она опосредованно присутствует вокруг, даже если мы этого почти не замечаем. Вам же приходится не только замечать, но и активно внедрять символические образы в повседневность.

– Геральдисты исходят из того, что у каждого населенного пункта есть как бы два имени – имя, записанное буквами, и имя изобразительное. К примеру, прочитаешь на табличке «село Надежда», а рядом еще и знак, символически олицетворяющий надежду. Конечно, не все населенные пункты имеют оба имени, однако тенденция к этому есть. Даже те, кто пока не имеют герба, все равно изобретают какую-то «картинку»… А вообще-то, за каждым гербом – целая история.

– У геральдики вообще богатая история. Ведь гербы были да и сегодня в ряде стран есть не только у населенных пунктов, но и у отдельных людей или родов, фамилий.

– Конечно. До революции 1917-го в России была очень развита система государственной, губернской, уездной, городской и личной символики. С четкой законодательной базой. Выходили специальные законы на эту тему. Любопытно, что эта система после 1917 года странным образом оказалась юридически не отмененной! Был, правда, декрет советской власти о борьбе с орлами – орлов убирали из символики. Но вот герб Ставропольской губернии, утвержденный в 1878 году, юридически никогда не был упразднен! И в 1994 году, когда разрабатывался герб современного Ставрополья, к нам мог вернуться исторический, имеющий приоритетное право. Но, к сожалению, тогда еще отношение к дореволюционному периоду было очень настороженное, избирательное, несло на себе отпечаток предыдущих десятилетий.

– А мне кажется, не только это сказалось, еще ведь хотелось обязательно перелистнуть некую страницу, создать что-то абсолютно новое…

– Было и это. И вот в августе 1994 года был утвержден герб города Ставрополя, а в декабре – герб Ставропольского края, первые в крае гербы новейшей истории. В начале 60-х вместе с потеплением в литературе, искусстве, общественной жизни геральдика начала возрождаться. Ей позволили немножко проявиться в городских гербах. Тогда создали свои гербы Ставрополь, Пятигорск, Георгиевск, чуть позже, в 70-е, волна докатилась до Изобильного. И на этом остановилась. А в 90-е – годы бурных перемен – начала возвращаться забытая геральдика.

– Как практически шло возрождение? Основывались на каком-то мировом опыте или только отечественном?

– За основу взяли систему дореволюционной геральдики, которая, в свою очередь, во многом опиралась на европейскую, которая еще при Петре Первом активно начала развиваться на русской почве. Тут важно заметить, что в европейской уже были прочные правила – цвет на цвет не накладывать, а металл – на металл, утвердились гербовый щит и его деления, был выбран набор главных геральдических фигур. И эта классика перешла в российскую, получив здесь дополнительное визуальное оформление: она у нас более живая, более говорящая. В какой-то степени более свободная.

– Воображение у нас богаче…

– И раскрепощеннее, что очень напрягает тех, кто строго следит за правилами геральдики. Но такова наша натура! И вот, когда стало очевидным оживление геральдического процесса, был поставлен вопрос перед губернатором края о создании специальной комиссии, первый состав которой был утвержден в 2000 году. Традиционно геральдическую комиссию возглавляет один из заместителей председателя ПСК, а в комиссии его заместителем также традиционно является министр культуры СК. В составе комиссии юристы, специалисты, занимающиеся наградной системой, художники, дизайнеры, историки, ученые, представители церкви.

Николай Анатольевич, вы хоть и секретарь по должности, но, по-моему, самая настоящая душа этой комиссии…

– Главное – есть поддержка. В этом году правительство края и министерство культуры СК одобрили идею создания книги «Символы малой родины».

– Помнится, в 2007-м выходил красиво иллюстрированный альбом с таким названием.

– Новое издание будет солиднее, охватывает намного больший объем – от самых первых в нашем крае геральдических шагов начала ХlХ века. За два столетия много чего происходило. Знаете, а ведь о гербе Кавказской области, а потом Ставропольской губернии даже Пушкин писал! Как известно, главной фигурой герба был российский орел, разрывающий на горах Кавказа цепи Прометея, и об этом поэт сказал: «На негодующий Кавказ забрался наш орел двуглавый»! Может, кому-то и не понравится… Но это же Пушкин!

– Многое произошло за 25 лет геральдической работы на ваших глазах и при вашем участии.

– Появилась символика более чем у 100 муниципальных образований. Из 166 сельских поселений около 100 имеют свою символику. Бурный геральдический рост пришелся на вторую половину 90- х и первое десятилетие 2000-х. Это было время более свободное для местного самоуправления, на местах было больше самостоятельности и даже самостийности. А когда по объективным причинам вертикаль власти усилилась (надо было сохранять и укреплять государство), эта вертикаль весьма жестко включила в себя муниципалитеты. И геральдическая активность пошла на спад.

– И тогда, и сейчас вам приходится вести своего рода просветительскую работу, объясняя законы геральдики, что можно, а что нельзя. Ведь и правда, нельзя просто так сесть и нарисовать что хочешь.

