Этот праздник был установлен в СССР в 1985 году. Он приурочен к дню памяти святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла.

Православная церковь вместе с ними в этот же день вспоминает и равноапостольного князя Ростислава Великоморавского. Кто были эти люди, чьи имена остались нам на века? Давайте признаемся: мы ежегодно называем создателей славянской азбуки, присоединяя к ним слова «солунские братья», а что мы знаем о них? Как они жили, почему именно они стали просветителями многих славянских народов?

Это было в далеком IX веке в греческом городе Фессалоники (ныне Салоники) – втором после Константинополя городе Византийской империи, переживавшей эпоху расцвета и могущества. Главой города, говоря современным нам языком, был видный военный деятель Лев, в большой семье которого родились и выросли будущие солунские братья. Так их назовут благодарные славяне, потому что город тот они называли по-своему – Солунь. Население Солуни практически поровну делилось на греков и славян. Ребятишки росли бок о бок, общались и на греческом, и на славянском, хорошо знали обычаи своих народов, исповедовавших одну религию – христианскую.

Мефодий по благословению отца получил военное образование и даже некоторое время служил, однако часто подвизался в монастыре, чувствуя потребность в монашеской жизни. Он был на 12 лет старше Константина, как звали от рождения будущего святого Кирилла. В младшем сыне все с первых его лет видели необычайно одаренного ребенка, склонного к молитве, интеллектуальному труду. Именно эти братья потом шли по жизни вместе.

Александра Шишкина, заведующая кафедрой филологии Ставропольской духовной семинарии, поведала мне небольшую, но весьма знаменательную историю из Жития Кирилла: будучи мальчиком, он увидел сон о том, что выбрал себе в невесты девушку по имени София, а это имя, как известно, означает «премудрость». Когда он рассказал удививший его сон отцу, тот заметил: ты выбираешь премудрость в своей жизни.

– Действительно, жизнь этого человека сложилась так, что, даже если бы он не был прославлен в лике святых, его бы все равно знали как Константина Философа, так много способствовавшего в свою эпоху продвижению христианства, продвижению истинного знания, – размышляет Александра Юрьевна. – В Византии IX века философия фактически равнялась богословию, в отличие от философии античного мира или эпохи Просвещения. Не удивительно, что дискуссии, в которых участвовал Константин Философ, были по сути богословскими. И всегда его аргументы оказывались безусловно убедительны, будь то внутренние споры с иконоборцами, будь то миссия, например в Хазарию.

Хазарское путешествие солунских братьев вошло в историю именно благодаря совершенно поразительной для того времени и места духовной победе Константина Философа. В ту пору подданным Хазарского каганата было позволено исповедовать свои религии, хотя главенствовала иудейская. Выступление там Константина произвело огромное впечатление,

иудеи настолько прониклись мыслями его проповеди, что даже позволили братьям увезти с собой на родину пленников, находившихся в Хазарии. Похожая ситуация сложилась у них и в Персии. Словом, это были влиятельные люди своего времени. Но не по должности, а как личности, подчеркивает Александра Юрьевна.

Конечно, не случайно призвал их к главной – славянской – миссии император Византии Михаил, когда к нему обратился моравский князь Ростислав с просьбой прислать проповедников для перевода книг Священного Писания на славянский язык, понятный его подданным, чтобы богослужения могли совершаться на их родном языке, а не на латыни.

– Император Михаил рассудил, что лучше Константина с этой задачей никто не справится. К тому же он был еще и личным другом императора, практически братом, они вместе воспитывались. Михаил, любивший Константина с детства, хорошо знал его образованность и способности к языкам. Например, Константин еще подростком самостоятельно овладел латинским, сравнивая сочинения Григория Богослова на латинском и греческом!

В то время брат Мефодий подвизался в одном из строгих монастырей. После обращения императора патриарх благословил Константина и Мефодия отправиться в Моравию. Славянские народы еще не знали, какое грандиозное событие ждет их. Азбуки славянской еще не было, требовалось создать письменность на основе устного языка. Сегодня бы сказали: культурная революция!

