«Вы говорите о журналистике... Журналистика – это вся жизнь моя».

М.Д. Корнеева.

Марина Корнеева

Марина Корнеева

© Фото: из архива газеты «СП»

Первую встречу с Человеком моей жизни Мариной Дмитриевной Корнеевой помню так же хорошо, как первую встречу с Городом моей жизни. По распределению мы с Ириной Панаско после окончания факультета журналистики Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова приехали в Ставрополь. Так он мне и запомнился: море роз, кроны деревьев, смыкающихся над головой, мясистые помидоры, которыми мы были готовы лакомиться на завтрак, обед и ужин. Ну и, конечно же, молодая во всех смыслах редакция «Молодого ленинца».

С первого дня я поняла, что мне здорово повезло с заведующей отделом. Внешне строгая, вроде как не намного старше нас, но, безусловно, старшая: по манере говорить, держаться, одеваться. Марина, как мы потом за глаза называли ее, была из тех руководителей, кто с первого взгляда внушает уважение и быстро понимает про людей даже то, чего они сами про себя не знают.

На первое интервью для «МЛ» с приехавшим на гастроли тогда бешено популярным болгарским певцом Бисером Кировым отправила меня именно Марина Дмитриевна. Слышать не желала про опасения типа «нет времени на подготовку», «могу запороть материал». Сказала только: «У тебя впереди целый вечер». Тот вечер я просидела в Лермонтовке и на встречу со звездой Кировым пошла, уже хорошо подпитанная информацией.

С этого времени начались мои постуниверситетские университеты имени М.Д. Корнеевой. Маленькая по формату трехдневка «МЛ» оказалась весьма прожорливой. Она постоянно требовала подпитки. И мы все время писали: вначале с утра до вечера, а потом с вечера до поздней ночи. Писали от руки, пишущие машинки были редкостью. И бедная Марина Дмитриевна утро начинала с того, что мужественно разбирала труды наших бессонных бдений.

Прочитав очередной опус, Корнеева всегда начинала «разбор полетов» с хорошего. И только потом шли даже не замечания, а предложения и идеи. Как же гуманна и мудра была Марина Дмитриевна, знала, что у молодого автора очень легко разрушить веру в себя. Позже, общаясь с начинающими коллегами, я тоже старалась начинать с крупиц «хорошего».

Из беседы с М.Д. Корнеевой:

«Вы говорите о журналистике… Журналистика – это вся моя жизнь. И в первую очередь, «Молодой ленинец», в котором я начинала свою журналистскую биографию, где преодолевала первые ступени профессии, а позже и административной лестницы. Скажите мне, вы можете представить себе сегодня региональную молодежную газету, которая имела бы тираж 40 тысяч экземпляров? Вряд ли. И такого издания вы не найдете нигде в стране. «Молодой ленинец» был газетой, которая стала центром всей молодежной жизни и молодежной политики края. Газета, если говорить о главной политической задаче, воспитывала и одновременно растила журналистов-практиков».

Мне очень повезло, я работала в «МЛ», когда там были уникальные люди: публицист Н. Чанов; крупнейший специалист в сельском хозяйстве с узнаваемым журналистским почерком И. Зубенко, бывший детдомовец и писатель Г. Пряхин, который очень быстро вышел на орбиту российской журналистики и книгоиздательства.

Обычно в воспоминаниях трудности пережитого сглаживаются. То, что раньше казалось враньем, подставой, подлостью, с годами определяешь как слабости. «Не судите, да не судимы будете!»…

Из беседы с М.Д. Корнеевой:

«Было, конечно, всякое. Даже по нынешним временам случай, о котором хочу вспомнить, вполне мог бы вызвать иск к газете, подпортить репутацию как газете, так и руководителю. Был у нас в «Молодом ленинце» журналист, мобильный, плодовитый. Как-то по заданию редакции он поехал в один из восточных районов края. Написал очерк о руководителе комсомольско-молодежного овцеводческого звена: герой симпатичный, хорошо работает, результаты прекрасные. И представьте, читая, дохожу до того места, где автор рассказывает, что его герой увлекается… поэзией Пастернака. Я была потрясена. Парень-то простой, сельский. А о Пастернаке тогда вообще мало кто знал, это имя было под негласным запретом. Понятно, я загорелась: очерк нужно публиковать срочно.