– Это было, есть и будет. Приведу свежий пример. Буквально на днях на заседании геральдической комиссии рассматривался проект символики села Бешпагир. Еще в 1998 году эскиз был сделан с историческим отсылом к Бешпагирскому посту Азово-Моздокской оборонительной линии, но он не был принят, поскольку имел очевидные нарушения правил геральдики. Идея нового герба отталкивается от названия: Бешпагир означает пять ручьев, протекающих в окрестностях. В общении с жителями мы узнали: над селом есть гора Лысая, и вся эта местность покрыта песком потрясающе ценного состава - титано-циркониевого с наличием золота! Словом, в будущем Бешпагир может стать очередным клондайком. С другой стороны, этот чудесный песок накрывает всех при восточном ветре, и бедные бешпагирцы долго маялись, а в XVIII веке по совету умных людей решили эти пески засадить сосной, привезенной из Крыма. Она прекрасно прижилась, и сегодня сосновый бор в 300 га шумит на степном Ставрополье! Также в окрестностях нашли несколько отлично сохранившихся бетонных дотов, построенных в Великую Отечественную перед приходом немцев на линии укрепления. И теперь при участии Российского военно-исторического общества возим туда молодежь на экскурсии в настоящие доты и дзоты. Так военная часть бешпагирской истории тоже вошла в герб наряду с «золотоносной» горой и ручьями…

– А есть в крае гербы, отражающие некие личностные мотивы?

– Например, за основу герба Советского района взята символика родового герба князей Воронцовых – образ классической геральдической лилии, потому что райцентр Зеленокумск когда-то был селом Воронцово-Александровским, здесь были земли князя Воронцова. Личностный мотив проявляется в наличии имен святых: город Михайловск – Михаил Архангел, село Прасковея – святая Параскева, село Александровское – Александр Невский плюс ассоциация с императором Александром Первым, село Александрия – тоже от Александра – воина с неким отсылом даже к Александру Македонскому…

– А национальные мотивы тоже где-то отражены?

– Ярко проявились они в разработке герба Туркменского района. Там в контрастной цветовой гамме представлен сноп как олицетворение слитности колосков – народов, живущих на этой территории. Сильно проявляется в геральдике края христианское начало. Прежде всего речь о городе Ставрополе – Граде Креста. Евангельский мотив ощутим в названии села Петровского, на гербе которого изображена стена с закладным камнем в основании, а мы знаем, что имя Пётр переводится как камень, а образ святого Петра – один из краеугольных камней христианства. Кстати, на христианской теме часто очень настаивают жители того или иного района, и знак креста вполне гармонично увязывается с остальными идеями. Другой популярнейший мотив – сельское хозяйство, мы же край хлеба и золотого руна. Вот Апанасенковский район долго искал свой образ, закончили золотым руном, оно в геральдике с древнейших времен.

У нас в крае потрясающая топонимика. При том что первые переселенцы перенесли немыслимые страдания, смертность была огромная, только в третьем поколении уже начинали себя чувствовать крепче в этом климате, но они верили в светлое будущее, и так на карте появились Обильное, Благодарное, Безопасное… Как этим топонимическим богатством не воспользоваться?!

– Насколько региональная и российская геральдика по-прежнему связана с европейской традицией?

– Каноны остаются – цвета, металлы, гербовые фигуры. За этим следит геральдический совет. А дальше начинается уже местный колорит. Более десяти лет назад государственный герольдмейстер Велинбахов написал, что на Ставрополье создан оригинальный геральдический стиль, и это не было комплиментом. Важно то, что местную геральдику во многих регионах создают профессионалы из Москвы или Петербурга. Группы геральдистов ездят по всей стране, бывали и у нас. Делают они все правильно, но уже заметен стереотип. Мы к этому тоже периодически подходили, но преодолевали тем, что менялись исполнители. Нам повезло с Игорем Леонидовичем Проститовым, членом Союза художников: человек оказался удивительно подготовленным, поскольку он этой темой увлекался давно и профессионально. И очень много сделал. Потом появился художник-дизайнер Сергей Евгеньевич Майоров, тоже очень глубоко вошел в суть геральдического искусства. И на местах появилось несколько самородков. В Новоалександровском районе глава поселка Радуга В. Минькин, имея художественное образование и послушав наши советы, сам создал неплохой герб своего поселка и соседнего села Красночервонного!

– Согласитесь, все это отнимает много времени, но вам явно нравится. Чем привлекает? Как историк, погружаетесь в разные эпохи…

– Когда много и долго занимаешься одним и тем же, теряется ощущение новизны. Но однажды вдруг какие-то, казалось бы, давно известные вещи открываются с неожиданной стороны. Так и с геральдикой, изучать которую можно бесконечно. Она открывает возможность по-новому обратиться к истории всех населенных пунктов края. И начинаешь смотреть на пыльное небольшое сельцо как на едва ли не эпическую картину, объект, где скромнейший факт вдруг может стать…

– ...художественным образом?

– И даже эпическим, мифологическим! Вот жду, когда село Ивановское созреет для герба. Там живет великолепная легенда. Наши археологические раскопки позволили найти на берегу Зеленчука древнейшее святилище, посвященное культу плодородия. А рядом гора Иванча. Странное название? А от местных жителей я услышал настоящий миф из глубины веков и тысячелетий! Согласно мифу, на этой горе в далекой древности обитал дракон по имени Ча, который периодически перекрывал реку и не давал людям воду. Им приходилось каждый раз откупаться от него красивой девушкой. Так продолжалось века. А потом здесь поселились русские, и богатырь Иван поднялся на гору, вступил в сражение со змеем. В этой схватке оба погибли. А их именами назвали гору. Таков миф о змееборце, напрямую ассоциирующийся с образом святого Георгия Победоносца… Подобные истории способны любое место на карте края представить уникальным, единственным на планете.

– Тем более что так оно фактически и есть. Каждое село, каждый город неповторимы.

– Просто надо все осмыслить и суметь выразить. Этот процесс необычайно увлекателен. Не заскучаешь. Вот готовили герб для города Новоалександровска. Уже отправили проект в герольдию. А в ответ убийственный отклик: ваш герб поразительно похож на вьетнамский! И все надо начинать заново…