Почти двадцать лет прошло с тех пор, как 23-летний лейтенант Серёжа Грабов погиб на той трижды проклятой чеченской войне. А родители погибшего парня, Ольга Михайловна и Алексей Григорьевич Грабовы, никак не могут добиться положенной им по закону пенсии по потере кормильца.

Декабрь 99-го

Хотите, вспомним, что было в этот день в Грозном, где и нашла Серёжу Грабова пуля? Это был второй штурм Грозного, который, в отличие от первого, в 1995 году, считали удачным. Ой ли?

29 декабря 1999 года корреспондент «Новых известий» Валерий Яков писал:

«Во вторник полным ходом продолжались уличные бои в столице Чечни. Федеральные силы совместно с вооруженными формированиями недавнего заключенного Бислана Гантамирова медленно продвигались к центру города... Боевики, давно ожидавшие этого наступления, оказывают ожесточенное сопротивление... Повсюду расставлены мины-ловушки, предназначенные не только для пехоты, но и для тяжелой техники. Все это исключительно осложняет продвижение штурмующих, увеличивая риск и потери.

От запущенной вперед «милиции Гантамирова» оказалось значительно меньше проку, чем ожидалось поначалу. Эти «полезные» чеченские боевики не столько помогают федеральным силам, сколько создают дополнительную путаницу в уличных боях, при которых федералам довольно сложно разобраться, кто из вооруженных чеченцев впереди «свой», а кто «чужой». Поэтому под огнем то и дело оказываются первые попавшиеся...».

Аты-баты, шли дебаты

Та чеченская война оставила после себя много мин-ловушек. Причем не только реальных, но и мин-ловушек правового характера. Через двадцать почти лет все парни, воевавшие на той войне, разделятся на две части. Одни будут получать награды, а от других их ведомства будут открещиваться и в памяти, и в такой мелочи, как положенная пенсия родителям погибшего. Словно погиб он, не выполняя свой воинский долг, а бомжуя в предгорьях Кавказа. Эта липкая паутина лжи настолько проникла в общество, что уже вроде и не стыдно судиться с родителями погибшего бойца...

Итак, командир 2-го взвода 9-й мотострелковой роты в/ч 3641 лейтенант Сергей Грабов погиб в Грозном 29 декабря 1999 года при выполнении боевого задания в результате пулевого сквозного ранения головы. ГУ МВД России по Ставропольскому краю отказало родителям погибшего в положенном им по закону повышении размера пенсии по случаю потери кормильца (на 32 процента).

Родители погибшего лейтенанта обратились в фонд «Право Матери». Он подал иск в суд, защищая интересы погибшего бойца. И 18 октября 2018 года в Ленинском районном суде выиграл это дело. Однако ответчик подал апелляционную жалобу. Фонд «Право Матери» также подал апелляционную жалобу по делу.

– Мы настаивали, – говорит юрист фонда «Право Матери» Надежда Кузина (она представляла интересы родителей), – что задолженность ответчик должен выплатить родителям погибшего не с 2017, а с 2016 года (суд первой инстанции допустил техническую ошибку во время изготовления решения).

Надо объяснить, что три последних года – это максимальный срок, который может учесть суд, определяя размер выплат.

И вот 26 февраля в Ставропольском краевом суде, где прошло апелляционное рассмотрение решения Ленинского районного суда Ставрополя, услышали позицию родителей и фонда «Право Матери»: в соответствии со статьей Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу», родители погибшего лейтенанта имеют право на повышение (на 32 процента) пенсии по случаю потери кормильца. Юрист фонда «Право Матери» также просила изменить в решении суда 2017 год на 2016-й в той части, где идет речь о задолженности ответчика. Представители ответчика в судебное заседание не явились...

Коллегия в составе судей Ольги Ситьковой, Олега Быстрова, Татьяны Тепловой вынесла определение, которым удовлетворила апелляционную жалобу фонда «Право Матери», а апелляционную жалобу ответчика оставила без удовлетворения. Решение, вынесенное в пользу родителей погибшего бойца, вступило в законную силу и должно быть исполнено. Ответчик должен выплатить родителям погибшего 70 тысяч рублей и далее выплачивать пенсию в повышенном размере.