Опубликовали. Журналисты на планерке его отметили. И вот буквально через несколько дней получаю от героя-овцевода письмо. «Уважаемый, редактор, – пишет парень, – что же вы со мной сделали?! После статьи в газете все село дразнит меня Пастернаком. Я понятия не имею об этом поэте, никогда не читал и не слышал о нем. Надо мной только овцы не смеются, я стал настоящим посмешищем»... Что было делать? Вызвала машину и помчалась к герою очерка. Собрала людей, извинилась за корреспондента, который так хотел украсить материал. Когда вернулась, первой мыслью было немедленно выгнать его из редакции. Собрали коллектив, говорили о «красивом» вранье очень жестко. Не помню, что повлияло на мое решение, но, похоже, молодой коллега что-то понял. Наказали, но в газете оставили. И знаете, он сделал неплохую карьеру. Позже работал в центральных СМИ и даже имел немалый успех».

Корнеева вообще никогда не брала на себя право выносить приговоры и решать судьбы людей. Отношение – да, вырабатывала. Однажды на себе ощутила заслуженное отчуждение моего учителя и друга. Уже уйдя в «Ставрополку», переживала. А однажды пришла к ней объясниться. Марина Дмитриевна удивилась: «Я уже давно про это забыла. И вы забудьте!». Она, как мне кажется, либо прощает человека, либо забывает навсегда.

В газете «Молодой ленинец» мы пережили и впервые поняли значение слова «команда». К моменту нашего прибытия в Ставрополь часть журналистов предыдущего состава «МЛ» ушла в столичные газеты, часть была приглашена омолодить состав «Ставрополки». Нас, новобранцев, готовы были взять на освободившиеся места, но прежде предложили творчески посоревноваться. Кандидатов было примерно в полтора раза больше, чем требовалось.

Мы согласились. И вот что замечательно: ни одного случая нечестной конкуренции не было. Напротив, мы читали опусы коллег и старались друг другу помочь. Нынче, во времена жесткого индивидуализма, в это трудно поверить, но мы не были конкурентами. Со многими до сих пор остались друзьями. Выстаивали очереди на фильмы Тарковского, гуртом ходили в театр. Помню, как вместе с нашей «Мариной» всей редакцией на «газике» (ума не приложу, как только поместились) выезжали на Сенгилей; жгли костры и пекли картошку; обсуждали книги запрещенного тогда А. Солженицына… Была особая атмосфера доверия и непредательства.

15 октября 1991 года в газете «Ставропольская правда» состоялись первые альтернативные выборы главного редактора. Марина Дмитриевна пошла на них и выиграла. Семь лет она была главным редактором главной газеты края. По ее собственному признанию, это самый творчески насыщенный период ее жизни.

Из беседы с М.Д. Корнеевой:

«Во время перестройки, которую в 1985 году начал наш земляк, первый и последний президент СССР М.С. Горбачёв, появился термин «гласность». Реально газета осталась единственной из печатных СМИ, которая продолжала выполнять волю партии и ее распоряжения. С другой стороны, вступив в эпоху конкуренции, мы получили определенную степень свободы, а это совсем другое ощущение. Иными словами, «Ставрополке» пришлось выстраивать свой собственный курс. Мы это делали целенаправленно и, как могли, честно. И сохранили газету. Я до сих пор считаю «Ставропольскую правду» главной газетой края. Такого формата ведь больше нет ни у кого, с такой периодичностью и широким тематическим обзором событий. Кроме того, «Ставрополка» и сегодня газета, которая осознает свою меру ответственности перед читателем за информацию, которую она несет».

В то время я уже ушла из газеты. Казалось бы, наши пути с Мариной Дмитриевной разошлись. Хотя… как сказать. Работая на телевидении, я продолжала писать в «СП», делала страницу по культуре «Триумфальная арка», и, конечно же, мы часто встречались. Дважды я снимала документальные фильмы о «Ставрополке». Один из них, к счастью, уцелел, другой исчез из архивов краевого телевидения бесследно. Да разве он один… В начале девяностых в программе «Берегиня» мы рассказали об одном из уникальных начинаний Ставропольской краевой юношеской библиотеки (сегодня СКБМ имени В.И. Слядневой) – краевом конкурсе и фестивале фантастики (ныне имени В.Д. Звягинцева). Это случилось ровно четверть века назад.

Тогда еще молодой директор юношеской библиотеки Людмила Игнатова предложила писателям-фантастам Е. Панаско, И. Пидоренко и В. Звягинцеву включиться в это заманчивое дело. Ни в одном другом регионе страны ничего подобного не было и до сих пор нет. «Ставрополка» под руководством Корнеевой не только взяла на себя ответственность информационного спонсора молодежного конкурса, но и поддержала инициаторов материально. До последнего дня работы в качестве редактора Марина Дмитриевна интересовалась судьбой победителей конкурса. В газете шла полная информация о нем, печатались материалы победителей. Из молодых дарований выросли прекрасные журналисты, филологи, писатели. С легкой руки двух удивительных людей, Л.Ф. Игнатовой и М.Д. Корнеевой, газета продолжает рассказывать читателям о талантливых молодых литераторах.

