Декларационная кампания чиновников и депутатов (а она закончилась 30 апреля, теперь месяц можно вносить уточнения) воспринимается многими нашими согражданами достаточно скептически. Ее даже сравнивают со сдачей меданализов человеком, который не будет лечиться вне зависимости от результатов. Скепсис понятен. Слишком многое вписывается в декларации, а вернее, списывается в них на заработки жен, «остатки» от 90-х годов. Но состояние борьбы с коррупцией на Ставрополье уверенно опровергает такой скептический подход. В крае создана действительно государственная политика в области противодействия коррупции. И инициатором этого процесса на протяжении последних нескольких лет выступает губернатор Ставрополья Владимир Владимиров. Совсем недавно, в ходе своей прямой линии 21 марта, он рассказал, что чистка рядов идет постоянно. Ежегодно региональные власти ходатайствуют об увольнении с государственной и муниципальной службы около полусотни человек, которые были уличены в коррупционных действиях.

И опыт Ставрополья был замечен в российских масштабах.

© Фото с сайта: правозащита38.рф

Система, которая работает

Есть такой федеральный закон – № 64, принятый в 2017 году. Называется он, может быть, скучновато. Вот вольное изложение его названия: о внесении изменений в ряд законодательных актов для совершенствования государственной политики по противодействию коррупции. Но сухость названия вполне компенсируется полнотой охвата практически всех коррупционных проявлений. Закон стал мощным рычагом реализации Национального плана противодействия коррупции.

На Ставрополье закон стал претворяться в жизнь сразу же. И началось все с того, что уже через два месяца были приняты региональные законы. Тоже не буду затруднять восприятие читателей их полным названием. Суть не в названиях. Законы определили порядок представления деклараций и, что, на мой взгляд, более важно, порядок «проверки достоверности и полноты представляемых сведений». То есть еще два года назад в правительстве края была заложена система контроля над сведениями, которые указывали муниципальные депутаты и главы муниципалитетов в декларациях. С тех пор она и действует. Причем весьма эффективно.

Настолько, что на прошедшей недавно в Крыму (в соответствии с Национальным планом противодействия коррупции) общероссийской научно-практической конференции опыт Ставрополья был представлен для представителей более 60 российских регионов. С информацией о реализации в крае государственной политики в области противодействия коррупции выступила заведующая отделом по профилактике коррупционных правонарушений аппарата правительства Ставропольского края Юлиана Радченко. По ее словам, на конференции шел открытый и взаимополезный диалог.

О чем же шла речь?

Как организовать противодействие

Об этом и шла – как организовать противодействие коррупции. Юлиана Радченко напоминает:

– По закону противодействие коррупции складывается из нескольких направлений. Борьбой с коррупцией, ее профилактикой и минимизацией последствий занимаются правоохранительные органы. Наша часть, которая легла на плечи органов власти, – это профилактика.

– Ничего себе профилактика! Если только за последние месяцы почти десять муниципальных депутатов или сами ушли в отставку, или недобровольно распрощались со своими креслами. И это только за неточности в декларациях…

– А вы думаете этого мало? Чиновник или депутат должен быть честен во всем. И это четкая позиция главы Ставрополья. Мы же не просто так собираем и проверяем декларации. Во-первых, это положено делать по закону. А во-вторых, мы их анализируем. И такой анализ дает возможность видеть не только доходы, но и расходы. Ведь именно этого хотят и власти России, и те самые скептически настроенные сограждане, о которых вы говорите. Более того, это позволяет узнать и отношение чиновника или депутата к своим обязанностям, в том числе и по заполнению декларации.

Факт в тему

В Ставропольском крае более 200 административно-территориальных и территориальных единиц, в том числе 16 муниципальных районов, 17 городских округов, 166 сельских и 2 городских поселения.

Как же организован сам процесс?

Сотрудники отдела по профилактике коррупционных правонарушений аппарата правительства Ставропольского края принимают сведения о доходах муниципальных чиновников и депутатов представительных органов местного самоуправления и даже выезжают для этого на места, помогают заполнить таблицы для размещения в интернете. Кстати, заметим, форма декларации не просто так взялась, она утверждена указом Президента РФ.

Факт в тему

В период декларационной кампании нынешнего года представили сведения более 12,5 тысячи человек, замещающих должности в органах исполнительной власти и местного самоуправления, более 2400 человек из них – это депутаты органов местного само-управления. Более 15 процентов справок депутатов были проанализированы специалистами отдела по профилактике коррупционных правонарушений аппарата правительства Ставропольского края. По результатам проверок в отношении 9 человек губернатор края направил обращения в представительные органы местного самоуправления.