Разумеется, путь миссионеров никогда не был гладок, и не только по причине плохих дорог. Часто вступала в игру большая политика. Немецкие священники, служившие в храмах Моравии на латыни, естественно, воспротивились Кириллу и Мефодию, ссылаясь на сложившуюся практику: разрешалось вести службу только на латинском, древнееврейском или древнегреческом, и ни на каких больше. Ибо таблички на кресте Христа были с записями на этих трех языках -

«Иисус Христос Царь Иудейский». Все остальное причислялось к… ереси!

– А Византия ответила на запрос славян и нашла людей, которые посвятили этому всю свою жизнь, – продолжает Александра Юрьевна. – Константин взялся за эту задачу без колебаний, и брата Мефодия увлек величием цели. Кто-то может сказать: ну что ему, греку, эти славяне?! Но детские впечатления не пропали даром, ведь они близко знали славян, общались с ними. И создается первая славянская азбука – глаголица. Однако она не походила на греческий алфавит, поскольку буквицы созданы в соответствии с фонетическими особенностями языка славян.

Не менее важная сторона дела – осуществить перевод священных книг на славянский, а это уже в большей мере заслуга Мефодия. Моравы приняли сей дар с благодарностью и воодушевлением. Они услышали, как красиво и понятно звучит богослужение на их языке. Появление письменности – это еще и мощная база развития государственности. И хотя княжества Моравия не стало, но сколько новых славянских государств укрепилось на пути, ею проложенном. Не случайно и князь Ростислав прославлен Церковью как равноапостольный святой.

На Русь азбука пришла немногим позже. Уже не было в живых ни Кирилла, ни Мефодия… Но проповедовали ученики их учеников. И уже были христианские храмы. А как глаголица стала кириллицей? Тут мы с Александрой Юрьевной вновь обращаемся к истории.

– В описываемое время в Болгарии на государственном уровне употреблялся греческий язык как язык письменный, – говорит моя собеседница. – А в церковной сфере – глаголица, на него непохожая. Проблему решили последователи солунских братьев, создав азбуку на основе греческого алфавита, дополненного буквицами для обозначения тех звуков славянского языка, которых нет в греческом. Так получилась азбука, позже названная кириллицей в честь первоучителя Кирилла. С официальным Крещением Руси князем Владимиром она и получила письменность на кириллице.

... Два брата – две поразительные судьбы. Об их жизни, пожалуй, можно толстый роман написать или фильм красивый снять… Вот только о святых надо писать с особым тактом и к истории относиться с уважением. Святые солунские братья пострадали немало за свой труд. Архиепископа Мефодия уже в преклонном возрасте немцы держали в темнице, и папа римский был вынужден их наказать, запретив служить мессы, пока не выпустят Мефодия. В благословение трудов солунских братьев Евангелие на глаголице он собственноручно возложил на престол и отслужил литургию на славянском. Возможно, на мнение папы повлияло и то, что братья ранее, во время своей хазарской миссии, совершили возвращение в Рим мощей священномученика папы Климента, окормлявшего население Крыма – сосланных вместе с ним в каменоломни Инкермана – и пострадавшего за веру. Христианская община Херсонеса из уважения к Константину отдала ему мощи святого Климента, торжественно перевезенные братьями в Рим. Это обретение стало огромной важности духовным событием.

Жаль, что до нас не дошли авторские тексты Константина Философа. Некоторые его проповеди и высказывания в богословских спорах сохранились в изложении, в пересказе. Впрочем, главный труд братьев и ныне с нами! В Моравии Константин и Мефодий не только перевели церковные книги на славянский язык, они более трех лет обучали славян чтению, письму и ведению богослужений на родном языке. Умер святой Кирилл в греческом монастыре Рима. Его мощи были помещены в одном храме с мощами священномученика Климента. Однако бурные события последующих эпох не сохранили для нас могилы солунских братьев. Александра Юрьевна дополняет свой рассказ следующим:

– Часть мощей святого Кирилла хранилась в одном благочестивом семействе, последняя его представительница подарила реликвию папе римскому, который передал ее в Фессалоники, на родину святых подвижников. Место захоронения святого Мефодия пока не найдено…

Наталья БЫКОВА