В последнее время нас с Мариной Дмитриевной накрепко связало еще одно общее дело: Союз журналистов РФ, в котором состою (о, ужас!) больше сорока лет. Во время перестройки многие мои коллеги покинули его, но многие остались. Думаю, в этом огромная заслуга М.Д. Корнеевой. В очень нелегкие годы она была назначена председателем комитета по печати и информации правительства СК. Не в обиду тем, кто работал в этой должности до того и после, скажу: тогда я четко понимала, для чего в принципе существует наш союз. Корнеева всегда хорошо знала проблемы и трудности нашего брата, особенно коллег-районщиков; на деле, а не на словах пыталась добиться, чтобы никто не чувствовал себя оторванным, забытым, ненужным.

В пору моей работы на телевидении не раз по просьбе Марины Дмитриевны выезжала с ней в глубинку на обучающие семинары. Это была творческая лаборатория и одновременно профессиональная учеба коллег. Думаю, энергетический запал, который мы увозили с собой, долго еще потом подпитывал сообщество.

Возможностью сохранить журналистский костяк стал и ежегодный профессиональный журналистский конкурс Союза журналистов России им. Германа Лопатина. Каждый год сразу после новогодних каникул в жюри начинают поступать работы претендентов. Как заместитель председателя СЖ Ставрополья и председатель жюри конкурса Марина Дмитриевна мобилизует нас, членов жюри, и начинается двухмесячная работа по рассмотрению присланных материалов. Число их в наиболее урожайные годы доходило до 300, а то и 400. Только чтобы прочитать все это, требовалась уйма времени!

Из беседы с М.Д. Корнеевой:

«Идея проведения конкурса родилась в 1969 году. Закоперщиком и инициатором была «Ставропольская правда». Итоги тогда подводились к празднику Великой Октябрьской революции – к 7 ноября.

– Насколько я понимаю, это всегда был престижный, но «бесплатный» конкурс?

– Он по роду рождения в социалистическом обществе был бесплатным, победители довольствовались исключительно моральным удовлетворением. Нам выдавали удостоверения лауреатов конкурса и значки (у меня таких два). Потом вообще были только грамоты…

– Как вы думаете, благодаря чему конкурс выжил?

– Авторитет его создавался в советский период. Лауреаты конкурса Лопатина – наш золотой фонд, это блестящие журналисты и одновременно мастера в том или ином жанре. Фельетон – А. Маяцкий; очерк – это вы, С. Белоконь, Евгений и Ирина Панаско; аналитическая статья – Н. Гритчин, В. Лезвина… И очень жаль, что сегодня разнообразие жанров практически ушло со страниц газет, радио, ТВ».

Совсем недавно завершено подведение итогов очередного, 50-го конкурса СЖ. И, дай бог, не последний. В юбилейный для моего друга и учителя год от лица всех журналистов края хочу пожелать Марине Дмитриевне прежде всего здоровья. И вот что предлагаю тем, кто хоть однажды почувствовал на себе неравнодушный взгляд, теплую и честную душу этого человека: давайте пошлем ей мысленно частицу своей энергии, тепла, благодарности и любви. Такой вот всеобщий подарок. Примите его, Марина Дмитриевна, от нас, и пусть вам станет светлее!

* * *

Уважаемая Марина Дмитриевна!

Президиум Союза журналистов Ставрополья от имени всей пишущей, снимающей и вещающей, а также виртуальной братии поздравляет Вас с замечательным праздником – днем рождения! Желаем Вам самого главного и необходимого: здоровья, счастья и большой удачи! Мы искренне благодарны Вам за внимание и понимание, терпение и помощь.

* * *

Дорогая Марина Дмитриевна!

Все журналисты и сотрудники родной Вам «Ставропольской правды» сердечно поздравляют Вас с днем рождения! Вы – наш учитель, наш старший товарищ, наша любовь на все времена. Вы научили нас не только писать заметки в газету, но и управлять своей судьбой, добиваясь цели.

В Ваш день рождения желаем обычных, но в то же время самых важных вещей: благополучия и здоровья, покоя в семье, больше радости от родных и близких!

Коллектив «Ставропольской правды».

Тамара ДРУЖИНИНА