Мы подробно рассказывали об этой ситуации в материале «Самоочищение власти. Без компромиссов - 2» (см. «СП» за 17 апреля 2019 года). А на днях прочитала довольно колкую заметку в одном из сетевых СМИ, что депутаты (речь, правда, шла о Думе края) при уточнении деклараций избавляются от имущества и даже жен.

– Процесс корректировки деклараций – это нормально, – комментирует Юлиана Радченко. – Это предусмотрено законом. И нормально, что человек мог что-то вспомнить за месяц. Главное, отразить это в декларации.

Что может выявить анализ

А уже в июне начинается работа аналитиков отдела по профилактике коррупционных правонарушений аппарата правительства Ставропольского края по изучению деклараций. И это работа не для галочки. Декларации сопоставляют с предыдущими и с ситуацией. Например, не было у чиновника автомобиля, а теперь появился. Надо посмотреть, откуда он взял на него деньги. Или исчез из декларации автомобиль. Продал его или подарил человек? А откуда взялись деньги на ипотеку? Эти и другие вопросы не могут оставаться без ответа. И именно такие поводы становятся основанием для проверок. Раз пошел на государеву службу – будь чист сам, и дела пусть будут прозрачны, в том числе и финансовые.

По словам Ю. Радченко, иногда муниципальные чиновники и депутаты, бывает, хитрят. Например, продал квартиру или автомобиль, а полученные деньги как доход не отразил и говорит: какой же это доход, это же была моя квартира или машина. Это денежный эквивалент моего имущества. Или не указывают доход от вклада в банке, от брокерских счетов, от банковских векселей и сертификатов. Резон тот же: какой же это доход, деньги-то мои.

Часто декларанты о чем-то просто забывают. Фермеры, и ставропольские в том числе, резво научились забывать про один-два трактора, некоторые – о покупке дорогостоящих машин. Но даже все социальные выплаты и материнский капитал в этой декларации по закону отнесены к доходам. А бывают еще просто опечатки.

Откуда же получают аналитики сведения о том, что в декларации того или иного чиновника не все гладко? Оказалось, источников много – налоговая инспекция, органы власти (и это не обязательно тот, в котором человек работает), СМИ.

Факт в тему

За 2014-2018 годы специалисты отдела по профилактике коррупционных правонарушений аппарата правительства Ставропольского края провели более 3000 проверок достоверности сведений о доходах, случаев конфликта интересов.

Сотрудники отдела по профилактике коррупционных правонарушений ПСК подготовили в помощь декларантам даже «Обзор недостатков и нарушений, выявленных по результатам проведения анализа и проверки достоверности и полноты сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера». Там есть типичные недостатки и нарушения по всем разделам декларации, есть и рекомендации. Кстати, подобные обзоры – но уже федерального уровня – есть и на сайте Минтруда РФ. Что называется, почитай и заполни декларацию правильно. Но…

Так что, на мой взгляд, очень интересны общие сведения, подготовленные при анализе деклараций на Ставрополье за 2016 и 2017 годы (см. диаграммы).

Проблема требует решения

И вот еще о чем обеспокоенно говорила Юлиана Радченко. О нас, журналистах. Которые, увидев информацию (а такая есть в свободном доступе) о том, что чиновник наказан за коррупционное правонарушение или коррупционный проступок, объявляют его коррупционером. Что на практике не есть одно и то же. Чаще всего речь идет о наказании при неверном заполнении декларации. Это может быть замечание, выговор и, как крайняя мера, увольнение за утрату доверия.

И если мы уже заговорили о градациях наказаний, то и коррупционные проступки бывают разными: несущественными, малозначимыми, значимыми (вот за них точно увольняют).

Но практика, и ставропольская в том числе, показала, что если проблем при заполнении деклараций быть не должно, то вот меры дисциплинарной ответственности для муниципальных депутатов явно не хватает. У них нет никакого выбора – только увольнение. Или сам уйди, или тебя уйдут. Об этом говорили участники общероссийской научно-практической конференции и Юлиана Радченко в том числе. Должна быть промежуточная мера ответственности – предупреждение, например.

И, как мне кажется, раз исполнители, осуществляющие контроль деклараций муниципальных чиновников и депутатов, заговорили об этом, то работа в этом направлении будет только усиливаться.

На этом настаивает и губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров: «Мы же заинтересованы, чтобы эта работа проводилась, мы заинтересованы в чистоте рядов краевой и местной власти на Ставрополье. И будем твердо и последовательно работать в этом направлении. Чистка рядов будет продолжаться», – подчеркнул он.

Валентина ЛЕЗВИНА